home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Что считается

Но солнце уже заходило, ранние сумерки подменили себя в пейзаже, и хотя все были готовы идти убивать чудище, все к тому же очень проголодались, и вскоре голод их оборол, и убийство чудища было отложено до после ужина, который женщины Хоклайн удалились готовить в кухню, а Грир с Камероном остались в гостиной.

Когда сестры Хоклайн вышли, странный свет остался на жемчужинах, а подвижный темный цвет – в волосах, и сестры, сами того не ведая, перенесли их в кухню, что Грира только устраивало, потому что ему хотелось поговорить о них с Камероном.

Грир начал было рассказывать, что видел, но Камерон его перебил:

– Я знаю. Я за ними наблюдал. Я их видел в холле у тела дворецкого, когда оно переменилось в карлика. Они были на лопате, когда ты копал могилу, и еще я их видел, когда одевался после того, как поебался с одной из женщин Хоклайн.

– А ты видел их в люстре над бильярдным столом? – спросил Грир.

– Еще бы. Лучше б ты не перся туда их разглядывать. Я не хочу, чтобы они занервничали, зная, что мы про них знаем.

– А сейчас в комнате ты их видел? – спросил Грир.

– Конечно. В огне. Ты думаешь, я почему там стоял? Задницу себе погреть? Мне хотелось рассмотреть их поближе. Теперь они ушли с женщинами Хоклайн, поэтому – что скажешь? Я вот знаю, что скажу. Я скажу так: нам не стоит спускаться в ледовые пещеры искать это блядское чудище. Я думаю, нам надо спуститься только в подвал к этим блядским химикатам, с которыми работал их чокнутый папаша.

Грир улыбнулся Камерону.

– Иногда ты меня удивляешь, – сказал он. – Я не знал, что ты умеешь подмечать.

– Я считаю много такого, что не стоит считать, – ответил Камерон. – Все потому, что я так устроен. Но еще я считаю все, что считать стоит.


Вопросы у самого заката | Чудище Хоклайнов | Но сначала ужин, потом чудище Хоклайнов