home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вопросы у самого заката

Дом уже отбрасывал на иней длинные тени, а солнце приближалось к отбытию с Мертвых Холмов, Восточного Орегона и всей остальной Западной Америки; Грир тем временем задавал женщинам Хоклайн найраспоследнейшие вопросы.

– И вы никогда не видели чудище? – спрашивал Грир у мисс Хоклайн.

– Нет, мы только слышали, как оно вопит в пещерах и колотит хвостом в дверь, которая не пускает пещеры в лабораторию. Оно очень сильное, и дверь трясется. Но и дверь толстая. Железо.

– Но вы его никогда не видели?

– Нет, не видели.

– И дверь стоит запертая с тех пор, как исчез ваш отец?

– Да, – сказала мисс Хоклайн.

Свет жемчужин у горл сестер Хоклайн чуть накалился – чуть ли не до сверкания алмазов.

Грир заметил какое-то движение во тьме женских волос. Как будто волосы шевельнулись, но они не шевелились. Что-то изменилось в волосах. Грир на секунду задумался. А затем понял: с места сдвинулся сам их цвет.

– А иногда вы слышите крики?

– Да, их слышно по всему дому, и грохот в железную дверь тоже, – сказала мисс Хоклайн.

– Как часто?

– Примерно каждый день, – сказала мисс Хоклайн.

– Мы ничего не слышали, – сказал Грир.

– Иногда бывает и так, – сказала другая мисс Хоклайн. – К чему все эти вопросы? Мы уже рассказали всё, что знаем, а теперь всё рассказываем заново.

– Ну да, – сказал Камерон. – Я уже хочу убрать это клятое чудище с дороги.

– Ладно, – согласился Грир. – Давай его убьем.

А сам ненароком и мимоходом скользнул взглядом по ожерельям на шеях сестер Хоклайн.

Ожерелья пялились на него в ответ.


Возвращение к чудищу | Чудище Хоклайнов | Что считается