home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пикник в начале двадцатого века

Они долго стояли и смотрели, как горит дом. Языки пламени с ревом взметались ввысь. Такие яркие, что у всех были тени.

Профессор уже вернулся в свое обычное расположение духа и нежно обхватил руками дочерей, пока все они смотрели, как дом исчезает.

– Ну вы там и намешали дряни, профессор, – сказал Камерон.

– Больше ни в жисть, – только и ответил тот.

Ему представили Грира с Камероном, и те ему понравились, и он был очень им благодарен за то, что его спасли от заклятия «Химикалий», которые также можно было назвать Чудищем Хоклайнов.

В конце концов все просто уселись на землю и всю ночь смотрели, как догорает дом. От этого им было тепло. Сестры Хоклайн сменили нежные объятия отца на объятия Грира с Камероном. Профессор сидел один и созерцал плоды долгих лет экспериментов, а также итог, к которому они привели.

Время от времени он качал головой, но помимо прочего был рад, что он больше не слоновья стойка для зонтиков. То было худшее переживание в его жизни.

Дворецкий тоже сидел, по-прежнему ошеломленный, счищая с одежды землю. В волосах у него застрял обломок чемодана.

Так они и сидели – будто на пикнике, только пикником, разумеется, был пожар дома, смерть Чудища Хоклайнов и конец научной мечты. Двадцатый век едва начался.


Лазарь взбодрившийся | Чудище Хоклайнов | Алмазы Хоклайнов