home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Алмазы Хоклайнов

К свету утреннего солнца дом догорел, и на его месте стало небольшое озеро, в котором плавали сгоревшие вещи. Все встали с земли и подошли к берегам нового озера.

Хоклайны смотрели на останки прежней жизни, тут и там качавшиеся на волнах. Профессор Хоклайн увидел кусок зонтика и содрогнулся.

Одна из женщин Хоклайн заметила, что обеспокоило отца, подошла ближе и взяла его за руку.

– Смотри, Сьюзен, – сказала она сестре и показала на плавающую фотографию.

Грир с Камероном переглянулись.

Сьюзен!

– Да, Джейн, – был ответ.

Джейн!

У женщин Хоклайн оказались имена, и еще одна проказа дьявольски изобретательного чудища рассеялась.

Часть дома еще тлела на самом краю озера. Выглядела она очень странно. Словно что-то из Иеронима Босха, если бы он увлекался западными пейзажами.

– Мне любопытно, – сказал Камерон. – Я нырну в подвал и посмотрю, не осталось ли чего-нибудь от этого ебаного чудища.

Он снял всю одежду за исключением трусов и нырнул в то, что еще несколько часов назад было домом. Плавал Камерон очень хорошо и потому легко вплыл в подвал и принялся искать Чудище. Он помнил, где оно пряталось перед тем, как он вылил виски в «Химикалии».

Он подплыл к тому месту и нашел на полу горсть голубых алмазов. Чудища нигде не было видно. Алмазы были очень красивые. Камерон собрал их все в горсть и выплыл наверх из лаборатории на берег озера, который раньше был парадным крыльцом.

– Смотрите, – сказал он, выбираясь на откос.

Все собрались вокруг и восхитились алмазами. Камерон держал их так, чтобы они отбрасывали тень. Тень алмазов тоже была очень красивая.

– Мы разбогатели, – сказал Камерон.

– Мы и так не бедные, – сказал профессор Хоклайн.

Семейство Хоклайнов действительно и без того было очень богатым.

– А-а, – сказал Камерон.

– Ты хочешь сказать, что ты богатый, – сказала Сьюзен Хоклайн, но от сестры Джейн ее по-прежнему было не отличить. Поэтому вообще-то заклятье Чудища Хоклайнов, укравшее у них имена, никакого смысла не имело.

– А что с Чудищем? – спросил профессор Хоклайн.

– Ничего, оно уничтожено. Я вылил стакан виски в «Химикалии», это его и прикончило.

– Да, и сожгло мой дом, – ответил профессор Хоклайн, вдруг вспомнив, что у него больше нет дома.

Дом ему нравился. Там была лучшая в его жизни лаборатория, а ледовые пещеры он считал неплохим сюжетом для светских разговоров.

В голосе его слышалась некая горечь.

– Вам бы снова хотелось побыть стойкой для зонтиков? – уточнил Грир, одной рукой обхватив женщину Хоклайн за талию.

– Нет, – ответил профессор.

– Что мы теперь будем делать? – спросила Сьюзен Хоклайн, окидывая взглядом озеро, которое прежде было их домом.

Камерон подсчитал алмазы у себя на ладони. Их было 35 штук – все, что осталось от чудища Хоклайнов.

– Что-нибудь придумаем, – ответил он.


Пикник в начале двадцатого века | Чудище Хоклайнов | Озеро Хоклайн