home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

В королевских покоях господствовало ощущение безупречного порядка – во всем, от того, как были выровнены ковры тонкой работы на мраморном полу, до того, как были разложены бумаги на большом дубовом столе. Ничего общего с той тесной потайной комнаткой, набитой книгами и свитками, куда привели Ваэлина восемь месяцев назад. «Там он действительно работает, – понял юноша. – Но хочет, чтобы люди думали, будто он работает тут».

– Прошу садиться, братья.

Король указал на два кресла и сам сел за стол.

– Могу послать за угощением, если желаете подкрепиться.

– Мы сыты, ваше величество, – ровным тоном ответил аспект Арлин. Он остался стоять, вынудив Ваэлина последовать его примеру.

Взгляд короля на мгновение задержался на аспекте, потом он перевел его на Ваэлина, и его губы, скрытые бородой, раздвинулись в улыбке.

– Обрати внимание на тон, мой мальчик. Никакого почтения, но и без вызова. Тебе есть чему поучиться. Подозреваю, твой аспект на меня зол. За что, хотелось бы знать?

Ваэлин посмотрел на аспекта. Тот остался невозмутим и ничего не ответил.

– Ну же? – настаивал король. – Скажи, брат! Что могло вызвать гнев твоего аспекта?

– Я не могу говорить за своего аспекта, ваше величество. Это аспект говорит за меня.

Король фыркнул и хлопнул ладонью по столу.

– Слыхали, Арлин? Голос-то матушкин. Звонкий, как колокол. Вас это не пугает временами?

– Нет, ваше величество, – ответил аспект Арлин все тем же тоном.

– Ну да, – король покачал головой, коротко хмыкнул и потянулся за графином с вином, что стоял на столе. – Вас это, конечно, не пугает.

Он налил себе вина и откинулся на спинку кресла.

– Твой аспект, – сказал он Ваэлину, – зол оттого, что полагает, будто я направил Королевство на путь войны. Он полагает – небезосновательно, должен заметить, – что владыка фьефа Кумбраэль скорей с удовольствием предоставит мне отделить от плеч голову его сына-пьяницы, чем переступит границы своих владений. А это, в свою очередь, вынудит меня отправить в его фьеф королевскую стражу, чтобы выкурить его из норы. За сим воспоследуют битвы и кровопролития, будут гореть города и селения, и немало людей погибнет. Невзирая на свое призвание воина, чьим ремеслом является сеять смерть во всех ее обличиях, аспект полагает, что сие весьма прискорбно. Однако прямо мне он этого говорить не хочет. Он всегда такой.

Воцарилось молчание. Взгляды двух мужчин скрестились, а Ваэлин внезапно сделал открытие: «Они же ненавидят друг друга! Король и аспект Шестого ордена друг друга на дух не переносят».

– Скажи, брат, – продолжал король, обращаясь к Ваэлину, но не сводя глаз с аспекта, – как ты думаешь, что сделает владыка фьефа, услышав о том, что я арестовал его сына и приказал явиться в столицу?

– Я с ним не знаком, ваше величество…

– Он не особо сложная личность, Ваэлин. Ну, рассчитай. Смею предположить, тебе досталось достаточно ума от твоей матери.

Ваэлин обнаружил, что ему не нравится, как король то и дело поминает его мать, однако же заставил себя ответить:

– Он… разгневается. Он воспримет ваши действия как угрозу. Он насторожится, примется собирать войска и усилит охрану границ.

– Хорошо. Что он сделает еще?

– Похоже, у него только два выхода: либо повиноваться вашему приказу, либо проигнорировать его и готовиться к войне.

– Ошибаешься. Есть и третий: он может напасть первым. Пустив в ход все свои силы. Как ты думаешь, сделает ли он это?

– Сомневаюсь, что у Кумбраэля достаточно сил, чтобы противостоять королевской страже, ваше величество.

– Да, ты прав. Настоящей армии у Кумбраэля нет, всего несколько сотен стражников, преданных владыке фьефа. Зато там есть тысячи крестьян-лучников, к которым можно воззвать при нужде. Вот это силища грозная. Мне самому пару раз доводилось попадать под ливень стрел, я знаю, о чем говорю. Но ни конницы, ни тяжелой пехоты там нет. На самом деле у них нет шансов атаковать Азраэль или выстоять против королевской стражи в открытом бою. Владыка фьефа Кумбраэль звезд с неба не хватает, однако же он унаследовал достаточно мозгов от своего отца, чтобы не забывать о своей слабости.

Король снова улыбнулся, отвел взгляд от аспекта и успокаивающе махнул рукой.

– Да не тревожьтесь вы, Арлин! Через пару недель владыка фьефа пришлет гонца с подобающе униженными извинениями за то, что не сумел явиться лично, и правдоподобным, хотя и не особенно убедительным объяснением этих писем, вероятно, в сопровождении сундучка, набитого золотом. Мой благоразумный и миролюбивый сын убедит меня отменить приказ и отпустить пьянчужку на волю. После этого владыка фьефа уже вряд ли станет вручать пропуска фанатикам-отрицателям. А главное, отныне он будет помнить свое место в Королевстве.

– Следует ли понимать это так, что вы, ваше величество, уверены в том, что автор писем – именно владыка фьефа? – спросил аспект.

– Уверен? Нет. Но это представляется вероятным. Быть может, лорд и не такой фанатик, как те глупцы, с которыми брат Ваэлин покончил в Мартише, но его бог и для него – слабое место. Быть может, он тревожится из-за того, отведут ли ему местечко на Вечных равнинах – теперь, когда ему перевалило за пятьдесят. В любом случае, писал он эти письма или не писал, разница невелика: проблема в самом факте их существования. Раз уж они выплыли на свет, выбора у меня не было: следовало действовать. По крайней мере, так владыка фьефа будет чувствовать себя обязанным моему сыну, когда тот взойдет на трон.

Король быстро осушил свой бокал и встал из-за стола.

– Ну, довольно о политике. У меня к вам, братья, есть другое дело. Идемте.

Он поманил их за собой в небольшую соседнюю комнатку. Украшена она была не менее богато, однако вместо картин и гобеленов стены здесь были увешаны мечами, сотней или даже больше сверкающих клинков. Было там несколько азраэльских, но были и многие иные, каких Ваэлин никогда не видел. Большие двуручные мечи почти шести футов в длину. Кривые, как серп, сабли, чьи лезвия представляли собой почти полукруг. Длинные и тонкие, похожие на иглы рапиры, лишенные режущей кромки, с чашевидными гардами. Мечи с клинками из золота или серебра – при том, что металлы эти слишком мягкие и толку от такого оружия немного.

– Красиво, а? – заметил король. – Много лет собирал! Часть подарены, часть – военные трофеи, часть я купил просто потому, что на вид понравились. Время от времени я какой-нибудь из них отдаю, – он обернулся к Ваэлину и снова улыбнулся, – молодым людям, вроде тебя, брат.

Ваэлин вновь ощутил прилив тревоги, которая владела им при первой встрече с королем. Неприятное сознание того, что он – всего лишь деталь большого и непонятного механизма. Ощущение неправильности происходящего, которое Нерсус-Силь-Нин назвала «песнью крови», слабо зазвенело на грани сознания. «Если он вручит мне меч…»

– Я брат Шестого ордена, ваше величество, – сказал он, пытаясь подражать ровному тону аспекта. – Таким, как я, не подобает принимать почетные дары от короля.

– Как раз таким-то, как ты, это и подобает, Юный Ястреб, – ответил король. – Увы, мне обычно приходится вручать их недостойным. Тем приятнее будет сегодня вручить клинок достойному.

И король широким жестом указал на собрание мечей.

– Выбирай!

Ваэлин обернулся к аспекту, ожидая, что тот намекнет, как поступить.

Глаза аспекта Арлина слегка сузились, однако в остальном выражение его лица осталось прежним. Он помолчал, а когда заговорил, тон его был таким же, как и прежде – не почтительным и не вызывающим.

– Король оказывает тебе честь, брат. Тем самым он оказывает честь всему ордену. Прими ее.

– Но это же неправильно, аспект. Как может человек быть одновременно братом ордена и мечом Королевства?

– Такое уже случалось прежде. Много лет назад.

Аспект перевел глаза с короля на Ваэлина, и взгляд его слегка смягчился, но тон давал понять, что дальнейшим спорам места нет.

– Ты примешь предложенную королем честь, брат Ваэлин.

«Не хочу! – яростно подумал юноша. – Это же плата, плата за убийство! Этот хитроумный старик хочет еще теснее привязать меня к себе».

Но выхода он не видел. Так приказал аспект. Король оказывает ему честь. Меч надо было взять.

Ваэлин сдержал раздраженный вздох и принялся один за другим разглядывать клинки, висящие на стенах. Он полушутя подумал, не выбрать ли один из золотых – его, по крайней мере, можно потом продать, – но решил, что разумнее будет выбрать меч, который можно использовать по назначению. Азраэльский клинок брать не имело смысла – вряд ли он окажется лучше его собственного клинка из звездного серебра, – а более экзотические виды оружия казались ему слишком неудобными. Но наконец на глаза ему попался короткий меч с широким лезвием, с простой, без украшений, бронзовой гардой и деревянной рукоятью. Ваэлин снял его со стены, несколько раз взмахнул на пробу: баланс удобный, и вес подходящий. Лезвие было острое, сталь блестящая, без зазубрин.

– Воларский, – сказал король. – Не особенно красивый, зато надежное оружие, особенно полезное в ближнем бою, там, где как следует не размахнешься. Хороший выбор.

Он протянул руку, Ваэлин отдал ему меч.

– Обычно по такому поводу устраивают церемонию с кучей клятв и коленопреклонений, но, думаю, мы можем обойтись и без этого. Ваэлин Аль-Сорна, я нарекаю тебя мечом Королевства. Готов ли ты отдать свой меч на службу Объединенному Королевству?

– Готов, ваше величество.

– Тогда используй его во благо.

Король вручил ему меч.

– А теперь, раз ты меч Королевства, мне следует назначить тебе службу. Назначаю тебя командиром тридцать пятого пехотного полка. Поскольку аспект был столь любезен, что дозволил использовать Дом ордена для размещения моего полка, полагаю более чем уместным, чтобы полк остался в распоряжении ордена. Ты будешь обучать этих солдат и командовать ими на войне, когда придет время воевать.

Ваэлин взглянул на аспекта, ожидая хоть какой-то реакции, но лицо аспекта по-прежнему оставалось непроницаемым.

– Простите, ваше величество, но, если полк должен находиться в распоряжении ордена, то куда лучшим выбором стал бы брат Макрил…

– Это тот знаменитый охотник на отрицателей? Нет, вряд ли. Разве я могу вручить ему меч? А ведь лишь тот, кто вознесен короной, может командовать полком королевской стражи. Как ты думаешь, много ли времени потребуется, чтобы подготовить их как следует?

– Мы понесли тяжелые потери в Мартише, ваше величество. Люди устали и много недель не получали жалованья.

– В самом деле? – И король, вскинув брови, посмотрел на аспекта.

– Орден возьмет расходы на себя, – сказал аспект. – Это будет только справедливо, раз уж мы будем командовать этим полком.

– Весьма великодушно с вашей стороны, Арлин. Что касается потерь, можете забирать всех, кого найдете в темницах, плюс тех, кого сумеете набрать на улицах. Смею предположить, что немало юнцов будут готовы служить в полку, которым командует прославленный брат Ваэлин!

Он грустно хмыкнул.

– Война всегда приключение – для тех, кто никогда ее не видел.


* * * | Песнь крови | Глава четвертая