home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10 Шаг вперед, два назад


***


Биче открыла глаза. Её окутывал полумрак, с которым не мог справиться слабый свет раннего осеннего утра. Она отлично отдохнула и была готова перевернуть с ног на голову целый мир. Би сладко потянулась, уселась на своем ложе, шаловливо помотала головой, растрепав темную шевелюру. "Нас ждут великие дела!" - негромко, но уверенно произнесла она. Натянув одежду, невольная затворница немного размялась, сделала шаг за порог и внезапно остановилась.

Рядом с дверью на том месте, где обычно ее ожидал поднос с едой, сидя спал хозяин дома, бледный, со слегка припухшей нижней губой и забинтованной правой рукой. От неожиданности Беатриче на миг потеряла координацию, покачнулась, но все же устояла на ногах. Она присела рядом с ним, наклонила голову, чтобы разглядеть лицо, почти прикоснулась кончиками пальцев к поврежденной кисти, но тут же отдернула руку, испугавшись, что разбудит Александра и, может быть, поставит его в неловкое положение. Биче тихонько поднялась на ноги, на цыпочках дошла до санузла, привела себя в порядок, потом также аккуратно и бесшумно добралась до кухни. "Ну что же, пришло время применить свои "кулинарные таланты"? - усмехнувшись, произнесла Беатриче.

Она огляделась: несмотря на относительно небольшой размер, кухня была оснащена по последнему слову техники, каких только устройств здесь не было: кофе-машина, йогуртница, хлебопечка, замысловатый кухонный комбайн и масса другой кухонной техники. Но Биче заметила, что многие приспособления ни разу не использовались. Миновав своеобразную кулинарную "ярмарку тщеславия", она двинулась к холодильнику. По содержимому холодильника, Би поняла, что Александр достаточно разборчив в еде, но дома практически не готовит. Набор продуктов подходил скорее для различных перекусов, не позволяя приготовить полноценную трапезу: вот сейчас она обнаружила остатки бекона, которых не хватило бы даже для одного человека, два шарика моцареллы, пучок рукколы, немного базилика, одно яйцо, немного молока, половину баночки оливок, различные соусы и приправы. В отделении для овощей и фруктов завалялись три помидора и пара апельсинов. Беатриче почесала кончик носа, на миг задумалась, потом прищелкнула пальцами и тихонько засмеялась. Она обнаружила в корзинке, стоявшей на столе рядом с холодильником, большой кусок вчерашнего багета под льняной салфеткой. Еще через несколько минут методичных поисков нашлись оливковое масло и бальзамический уксус. Спустя пять минут Биче вынула из духового шкафа благоухающий базиликом и оливковым маслом багет, начиненный теплой версией салата капрезе. Кофеварка заканчивала колдовать над двумя порциями капучино. Биче выжимала сок из оставшейся половинки апельсина, когда краем глаза уловила движение возле входа в кухонную зону. Невзначай повернув голову, она увидела Александра, молча и немного растерянно наблюдавшего за ее манипуляциями.

- Доброе утро, Александр! - церемонно произнесла Беатриче, слегка наклонив голову, и углубилась в процесс приготовления сока.

- Доброе ... утро, ... БеатриЧЕ! - негромко произнес Алекс слегка хриплым голосом.

Она ощутимо вздрогнула, немалая порция сока разлилась веселой оранжевой лужицей на столе. Алекс, заметив ее реакцию, даже не повел бровью, не торопясь, прошел у нее за спиной к холодильнику, достал бутылку с минеральной водой и, подавив острое желание сделать большой глоток прямо из горлышка, потянулся за стаканом.

- Приношу свои извинения за вторжение! - сдавленно произнесла Би, судорожно собирая сок бумажным полотенцем.

Александр не сказал ничего, лишь подняв брови и жестом дав понять, что извинений не требуется.

- Приятного аппетита! - бросила Беатриче через плечо, стремительно ретируясь из кухни со своим завтраком.


Алекс не успел ни остановить ее, ни даже пожелать приятного аппетита в ответ. "Черт! Я же хотел с ней поговорить! Во время еды это получилось бы наверняка более непринужденно" - чуть было не хлопнул себя по лбу Алекс. Боль от резкого движения, уколола руку. Алекс успокоился и приступил к еде. Запахи незамысловатой по сути снеди разбудили аппетит. Он с удовольствием расправился с багетом, немного помедитировал над чашкой кофе и ощутил, что достиг счастливого состояния доливки до краешков, закончив трапезу глотком свежевыжатого апельсинового сока. За завтраком он размышлял о том, как можно было бы вытянуть гостью на более обстоятельную и откровенную беседу, но никакой толковой идеи в голову так и не пришло.

Убрав посуду, Алекс решительно направился к кладовке.


Биче, чуть не всхлипывая, заскочила в свою комнатушку, опустила поднос с завтраком на пол, изо всех сил топнула и сдавленно крикнула: "Твою-то ж мать! Самодовольный индюк!!!". Однако вторая мысль, пришедшая следом, остудила ее порыв: "Почему он назвал меня Беатриче?!".

- Вот, что за человек? И пяти минут не прошло, как при помощи трех слов и парочки невербальных выражений, прокатил меня на эмоциональных качелях, да так, что дух захватило! - невесело усмехнувшись, начала Биче разговор с самой собой. Она плюхнулась на матрас и, бездумно отщипывая от багета, продолжила рассуждения: "Как с ним, вообще, можно разговаривать, если он даже молчит свысока. Вырядился в доспех, забрало опустил, и не подступишься к нему никак! Его, наверное, можно понять: он с женщинами за всю жизнь ни слова без необходимости не сказал. Но и меня надо понять: неизвестно как попала сюда, неизвестно насколько застряла, а он единственный, кто смог и, главное, захотел помочь. Надо же попытаться найти с ним общий язык!". Би совсем успокоилась и принялась уничтожать завтрак, ощутив приступ острого голода. Когда она смаковала последние глотки кофе, к ней в голову просочился неожиданный вопрос "А ПОЧЕМУ я здесь оказалась? Что меня сюда занесло?".

- Ответ "нелегкая" неконструктивный, а потому неправильный - резюмировала Биче с улыбкой - Надо поразмыслить.

Она составила посуду на поднос, поднялась на ноги, локтем толкнула дверь, и с разворота почти уткнулась в Александра, стоявшего около двери.



***


Алекс успел задержать поднос с посудой в нескольких сантиметрах от своего солнечного сплетения. Беатриче задохнулась от неожиданности, потом залилась багровым румянцем и попыталась отступить назад, потянув на себя поднос, гневно размышляя: "А не пора ли Вам, любезный, на работу? Понедельник - день тяжелый!". Алекс, чуть нахмурившись, попытался забрать у женщины раздражавший его предмет кухонного обихода. Биче скорее рефлекторно упиралась еще некоторое время, потом, вдруг улыбнувшись, остановилась и выпустила его из рук. "Неужели, он тоже созрел для разговора" - подумала она. С видимым облегчением Алекс отступил в сторону и кивком пригласил Би следовать за ним.

Оставив поднос на кухонном столе, Алекс не задержался в кухонной зоне, но не торопясь проследовал в зону гостиной. Биче, которая шла за ним, невольно загляделась на то, как он двигался с неожиданной для его роста грацией. Мужчина был расслаблен, но спина оставалась прямой, плечи были развернуты, не было даже намека на сутулость.

Он присел на один край огромного полукруглого дивана, отделанного материалом белого цвета, напоминавшим шкуру животного, знаком и предложил ей присесть на другой край дивана. Биче скептически посмотрела на него, на диван, однако, приняла предложение и присела на самый край, выпрямив спину и чинно сложив руки на коленях.

Минуту другую Алекс и Беатриче хранили молчание. Наконец, Биче осведомилась у него самым светским тоном, на который была способна:

- Как Вы провели уик-энд, Александр?

- Бесподобно - без энтузиазма отозвался Алекс - Больше Вы ничего не хотите у меня узнать?

- Отчего же, есть много вопросов, которые живо меня интересуют - не замедлила с ответом Биче.

- Почему с того момента, как я здесь появилась, я нахожусь в положении загнанного зверя: мужчины преследуют меня, угрожая наказанием за непонятные для меня преступления, которые я, якобы, совершила, а единственная встретившаяся мне женщина чуть не изнасиловала меня? Почему женщины низведены до положения рабов? Имеют ли они вообще какие-нибудь права? Чем они занимаются? И... - зачастила Беатриче. Она поняла, что теряет над собой контроль, поэтому остановилась, чтобы досчитать до десяти и успокоиться.

Алекс и не надеялся, что сегодняшний разговор будет таким же сухим и сдержанным, какой, в сущности, была их первая беседа, но он не ожидал, что собеседница сразу начнет задавать столь неудобные вопросы. Он решил начать с более общей информации, потому что говорить о ситуацию, в которую попала Беатриче, он был пока не способен.

- Насколько я знаю, уже очень давно, задолго до моего рождения, женщины перестали быть равноправными членами нашего общества - не торопясь начал Алекс, - в сущности, я никогда не слышал, чтобы они когда-либо имели такие же права, что мужчины. Я читал, что в начале прошлого века существовало движение ... м-м-м ... - Алекс нахмурился и пощелкал пальцами - со- сэ- .

- Суфражисток! - мрачно подсказала Биче.

- Точно, суфражисток - продолжал Алекс - Но после Большой войны оно сошло на нет, поскольку мужчин было настолько мало, что за НИМИ велась охота. О своих правах женщины тогда как-то не задумывались. А потом страна встала на грань катастрофы ...

- Какой катастрофы? - не выдержала Би - До Большой войны все было так, как Вы рассказываете. Да, после было очень тяжело, но именно благодаря усилиям женщин, их инициативе, их труду, их более чем достойному поведению страна выжила и встала на ноги. Именно тогда вопрос о равноправии женщин разрешился всеобщим голосованием.

Алекс пристально смотрел на нее в течение ее отповеди, потом опустил глаза и сказал:

- В ____ году к власти пришла Партия свободы, основным тезисом которой была свобода сексуального самовыражения, причем предпочтение оказывалось отнюдь не страждущим дамам. С тех пор женщины, количество которых только увеличивалось, отказавшиеся от своих прав в пользу охоты за мужчинами, получили тот статус, который они имеют сейчас.

Беатриче, скрестив руки на груди, сжимая и разжимая кулаки, сидела с каменным лицом, глядя вникуда.

- "Отличненько"! - неприятным голосом произнесла она наконец - Чем женщины вправе заниматься сейчас? Что именно для них находится под запретом? И, черт побери, за что я попала в полицию? Почему я должна прятаться и что со мной случиться, если кто-то меня обнаружит?

- Сейчас женщины используются для простейшей неквалифицированной работы, в основном для уборки. Ну, и для размножения. - смущенно прокашлявшись, сказал Алекс - Они не вправе в одиночку, без сопровождения надзирателя-мужчины появляться за пределами отведенной им Зоны. Им запрещено общаться с мужчинами, за исключением надзирателей.

Тут Алекс замялся, сильно покраснел и тряхнул головой, словно отгоняя неприятные для него воспоминания.

- Но самым серьезным преступлением является сожительство с мужчиной и близость с ним - почти пробормотал Алекс.

- Как женщин наказывают за эти ... хм "преступления"?! - потрясенная до глубины души, вопросила Беатриче.

- Тюремным заключением разной продолжительности - глухо отозвался Алекс - За сожительство могут посадить в тюрьму пожизненно.

- Вот ведь ... - только и смогла выдавить из себя Биче, чувствуя холодок, пробежавший по спине - Тогда у меня возникает резонный вопрос: если меня хотели ПРОСТО арестовать за нахождение вне Зоны в одиночку, то, что со мной будет, если меня обнаружат в Вашем доме? Обрекут меня на пожизненное заключение?!

Алекс молчал, не глядя на нее.

- Так может быть мне проще и безопаснее покинуть Вас и сдаться властям?! - требовательно глядя на собеседника, спросила Биче.

- Нет! - коротко бросил Алекс, резко вставая и будто собираясь уходить.

- Не уходите, пожалуйста! - едва успела пискнуть Беатриче.

Он замер, не успев двинуться с места, повернул голову и посмотрел на женщину непроницаемым взглядом.

- Я хочу задать Вам последний вопрос - Биче встала - Почему Вы меня вытащили из полиции и теперь укрываете у себя? Ведь за укрывательство женщины мужчину тоже могут наказать, так сказал мне допрашивавший меня полицейский. И что со мной будет происходить дальше?

Алекс, коротко посмотрев на нее в ответ, но, не сказав ни слова, повернулся и вышел из гостиной.



***


Завернув за угол, Алекс чуть было не опустился на пол, чувствуя, как отступает напряжение, не отпускавшее его на протяжении всего разговора. "Ну не малодушная я ли я скотина?" - поморщившись, подумал он - "Ударился в исторические изыски, а вместо того, чтобы ответить на ее главный вопрос, трусливо сбежал".

- И как бы ты ей рассказал о перспективах женщины, попавшей в руки Роберто? - спросил его беспристрастный внутренний голос - А главное, как бы ты объяснил ей свою осведомленность? Угу, риторический вопрос ...

"Эх, если бы можно было бы с кем-нибудь обсудить эту ... проблемку" - продолжал размышлять Алекс.

- Помечтай! - вновь вступил его альтер-эго - Даже Поль не поймет. Да что Поль! Даже ... .

- А вот про НЕГО не надо и вспоминать - оборвал сам себя Алекс. - Кстати о Поле, где же у меня был тот диск?

Он в задумчивости потеребил верхнюю губу.

- Ну конечно! - с облегчением вздохнул Алекс и направился к кладовке. Он опять напрягся, будто перед прыжком в холодную воду, ожидая продолжения тяжелой беседы. Однако, Беатриче еще не вернулась в свой скромный приют. Он почти воровато заглянул в кладовку, чувствуя, будто он вторгается в чужое пространство. На первый взгляд, мало что говорило о том, что здесь кто-то обитает, кроме аккуратно свернутого матраса и белого пакета в углу. Но само осознание присутствия в его святая святых столь неожиданного гостя, вызывало странные, смешанные, но скорее приятные ощущения. Наверное, это можно было бы описать, как предчувствие перемен.

Он прошел к полке с дисками, нашел альбом Стива ВанДера и поспешил покинуть кладовку.

Уже когда Алекс оделся и стоял в дверях, собираясь на перевязку к Полю, в кармане ожил телефон. Он прочитал сообщение "Дорогой мальчик! Надеюсь, что ты в порядке. Не в твоих правилах пропускать работу после столь скромного мероприятия. Как давно ты общался с Сандро? Еще немного, и твое поведение можно счесть манкированием почетными обязанностями старшего друга. Роберто". Алекс с трудом подавил желание разнести телефон о стену. От ответа он воздержался.


Беатриче растеряно стояла посреди гостиной. Она разрывалась между желанием забиться в свою норку и обдумать все, что сказал ей Александр, и, в особенности, собственные перспективы; с другой стороны, ей ужасно хотелось пройтись, побродить по осеннему лесу, почувствовать запах палой листвы, приправленный морозной перчинкой. Прогулка всегда была для Би самым простым и безотказным средством приведения в порядок мыслей и чувств. И вот сейчас, когда ей было особенно необходимо разложить все по полочкам, она была заперта в крохотной комнатке этого странного и неуютного дома. Все, что она могла себе позволить - подойти к зеркальной стене и, спрятавшись за несущую конструкцию, полюбоваться последними красками осени сквозь подернутое зеркальной дымкой стекло.

"Как странно он себя ведет? Ситуация, на самом деле, предельно понятна: я женщина, поэтому я должна жить в резервации под конвоем и выполнять простейшие работы, нравятся они мне или нет, и ни в коем случае не должна иметь любые контакты с мужчинами, кроме исключительных случаев (хм, интересно, а как они организуют процесс размножения?). Он - мужчина, который по своему положению не обязан общаться с женщинами, более того, он не должен этого делать. Однако, он рискует сам и ставит под угрозу меня, если меня обнаружат здесь. Зачем?! Когда Александр примчался, как оглашенный, в участок, он знал кто я! Он знал, что мне грозит! Итак, на повестке дня следующие вопросы: почему мой "любезный" хозяин вытащил меня из полицейского участка и не оставил в зоне, и что он будет делать со мной дальше?" - невесело размышляла Беатриче, созерцая прекрасный пейзаж.

"Первый вопрос предлагаю отложить до лучших времен. Скорее всего, мои спекуляции на эту тему окажутся далеки от истины. Второй вопрос куда как более актуален" - Би задумчиво подперла щеку кулаком - "Знать бы, что за человек Александр? Александр- Александр - "Мужественный защитник" в переводе с античного, между прочим" - улыбнулась Биче - "Хотелось бы верить, что имя соответствует личности, а не наоборот... Однозначно, он не будет сдавать меня властям, также он не собирается отправить меня в зону. Он не стремится узнать меня поближе, но и не уклоняется от общения, когда бывает такая возможность. Можно подумать, что он ко мне присматривается, не зная, что делать. Самое неприятное, что дорогой хозяин еще не принял окончательного решения, и только Бог знает, что может на него повлиять. Вот если бы мне удалось поговорить с ним по душам и в процессе прояснить ситуацию для нас обоих. Эх! Мечты-мечты!". Беатриче помотала головой, будто отгоняя невеселые мысли, и медленно направилась к своей комнатке.

Дверь была чуть приоткрыта, Биче опасливо заглянула внутрь, однако никаких изменений не заметила - ее вещи в неприкосновенности стояли на местах. Однако, что-то заставило ее насторожиться: "Он был здесь только что!". Александра выдал аромат, смесь его парфюма и его собственного запаха, который она уловила во время безмолвного препирательства около двери и невольно запечатлела в памяти. Беатриче несколько минут простояла, почти не дыша, прислушиваясь к звукам в доме. Наконец, вдалеке щелкнул закрывающийся замок, потом послышался шум автомобильного двигателя. Александр уехал. Биче решительно развернулась и подошла к еще неисследованной секции таинственного шкафа.


Би стояла перед второй створкой, легонько прикасаясь к ней и отводя руку. Воспитание боролось в ней с любопытством. Любопытство победило с сухим счетом.

- В конце концов, это вопрос самосохранения! Вдруг там приспособления для БДСМ или мумии замученных животных! Я должна знать, с кем рядом сижу, ем и ... сплю! - неожиданно для себя закончила тираду Биче.

Она решительно взялась за стилизованную ручку и, затаив дыхание, отодвинула дверь створки в сторону. Секция оказалась полупустой, но ни экзотических приспособлений, ни хладных трупов там не оказалось: на двух полках стояли призы за спортивные достижения (он занимался горнолыжным спортом и в детстве несколько лет посвятил теннису), лежали свернутые в рулоны самодельные афиши школьных спектаклей. Было также несколько дипломов об участии в школьных музыкальных выступлениях (Беатриче не смогла понять, каким именно инструментом владел Александр).

- Ну до чего же разноплановый человек ... был по молодости! - вслух иронизировала женщина -Как это называется - человек эпохи Возрождения. И швец и жнец, и, видимо, на дуде игрец!

На полу лежал полусдувшийся и запыленный футбольный мяч, немало повидавший на своем веку. Биче наклонилась, взяла его в руки и почему-то искренне улыбнулась. Пока Биче разглядывала мяч, краем глаза, она заметила несколько фотоальбомов, засунутых поглубже на предпоследнюю полку шкафа. Беатриче моментально отбросила мяч и ухватилась за ближайший альбом. По очереди она вытащила их из шкафа и разложила на полу.

Это было настоящее сокровище! Пара больших альбомов, в которых были детские фотографии Александра, и еще штуки четыре с подростковыми и юношескими снимками. Беатриче не торопясь листала альбомы, подолгу вглядываясь в выцветшие картинки. Она силилась отыскать хозяина дома на многочисленных групповых снимках и далеко не всегда в этом преуспевала. Смешной мальчишка с неровной, но очень искренней улыбкой, превращался в нескладного длинноносого подростка с нелепой прической и глазами, поражавшими ясным и искренним выражением. На групповых снимках, запечатлевших немногочисленных обитателей интерната всех возрастов, вокруг него постоянно крутились малыши, висли на руках, как обезьянки забирались на плечи, выглядывали из-под локтей. Беатриче, не веря своим глазам, прикасалась к фотографиям, и ей мнилось, что она ощущает исходящее от них тепло.

Чаще всего рядом Александром находился мальчик лет на пять младше его, невысокий, синеглазый, крепенький, с волосами цвета пшеницы. Глядел чаще всего хитро, но когда взгляд был обращен к Алексу, он выдавал искреннее и безграничное восхищение. Алекс тоже выделял мальчишку. На фотографиях были ухвачены моменты обыденной интернатской жизни, где мальчики вместе играли, делали уроки, занимались спортом, просто дурачились. Дружеское отношение Алекса и мальчишки друг к другу было очевидно. Биче испытала странные смешанные чувства, глядя на эти фотографии. С одной стороны, ей очень понравился паренек, который, насколько она поняла, был ее ровесником. В детстве она очень страдала от того, что была единственным ребенком в семье. Ей всегда хотелось иметь сестренку, чтобы заботиться о ней, вместе играть и воспитывать ее. Но с возрастом она поняла, что предпочла бы иметь друга и собеседника, который всегда придет на помощь и защитит от любых жизненных неурядиц. И этот мальчик, наверное, мог бы стать ей хорошим братом - насмешник с доброй душой. С другой стороны, она испытала странный укол ревности. Беатриче от неожиданности захлопнула альбом.

- И чего это я! Переутомилась, перенервничала, пере... - пробормотала она - Ох!

Беатриче продолжила разглядывать фотографии. Подросток исчез, вместо него появился юноша, сначала уверенный в себе, излучавший внутреннюю силу. Больше всего Биче понравилась фотография с выпускного. Александр стоял в мантии, в забавной шапочке, в руке он держал золотую медаль, под мышкой были зажаты свиток и большой рулон бумаги. Юноша смотрел на зрителя с высоты своего немалого роста, но не свысока, улыбаясь теплой улыбкой, в которой смешалась радость победителя и неожиданное лукавство.

Потом впечатления от человека на снимках резко изменились. В последнем альбоме хранились фотографии университетских лет и времени сразу после выпуска. Биче нахмурилась, ощутив беспокойство, переходящее в боль. Полный сил и надежд будущее юноша сменился сосредоточенным, а потом просто измученным человеком, из последних сил сопротивляющемуся незримому противнику. Но силы явно были неравны. На нескольких фотографиях Александр стоял рядом с высоким, моложавым, подтянутым мужчиной, которого можно было бы назвать красивым, если бы не глаза, излучающие угрозу, и несколько презрительное выражение лица. Биче предположила, что именно с ним Александр на протяжении нескольких лет безуспешно сражался и в итоге проиграл. На нескольких снимках в конце последнего альбома, Александр был снят в каких-то злачных местах в обнимку с весьма своеобразными молодыми людьми, и отдаленное не напоминавшими друзей его детства, особенно, того солнечного паренька. Ее недавний собеседник смотрел на нее пустыми глазами, губы изгибались в холодной усмешке, руки то сжимали очередной стакан, то блуждали по телам спутников. Биче отложила последний альбом, расправила затекшие ноги, и прислонилась пылающим лбом к прохладной стене, пребывая в совершенно растрепанных чувствах.

"Ох, милый ты мой, что же с тобой сделали? Как они могли? Как ОН ...? Взять и втоптать в грязь такого человека! Вот скотина! Ненавижу!" - Беатриче задыхалась, у нее не хватало слов, лицо скривилось от острой боли, иглой вонзившейся в левую сторону груди, потом потоком хлынули спасительные слезы.

Она очнулась, услышав звук открывающейся входной двери. Моментально закрыв дверь кладовки изнутри, она принялась судорожно собирать с пола альбомы, стараясь производить как можно меньше шума, и погасив свет, затаилась около вентиляционного отверстия.




Глава 9 Первые неприятности | Единство вопреки (СИ) | Глава 11 Права и обязанности.



Loading...