home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


И мамаша Смит лично

Мамаша Смит, сварливая старуха, оторвалась от бифштекса, который жарила для одного ковбоя. Женщина она была большая, с очень красным лицом, и башмаки ей были чересчур малы. Большой она себя считала во всех остальных местах, только ног ей еще не хватало, вот она и совала их в чересчур маленькие башмаки. Отчего она почти все время, что проводила на ногах, серьезно мучилась, а от этого крайне портится характер.

Одежда у нее вся пропотела насквозь и липла к телу, когда она двигалась вокруг большой дровяной печи, на которой готовила в тот и без того жаркий вечер.

Камерон считал в уме выстрелы.

1…

2…

3…

4…

5…

6…

Камерон хотел сосчитать и седьмой, но потом была только тишина. Стрельба прекратилась.

Мамаша Смит сердито возилась со стейком на печке. Судя по виду – последним, который ей в тот вечер предстояло готовить, и она была очень этому рада. На сегодня и без того хватило.

– Спорить готов, они там кого-то убивают, – сказал ковбой, которому готовили стейк – Я все жду, когда убийства досюда докатятся. Дело времени. Вот и все. Мне-то все равно, кто кого убивает, если только убивают не меня.

– Ты тут не убьешься, – сказал старый горняк. – Об этом Джек Уильямс позаботится.

Мамаша Смит сняла бифштекс, положила его на большую белую тарелку и принесла ковбою, которому не хотелось убиваться.

– Каково? – спросила она.

– Огоньку под него пожалела, – ответил ковбой.

– В следующий раз, как приедешь, я тебе сделаю большую тарелку пепла, – сказала она. – И сверху посыплю коровьей щетиной, черт бы тебя драл.


Кафе мамаши Смит | Чудище Хоклайнов | Последняя любовь Пиллза