home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Еще раз Гавайи

– Он преподавал химию в Гарварде, а кроме того, держал огромную лабораторию и дома, где проводил свои личные эксперименты, – сказала мисс Хоклайн. – Все шло прекрасно, пока однажды днем один из его экспериментов не вырвался из лаборатории и не съел на заднем дворе нашу собачку. А у соседей в саду как раз шел свадебный банкет. И вот тогда отец решил переехать в какой-нибудь уединенный край, где можно работать подальше от чужих глаз… Он нашел вот это место и возвел здесь дом лет пять назад, а в подвале устроил большую лабораторию, где работал над новым экспериментом под названием «Химикалии». Все шло прекрасно, пока…

– Прошу прощения, – сказал Грир. – А что там с экспериментом, который съел вашу собачку?

– Я к этому подхожу, – ответила мисс Хоклайн.

– Извините, – сказал Грир. – Мне просто вдруг стало любопытно. Продолжайте. Послушаем, что же случилось, только мне кажется, я знаю, что случилось. Поправьте меня, если я ошибаюсь: один из экспериментов съел вашего отца.

– Нет, – ответила мисс Хоклайн. – Эксперимент не вполне съел нашего отца.

– А что он сделал? – спросил Грин.

Камерон очень внимательно все это слушал.

– Мы снова сворачиваем не на ту тропу, – сказала другая мисс Хоклайн. – Я не знаю, что происходит. Все очень легко объяснить, но все вдруг так сложно. То есть я поверить не могу, как странно обернулся наш разговор.

– Дичь какая-то, верно? – сказал Грир. – Мы как бы не можем сказать то, что хотим.

– Я просто забыла, о чем мы говорили, – сказала мисс Хоклайн. И повернулась к сестре. – Ты помнишь, о чем мы говорили?

– Нет, не помню, – ответила другая мисс Хоклайн. – О Гавайях?

– Мы говорили о Гавайях чуточку раньше, – сказал Грир. – А потом мы говорили о чем-то другом. Только вот о чем?

– Может, и о Гавайях, – сказал Камерон. – Мы говорили о Гавайях. А не стало ли здесь капельку прохладнее?

– Действительно холоднее, верно? – сказала мисс Хоклайн.

– Да, явно холоднее, – сказала другая мисс Хоклайн. – Я подложу в печь угля.

Она встала и подошла к печи. Отодвинула на плите конфорку и обнаружила, что печь набита углем, потому что она сама подложила его туда сразу перед тем, как сесть рядом с сестрой, чтобы поговорить с Гриром и Камероном про чудище.

– Стало быть, мы говорили о Гавайях, верно? – сказала другая мисс Хоклайн.

– Верно, – сказал Грир.

– Отвратительное место, – сказал Камерон.

– Сдается мне, нам лучше перейти в другую комнату, – сказала мисс Хоклайн. – Этот огонь недостаточно теплый.

Они покинули кухню и перешли в одну из парадных гостиных. Идя туда по длинному коридору, они ничего не говорили.

Едва ступив на порог гостиной, Грир обернулся к мисс Хоклайн и чуть не закричал:

– Мы говорили об этом блядском чудище, а не о Гавайях!

– Верно, – едва не завопила та в ответ, и они остановились на минуту, глядя друг на друга, а затем мисс Хоклайн сказала: – В кухне с мозгами у нас что-то случилось.

– Мне кажется, вам лучше выложить все про это чудище сию же минуту, – сказал Камерон.

Он помрачнел. Ему не нравилось, когда кто-нибудь еб ему мозг, включая чудищ.


Чудище Хоклайнов | Чудище Хоклайнов | «Химикалии»