home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Урок верховой езды

Они с ружьями притаились на ананасовом поле и смотрели, как человек учит сына ездить на лошади. Лето 1902 года, Гавайи.

Молчали долго. Припав к земле, просто наблюдали за мужчиной, мальчиком и лошадью. И то, что они видели, их не радовало.

– Я не могу, – сказал Грир.

– Та еще подлянка, – сказал Камерон.

– Я не могу застрелить человека, когда он учит своего пацаненка ездить на лошади, – сказал Грир. – Я не из такого теста.

На ананасовом поле Грир с Камероном чувствовали себя не в своей тарелке. На Гавайях они выглядели неуместно. Оба в ковбойской одежде – такой место лишь в Восточном Орегоне.

У Грира с собой было любимое ружье – «краг» 30:40, а у Камерона – «винчестер» 25:35. Грир всегда норовил подначить Камерона по части ружья. Он обычно говорил:

– Зачем тебе пухалка по кроликам, если можно достать настоящее ружье, как вот этот «краг»?

Оба напряженно следили за уроком верховой езды.

– Вон поскакали наши тысяча долларов на нос, – сказал Камерон. – Стало быть, сплавали на чертовой лоханке к черту на рога ни за что ни про что. Я думал, блевать буду вечно, а теперь все заново начинай, а в карманах – одна мелочь.

Грир кивнул.

Путешествие из Сан-Франциско на Гавайи было самой кошмарной передрягой, в какой приходилось бывать Гриру с Камероном, – ужаснее, чем тот раз, когда они в Айдахо десять раз стреляли в помощника шерифа, а тот все не умирал, и Грир наконец сказал ему:

– Умри, пожалуйста, потому что нам не хочется больше в тебя стрелять.

И помощник шерифа ответил:

– Ладно, умру, только больше в меня не стреляйте.

– Мы больше не будем в тебя стрелять, – сказал Камерон.

– Ладно, я умер. – И умер.

Мужчина, мальчик и лошадь ходили по двору перед большим белым домом в тени кокосовых пальм. Будто перед сияющим островом в ананасовых полях. В доме кто-то играл на пианино. Музыка лениво плыла сквозь теплый день.

Потом на парадное крыльцо вышла женщина. Она вела себя, как жена и мать. На ней было длинное белое платье с высоким крахмальным воротником.

– Обед готов! – крикнула она. – Идите есть, ковбои!

– Черт возьми! – сказал Камерон. – Уже ускакали как черт знает что. Тысяча долларов. По всем статьям он должен быть мертв и наполовину уложен в парадной гостиной, а он вместо этого сам идет в дом обедать.

– Двинули-ка с этих чертовых Гавайев, – сказал Грир.


Ричард Бротиган Чудище Хоклайнов | Чудище Хоклайнов | Назад в Сан-Франциско