home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцатая

Держа Рут в руках, Кейтлин летела высоко в небе рядом с Эйденом.

Посмотрев вниз, она заметила, как начал меняться пейзаж: сначала они летели над морем, и Кейтлин наблюдала за разбивающимися волнами, удивительными скалами и песчаными пляжами; потом они повернули вглубь континента, наблюдая за зелёными холмами и густыми лесами. Кейтлин никогда не была в этой части Франции. Сейчас страна казалась ей бескрайней.

В дороге Кейтлин размышляла. С одной стороны, ей безумно нравилась компания Эйдена – человека, которого она знала и которому доверяла. Кейтлин знала, что Эйден никогда не бросит её в беде. Она с нетерпением ждала этого путешествия, готовясь заново начать курс тренировок и сконцентрироваться на своей миссии. Кейтлин не теряла надежду, что там, куда они сейчас летят, она вновь встретит Полли. От этой мысли на душе становилось теплее. Кейтлин гадала, окажется ли там Блейк, и от этих размышлений у неё внутри всё холодело. Она не была уверена, что хотела его сейчас видеть.

Сердце Кейтлин было в очередной раз разбито, потому что ей пришлось покинуть Калеба. Она представляла, как он вернётся домой в пустой замок и обнаружит, что она уехала. Она никогда не обещала ему, что останется навсегда, но было видно, что он продолжал на это надеяться. Теперь Калеб не знал, где её искать. Неужели, они больше никогда не увидятся?

Значит ли это, что Кейтлин добровольно отказалась от идеальной жизни? Если бы она согласилась подождать ещё несколько дней, всё бы наладилось, и она могла бы зажить спокойной и счастливой жизнью с Калебом. Не было ли её решение улететь слишком поспешным?

Кейтлин не могла избавиться от мысли, что её вновь закружил хоровод событий, словно приливная волна, относящая её всё дальше и дальше в море. Эти события заставляли Кейтлин возобновить поиски, искать подсказки и отправиться в другой город, чтобы найти очередной ключ. Кейтлин надеялась, что здесь и сейчас её поиски прекратятся, и она, наконец, найдёт отца и Щит. Тогда она сможет найти себе новый дом, и, возможно, Калеб вновь к ней вернётся. Интересно, понравился бы её отцу Калеб? Кейтлин часто задумывалась над этим вопросом.

Она посмотрела вниз и увидела, как густые леса превратились в открытые поля, а те – в ухоженные дороги. Облака развеялись, и вдали Кейтлин заметила самый величественный дворец, который когда-либо видела в жизни.

Это был даже не один, а несколько дворцов – огромных мраморных зданий, раскинувшихся на большой территории и разделённых друг от друга ухоженными садами. Посреди архитектурного ансамбля располагался большой фонтан. Подлетев к нему и кружа над садом, Кейтлин удивлялась великолепию этого рукотворного творения. Этот дворец был достоин короля.

Следуя за Эйденом и понемногу снижаясь, Кейтлин вдруг поняла, что именно здесь жил его клан. Она была шокирована своей догадкой. Поллепел был великолепным островом, в общем-то, как и остров в Венеции, но этот дворец затмевал их всех своей красотой. Глядя на здания, Кейтлин казалось, что она их уже где-то видела, но не могла припомнить, где именно.

«Что это за место?» – крикнула она, снижаясь.

Они приземлились на дороге у кромки леса.

Эйден развернулся и посмотрел на Кейтлин.

«Версаль, – сказал он, – твой новый дом. По крайней мере, на время тренировок».

Нарядно одетый слуга спрыгнул с лошади, сделал несколько шагов в их сторону и поклонился.

«Тебя представят ко двору», – добавил Эйден.

После этих слов слуга заторопился к Кейтлин и открыл перед ней позолоченную дверь кареты.

Она была слегка сбита с толку: «А как же вы? Вы разве не поедите со мной?»

«У меня есть неотложные дела. Тебя проводят в твою комнату. Когда ты будешь готова, мы встретимся с тобой на тренировке».

После этих слов Эйден сделал несколько шагов и взмыл в небо.

Кейтлин обернулась и посмотрела на слугу, который продолжал придерживать дверь кареты.

«Спасибо, – сказала она, слегка смутившись, что заставила его ждать. – Вам не нужно открывать передо мной двери, я же не принцесса».

Слуга улыбнулся, Кейтлин села в карету, и он закрыл за ней дверь.

Внутри было уютно и не очень просторно. Удобно расположившись на бархатных подушках, Кейтлин взяла Рут на руки и посмотрела в окно. Слуга вскочил на место кучера, хлыстнул лошадей, и они неторопливо поскакали, везя Кейтлин по красивой дорожке, ведущей к дворцу. Они с Рут прильнули к окну. Кейтлин обратила внимание на идеально стриженые газоны, безграничные английские парки всех форм и размеров, огромные фонтаны в центре и аккуратно подстриженные кусты. Дорога была совершенно ровной, что тоже немало удивило Кейтлин. Она поражалась её чистоте и белизне. Казалось, карета летела по воздуху.

Подъехав к главному входу, Кейтлин увидела, что из дворца вышло несколько человек, чтобы её поприветствовать. Это её смутило. На мраморных ступенях, ведущих к дверям, стояли слуги, а вокруг было много других людей, которые пришли, чтобы взглянуть на Кейтлин. Все с нетерпением ждали, когда же к лестнице подъедет карета.

Когда лошади остановились, к дверям подошёл слуга и открыл перед Кейтлин дверь. Она медленно вышла.

Глядя на столпившихся людей, одетых в изысканные платья и причудливые шляпы, Кейтлин вдруг задумалась о собственном наряде. Быстро оглядев себя, она с ужасом поняла, что до сих пор была одета в то простое платье, которое дали ей монахини.

Кейтлин пошла вверх по лестнице. Дойдя до конца, ей показалось, что за это время она преодолела как минимум сотню мраморных ступеней. Люди не сводили с неё глаз. Кейтлин же думала о том, кому предстоит её представлять и знакомить с дворцом теперь, когда Эйден её так внезапно покинул. Кейтлин оглядела лица, надеясь найти среди них хотя бы одно знакомое, а также втайне надеясь, что среди этих людей была и Полли.

Лица были незнакомыми. Кейтлин почувствовала себя здесь вдруг совершенно чужой.

Услышав смешки, она обернулась и увидела группу разодетых в пух и прах девушек, внимательно осматривающих её с головы до пят и весело посмеивающихся и перешёптывающихся. Кейтлин почувствовала, что краснеет. Эти девушки явно над ней насмехались.

Она вновь почувствовала себя не в своей тарелке и попыталась быстрее пройти. Люди в толпе были такие чопорные, чванливые и непримиримые, что Кейтлин начала задумываться о том, чтобы развернуться и уйти. Вдруг толпа расступилась.

Перед собой Кейтлин увидела самую красивую девушку на земле. Она была одета в длинное, шёлковое платье с высоким воротом, которое выгодно подчёркивало точённость её фигуры. Кожа девушки была смуглой и сразу выделялась на фоне бледных лиц толпы. Кейтлин решила, что девушка была родом из Африки, и ей было на вид не больше 18. У неё были большие зелёные глаза и длинные ресницы. Держала она себя прямо, по-королевски. Кейтлин подумала, что перед ней стоит принцесса.

Девушка неодобрительно посмотрела на группу перешёптывающихся хохотушек.

«Замолчите уже! – резко проговорила она. – Разве так мы встречаем гостей?»

Хохот прекратился.

Девушка прошла навстречу Кейтлин и сделала реверанс.

Кейтлин тоже присела в поклоне, изо всех сил стараясь выглядеть достойно. Она была очень благодарна этой незнакомке, кем бы она ни была.

«Очень рада с тобой познакомиться, Кейтлин, – сказала та. – Эйден мне много о тебе рассказывал. Меня зовут Лили».

Кейтлин пожала протянутую руку. «Спасибо», – ответила она.

«Я попросила у Эйдена разрешения показать тебе дворец и владения. Ты ведь не против моей компании?»

«Буду очень рада», – ответила Кейтлин и облегчённо вздохнула, ведь теперь у неё появилась возможность убежать от этой толпы.

Подойдя на шаг ближе, Кейтлин взяла Лили под руку, и они начали вместе спускаться по ступеням. Рут бежала рядом.

«Не обращай на них внимания, – прошептала Лили, пока они шли сквозь расступающуюся толпу. – Они слишком молоды, и им совершенно нечем себя занять».

Сама того не желая, Кейтлин улыбнулась. Лили ей сразу понравилась, и Кейтлин знала, что они станут хорошими друзьями.

«Кейтлин!» – послышался взволнованный голос, который Кейтлин тут же узнала.

Она обернулась и увидела, как к ней навстречу бежит Полли – взволнованная и одетая в нарядное придворное платье.

Подбежав, Полли крепко обняла подругу, когда Кейтлин ещё даже не успела собраться с мыслями.

Рут взволнованно заскулила и продолжала повизгивать до тех пор, пока Полли не наклонилась и не обняла её тоже.

«Боже мой! Я не верю своим глазам! – затараторила она. – Ты мне вчера снилась. Это было так странно. Я знаю, что мы не знакомы, по крайней мере, официально, но во сне я всё вспомнила: Поллепел, Венецию, всё-всё. Это вправду была ты? Я просто не могу в это поверить!»

Кейтлин радостно улыбалась, глядя на подругу. Она был счастлива снова видеть Полли и ещё более счастлива от того, что та её вспомнила.

«Да, это была я. Это я, твоя лучшая подруга Кейтлин. Я так рада тебя здесь видеть».

Полли снова её обняла. Судя по тому, как на них все смотрели, своим бурным выражением радости Полли нарушала все мыслимые и немыслимые нормы местного этикета.

«Боже мой, это просто невероятно! – снова сказала Полли. – Нам нужно так много наверстать. Давай я тебе всё здесь покажу, – добавила она, схватив подругу под руку и пытаясь увести прочь».

Кейтлин остановилась и посмотрела на Лили. Та выглядела расстроенной.

«Это как раз собиралась сделать Лили, – объяснила Кейтлин. – Я была бы рада, если бы ты пошла с нами».

«О, боже мой, ну конечно! – ответила Полли. – Лили – просто чудо!»

С этими словами Полли взяла под руки их обеих и буквально потащила прочь от толпы зевак.

Они подошли к огромному мраморному входу во дворец. Это был самый величественный дворец, который Кейтлин когда-либо приходилось видеть в жизни. И это было так не только из-за размеров и масштабов дворцового комплекса, но и из-за того, сколько времени и сил вкладывалось в то, чтобы поддерживать эту красоту. Во всех вазах стояли свежесрезанные цветы, полы были устланы великолепными коврами, стены украшены удивительными гобеленами и картинами, а на полу стояли уникальные китайские вазы.

Как будто этого было недостаточно, с потолка спускались огромных размеров хрустальные люстры, свет от которых отражался в десятках элегантных зеркал. Солнечный свет проходил в комнаты через большие окна, превосходящие по размеру все, которые Кейтлин когда-либо приходилось видеть раньше. Они осмотрели всего лишь один коридор, а ноги Кейтлин уже заныли от усталости. Этой удивительной экскурсии не было конца.

Полли болтала всю дорогу, не переставая. Кейтлин никогда не видела её такой взволнованной. Она говорила и говорила, едва успевая перевести дыхание и рассказывая Кейтлин о дворце, окружающих его садах и парках, об Эйдене, их тренировках, королевской знати, местных сплетнях, Марии-Антуанетте и больше всего о своей новой любви. Имени этого парня она не называла, а лишь намекнула, что он был певцом.

«Ты должна с ним познакомиться, – сказала Полли, взволнованно схватив Кейтлин за руку. – Боже, он просто прекрасен. Сначала он может показаться грубым, но это он не со зла. Просто так он ведёт себя перед выступлениями, ему так легче подготовиться, ну, ты понимаешь, о чём я говорю. Я постоянно о нём думаю. Он мне очень нравится!»

Кейтлин посмотрела на Полли, ловя себя на мысли, что никогда не видела её такой влюблённой. Кейтлин была за неё очень рада, хотя то, как Полли говорила об этом парне, Кейтлин слегка настораживало. Он может показаться грубым? Никто не должен вести себя грубо по отношению к Полли. Кейтлин решила, что ей нужно обязательно познакомиться с этим парнем и убедиться, что он подходил для её лучшей подруги, особенно учитывая тот факт, что Полли была в него по уши влюблена.

«Я очень за тебя рада, – сказала Кейтлин. – Но будь осторожна, не торопись с выводами. Ты заслуживаешь самого лучшего к себе отношения».

«Он относится ко мне очень хорошо», – ответила Полли, будто защищаясь.

Её тон испугал Кейтлин. За всё время их знакомства Полли никогда не отвечала ей грубо или резко. Кейтлин чувствовала в ней какую-то перемену. Этот парень, певец, странно на неё влиял. Обеспокоенность Кейтлин возрастала.

«Я просто говорю, – тихо ответила Кейтлин, оправдываясь, – что ты заслуживаешь лучшего».

Эти слова слегка смягчили Полли. Она посмотрела на часы. «О, боже мой! – воскликнула она. – Я опаздываю. Он даёт концерт в дальнем зале дворца. Мне нужно идти!»

С этими словами Полли неожиданно побежала прочь от них по коридору.

Кейтлин остановилась, совершенно сбитая с толку. Ей не верилось, что Полли могла вот так её бросить, едва проведя с ней несколько минут. Было очевидно, что этот парень полностью завладел её сознанием. Кейтлин это совсем не нравилось.

«Она всегда такая?» – спросила она Лили.

Лили отрицательно покачала головой: «Нет, лишь с тех пор, как познакомилась с этим парнем. Как по мне, так он настоящий идиот. Он мне не нравится».

Кейтлин была согласна с Лили. Полли буквально околдовали, и этот парень был ей не пара. Кейтлин вспомнила времена, когда её подруги встречались с неподходящими парнями, но были слишком в них влюблены, чтобы разглядеть правду. Тогда Кейтлин с болью в сердце наблюдала за их отношениями, не в силах как-то повлиять на ситуацию. Когда бы она ни пыталась говорить с подругами или делиться советом, они отказывались её слушать, и от этого страдала их дружба.

«Я совсем не узнаю Полли», – сказала Кейтлин.

«Я тоже», – ответила Лили.

Кейтлин вздохнула, а Лили взяла её под руку, и они продолжили осматривать дворец. Рут бежала рядом.

Кейтлин скучала по Полли, но при этом ей нравилось гулять с Лили в тишине. Иногда Полли была слишком шумной и громкой, а рядом с Лили Кейтлин было очень спокойно.

«Значит, вы с Полли уже давно знакомы?» – спросила Лили.

«Уже несколько веков», – ответила Кейтлин и вдруг подумала, что для человека её ответ звучал слегка необычно. Кейтлин решила, что Лили примет её за сумасшедшую.

Но Лили лишь понимающе кивнула.

«Не беспокойся, – сказала она, – я знаю всё о таких, как ты. Я всю жизнь живу в окружении вампиров. Меня уже ничто не удивляет».

«Значит, ты прожила в этом дворце всю жизнь?» – спросила Кейтлин.

Лили кивнула. «Я принадлежу к королевской семье. Мария – моя троюродная сестра. Меня удочерили, если тебе это интересно. Иначе как у этих людей могла родиться чернокожая девочка вроде меня, – сказала Лили и громко рассмеялась. – Мои настоящие родители родом из Кении, но они умерли, когда я была ещё младенцем. Меня удочерила королевская семья во время визита в Африку. И так я оказалась здесь. Разве не странно?»

«Нет, я не нахожу в этом ничего странного, – серьёзно ответила Кейтлин. – Мне кажется, что ты единственная здесь, кто ведёт себя подобающе королеве».

Кейтлин увидела, как Лили поменялась в лице. На нём отразилась искренняя признательность. Кейтлин поймала себя на мысли, что теперь у неё есть новая лучшая подруга на всю жизнь.

«Это самые приятные слова, которые мне когда-либо говорили, – сказала Лили. – Здесь все только и занимаются тем, что сплетничают друг у друга за спиной. Ты совсем не такая».

Выйдя через заднюю дверь, они спустились по мраморным ступеням и вышли в дворцовый парк.

«Не отставай, подруга, – добавила Лили. – Нам нужно с тобой пройти не один километр, чтобы осмотреть весь дворец».

Они гуляли уже очень давно, осматривая сад за садом, парк за парком. Лили показывала Кейтлин различные здания. Когда они обошли большой пруд, Лили указала на дворец, который являлся личной резиденцией королевы Марии-Антуанетты.

«Она весёлая, – сказала Лили, – и любит закатывать праздники. С ней не соскучишься. Проблемы создают люди из её окружения. Мария – тоже вампир, как и ты. Здесь это важно: все делятся на вампиров и людей. Все люди здесь хотят быть вампирами, но их никто не обращает. В какой-то степени можно сказать, что мы живём в гармонии: вампиры защищают нас, а мы разрешаем им здесь жить. Мы охраняем дворец днём, а они – ночью. Пока это у нас неплохо получается, но в последние годы были и некоторые неприятные случаи».

«О чём ты говоришь?» – спросила Кейтлин.

«Я говорю о том, когда человек влюбляется в вампира или наоборот, когда вампир уже почти соглашается на обращение кого-то из людей. Эйден это категорически запрещает. Если кто-то ослушается, то его тут же выгоняют. Из-за подобных инцидентов обстановка может накаляться. Мы можем дружить с вампирами, но нам запрещено пересекать черту. Я не вижу в этом ничего сложного. Тем более, все парни, которые мне нравятся, люди. Не могу сказать того же о большинстве моих подруг-людей. Некоторые так цепляются за вампиров, что просто не оторвать, если ты понимаешь, о чём я».

Кейтлин задумалась. Она вспомнила свои чувства, когда была человеком, и поняла, что должны испытывать эти бедные девушки.

«Вампиры только и занимаются, что тренировками, проводя дни напролёт на поле. Кажется, что каждый день они находят новое оружие, с которым нужно отработать удар, или новый приём, который нужно отточить. За ними интересно наблюдать. Обычно мы собираемся и смотрим, как вы, ребята, сражаетесь друг с другом. Я думаю, это самое большое развлечение в этом дворце».

Спустившись вниз по заросшим травой ступеням, они пересекли двор и подошли к отделанному мрамором зданию, стоящему поодаль от всех остальных.

«Здесь вы живёте, – сказала Лили. – Я думаю, ты видела условия и похуже».

Кейтлин была очарована видом здания. Оно выглядело, как дворец в миниатюре. Кейтлин не могла поверить, что тоже сможет здесь жить. На поле рядом с дворцом она увидела десятки вампиров, сражающихся друг с другом на деревянных мечах, оглашая воздух глухими ударами игрушечного оружия.

Кейтлин вдруг охватил приступ паники, когда она подумала, что среди этих вампиров может быть Блейк. Она уже было собралась спросить о нём Лили, но потом передумала, боясь услышать ответ. Встреча с Блейком – это последнее, что ей хотелось сейчас пережить. Сердце её до сих пор болело по Калебу, и она не переставала спрашивать себя, не ошиблась ли, когда решила его оставить и уехать.

Лили остановилась перед дверью и посмотрела на Кейтлин. «Дальше ты пойдёшь одна», – сказала девушка.

Кейтлин обняла подругу. «Спасибо тебе, – сказала она, – за всё».

«Скоро увидимся, – ответила Лили, обнимая в ответ Кейтлин. – Вампиры и люди всегда обедают вместе. Я займу для тебя место рядом с моим».

«Отлично», – ответила Кейтлин.


Глава девятнадцатая | Желанная | * * *



Loading...