home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22 Из Прошлого в Будущее



***


Утром Алекс впервые за последний месяц-полтора завтракал в одиночестве. Он несколько раз подходил к закрытой двери комнаты, где жила Биче, пару раз стучался и звал ее, но ответа так и не получил. Удивленный и даже несколько обеспокоенный он двинулся навстречу новому рабочему дню. Свои профессиональные и общественные обязанности он исполнял неукоснительно и чем ближе были новогодние каникулы, тем напряженнее становился его график. По дороге к Сандро, Алекс размышлял, сможет ли он выкроить в своем расписании окошко, чтобы пропустить по стаканчику вместе с Полем, но так и не смог ничего придумать, поэтому решил не беспокоить друга напрасно.

После того, как он доставил своего надутого от важности подопечного к месту работы после завтрака с крупным чиновником мэрии, с которым Алекс сотрудничал при выполнении заказов Города, у Алекса завибрировал телефон. Махнув рукой младшему другу в знак прощания, Алекс принял звонок. Номер был длинным и незнакомым, поэтому он чуть не выронил телефон из рук, когда услышал до боли родной голос "Алекс, привет! Это я".

- Дидье! - только и смог выдохнуть Алекс.

- Да - ровным и бесцветным голосом сказал Дидье - У тебя есть планы на вечер?

- У меня? Ты где? Вы вернулись? - сыпал вопросами Алекс.

- Так что насчет планов? - настаивал Дидье.

- Я с удовольствием встречусь с тобой, если ты об этом - уже спокойнее сказал Алекс.

- Так сегодня вечером в "Приюте" - уточнил Дидье.

- Я смогу быть там около восьми - сказал Алекс.

- Сегодня, восемь, "Приют" - сказал Дидье и отключился.

Алекс бросил телефон на соседнее сидение и мысленно прокрутил в памяти их разговор. Ему очень не понравился голос друга, почти лишенный выражения, и краткость их разговора. Сказать по правде, все их последние разговоры не отличались продолжительностью. Алекс постарался задвинуть беспокойство в дальние закоулки души, но весь день он с трудом концентрировался на текущих вопросах и с волнением ожидал вечерней встречи. О том, что надо предупредить Беатриче, он даже не подумал.

Приблизилось назначенное время встречи. Алекс с трудом расстался со своим почти потерявшим терпение подопечным, который трагическим шепотом требовал повторной инициации и подтверждения взаимных обязательств. Подъехав к пабу с небольшим опозданием, в весьма раздраженных чувствах, он ещё пару минут постоял у входа, успокаиваясь и настраивая себя на встречу с другом.

Несколько мгновений он искал Дидье взглядом. Алекс похолодел от мысли о том, что тот мог уйти, не дождавшись его. Обнаружив молодого человека в одном из укромных уголков паба пристально глядящим на стоявшую перед ним пинту, Алекс вздохнул с облегчением. Однако, когда он пригляделся к другу, он увидел бледную копию солнечного мальчика, которого он знал всю жизнь, ему стало не по себе. Алекс подошел к столу, но не присел, надеясь, что Дидье встанет и они смогут обняться, но тот лишь поднял глаза и, коротко улыбнувшись, сказал:

- Привет, Алекс! Сколько лет?

- Привет, Ди! Сколько бы ни было, я рад тебя видеть - ответил Алекс, снял пальто, присел напротив друга и протянул ему руку и добавил - Всегда.

Дидье после секундной паузы пожал протянутую ему руку и погрузился в молчание.

- Давно ты в стране? - прервал молчание Алекс.

- Десять часов - коротко ответил Дидье.

- Ты вернулся один?! - продолжал расспрашивать Алекс.

- Нет, мы вернулись вместе. Мэт сейчас дома - также коротко и безучастно произнес Дидье.

Еще пара минут прошла в молчании. Алекс недоумевал, но терпеливо продолжал ждать, пока Дидье разговорится и расскажет о мучившей его проблеме. Но вместо этого, Дидье словно немного очнулся и начал разговор о всяких пустяках: погоде, изменениях в городском укладе, о старых знакомых, с большинством из которых Алекс не виделся по многу лет. Он говорил, не ожидая ответа или реакции собеседника, в этот момент походил на ведущего утреннего шоу, который, позабыв о своих неурядицах, должен развлечь полусонных телезрителей. К пиву Дидье так и не прикоснулся, а Алекс даже не стал ничего заказывать, потому что понял, что здесь толком поговорить не удастся. Прошло около получаса, когда Алекс решил прервать это странное представление:

- Ну, вот что, старик! У меня есть предложение: а почему бы нам не собраться и не переместиться в более располагающее к нормальному общению место. К тому же, я запасся верным средством для облегчения разговоров любой степени сложности.

Впервые за вечер взгляд Дидье обрел хоть какое-то выражение.

- Поднимайся! Где мы можем присесть и поговорить? Твоя нора еще осталась за тобой? - требовательно произнес Алекс, имея в виду, квартиру, которую подарил Дидье его отец на совершеннолетие, и в которой он жил до переезда к Меттью.

- Да, она свободна - медленно, но уже своим голосом произнес Дидье.

- Тогда, чего же мы ждем! - как можно бодрее сказал Алекс.

Дидье с невесть откуда взявшейся решимостью поднялся и последовал за Алексом.


Алекс достал бутылку выдержанного виски, припасенную им сегодня "на всякий случай", плеснул понемногу в широкие стаканы, поставил один перед Дидье, который был напряжен, как будто перед прыжком, и курил вторую сигарету подряд. Они сидели на видавшем виды диване в небольшой, скудно обставленной гостиной, главным украшением которой были картины хозяина. Алекс держал свой стакан на весу в ожидании, когда к нему присоединится Дидье. Молодой человек судорожно затушил сигарету, взял свой стакан и залпом опустошил его. Алекс едва успел пригубить из своего, когда Дидье повернул к нему голову и сказал:

- Мэтт плотно сидит на героине. Боюсь, что ему осталось совсем немного.

- Когда это началось?! Пока вы жили здесь, он был чист - глухо спросил Алекс.

- Пока мы жили здесь, у него была цель, миссия, борьба. Его безмерно бесила вся эта доминантная трепотня, которой ты был тогда увлечен - с горечью рассказывал Дидье. Алекс был задет последним пассажем, но постарался не подать вида. - Когда нас вышвырнули отсюда, там он некоторое время имел успех, как борец с режимом, но интерес быстро сошел на нет, картины не особенно продавались, и он вернулся к кайфу. Я перепробовал все: утешал, уговаривал, психовал, орал, плакал, устраивал сцены, даже чуть не присоединился к нему - Алекс с силой сжал стакан, но последствия недавней травмы заставили его расслабить руку - Ничего не помогало, он продолжал планомерно удалбываться, подгоняя себя к могиле. Он даже не подумал обо мне, и сейчас не думает, все время смотрит мимо и улыбается своим глюкам. Чер-р-рт! - Дидье с силой провел ладонью по лицу, стирая скатившуюся слезу - Меня чуть удар не хватил, когда он заявил, что мы возвращаемся! Якобы он обращался в посольство, и нам дали добро на въезд сюда! Почему мы вернулись? Да разве я не спрашивал у него об этом тысячу раз?! Единственным его ответом был взмах руки! Я даже подумывал остаться там, ведь у меня была работа и неплохие перспективы, но это значило бы расстаться с ним, да еще и отправить его сюда в одиночестве! - Дидье спрятал лицо в ладонях, его плечи задергались от едва сдерживаемых рыданий.

Алекс был не в силах пошевелиться, он смотрел на своего друга, потерянного и погасшего, казалось навсегда потерявшего свою солнечность. Он не мог подобрать слов утешения, да и могли ли слова помочь человеку в такой ситуации! Алекс протянул руку и прикоснулся к плечу мужчины, вложив в это движение все тепло и любовь, которую он пронес сквозь годы. Дидье словно ждал этого прикосновения, повернулся и спрятал свои слезы на груди у Алекса. От такой близости у Алекса закружилась голова, и он на мгновение сжался, унимая внутренний трепет. Дидье почувствовал возникшее между ними напряжение, поднял голову и посмотрел в лицо Алекса. Он как будто впервые увидел своего друга, точнее, он увидел его таким, каким знал в школе в их лучшие времена. Но сейчас перед ним сидел мужчина в самом расцвете силы и красоты, в его глазах было сострадание и ... любовь? Прежде чем Дидье успел подумать, он прикоснулся губами к губам Алекса и очертя голову упал в поцелуй, как в омут, надеясь забыться и облегчить измотавшую его душевную муку.

Сначала Алекс опешил от такого напора, но потом не в силах сопротивляться своему многолетнему наваждению, ответил Дидье. Последующие минуты прошли для него в сладостном тумане: он дарил ласки и получал их в ответ, он был нежен и чувствовал искреннюю благодарность за свою нежность. Но в какой-то момент он словно разделился: его тело продолжало двигаться, испытывало возбуждение, а потом экстаз, но разум говорил ему, что Дидье все-таки его друг, и их порыв поможет самому Алексу и его другу только здесь и сейчас. Дидье очень прочно удерживает его прошлое, которое не потеряет власти еще долгое время после ухода Мэта, а Алекса манит неизвестное будущее, которое уже сейчас сильнее, чем его долго скрываемая страсть к Дидье. "Беатриче!" - сверкнуло у Алекса в голове - О Боже! - простонал он вслух, схватившись за голову.

- Что случилось? - хриплым голосом спросил Дидье.

- Я ... я должен идти - запинаясь произнес Алекс - Прости, Ди!

- Я думал, что... У тебя кто-то есть? - печально спросил Дидье.

- Да, у меня, кто-то есть - ответил Алекс - И этот кот-то меня ждет. ("Впрочем, также как и тебя, тоже кто-то ждет" - мысленно добавил он) - Ди, ты, сам того не зная, подарил мне нечто невероятно ценное, но так получилось, что сейчас, принимая твой дар, я могу предложить тебе в ответ только мою дружбу. Я могу тебе обещать, что никогда больше не обману твоего доверия и помогу всем, чем смогу - сказал Алекс, одевшись и присев на диван рядом с Дидье. Дидье молча кивнул, после некоторого раздумья.

Они обнялись. Алекс вышел из квартиры и поспешил домой.


Биче провела беспокойную ночь и весь день не находила себе места. Она слышала, как утром Алекс подходил к комнате и звал ее, но она была не в силах поддерживать светскую беседу и притворяться равнодушной, когда и душа, и тело желали близости с этим человеком, да так, что и вечности было бы мало, чтобы утолить ее жажду. Пришел вечер, Алекс не появился. Сгустились сумерки, Биче тайком вышла из своей каморки и принялась бродить по темным комнатам, чтобы хоть как-то отвлечься от угнетавших ее мыслей. "Я люблю его" - перед ее глазами вставал Алекс, произносивший эти слова, и пропасть раскрывалась под ногами. У Беатриче даже начинала кружиться голова, но она не прекращала движения. Потом она перебирала в памяти все подробности их разговора и опять натыкалась на эту фразу: "Я люблю его". В какой-то момент она остановилась - ей в голову пришла мысль, от которой быстрее забилось сердце: "Вспомни, КАК он произнес эти слова! Не было ли сомнения в его голосе? Может, это был скорее вопрос?". Она ухватилась за эту мысль, как за спасательный круг, почти вприпрыжку прибежала на кухню, на ощупь приготовила чай и приготовилась ждать Алекса здесь. Прошел час, потом другой, вечер превратился в ночь. Биче охватили ужасные предчувствия. Кошмарные фантазии, одна нелепее другой, теснились в ее голове. Алекс не появлялся. Би настолько утомилась от бесплодных переживаний, что прикорнула прямо за кухонным столом. Во сне она опять попала в затянутый то ли туманом, то ли какими-то тенетами лес, но на этот раз она безуспешно искала в нем Алекса.

Биче проснулась под утро от самого лучшего в мире звука - Алекс звал ее по имени. Сначала ей показалось, что он ей сниться, но потом она ощутила легкое прикосновение и тотчас проснулась. Алекс стоял совсем близко и с улыбкой заглядывал ей в лицо. У Беатриче перехватило дыхание, она невнятно лепетала: "Ты ... ты здесь. Все в порядке? Я ужасно волновалась? Думала обо всяких глупостях?", при этом она беспорядочно блуждала руками по груди и по плечам Алекса. Ей страстно хотелось прижаться к нему всем телом и замереть у него на груди, ее останавливало лишь странное выражение его лица - он застыл и словно прислушивался к чему-то.


Алекс испытал облегчение, увидев, что с Беатриче все было в порядке. Она спала, положив голову на скрещенные руки, и почему-то хмурилась во сне. Он подошел к ней ближе, чем когда-либо до этого момента и тихонько позвал, раз, другой, третий. Женщина не просыпалась. Тогда он прикоснулся к ней, тихонько проведя по щеке кончиками пальцев, от этого она моментально открыла глаза и вскочила со стула. Чуть заспанными, но все равно сияющими глазами она жадно вглядывалась в его лицо, в это время ее руки порхали по его телу. Везде, где он чувствовал ее прикосновения, кожа сладко натягивалась, и кровь бежала быстрее, разгоняя истому по всему телу. Он заставил себя вслушаться в ее бессвязные восклицания. Она действительно ждала и волновалась. Но ведь беспокоиться был совершенно не о чем! "Я встретился с Дидье" - сказал Алекс с улыбкой. Ему показалось, будто он своими словами выключил солнце. Улыбка на ее лице исчезла, между ее руками, только что разглаживавшими рубашку на его груди, и его телом вдруг возникла пустота, которая росла с каждым ударом его сердца. Потом одной рукой Беатриче принялась сражаться с непослушной прядью, не желавшей прятаться за ухом, а другую - убрала в карман. Разглядывая кружку с недопитым чаем, Би вежливо поинтересовалась: "Гм, как у него идут дела?".

Алекс с недоумением и тревогой смотрел на стоявшую рядом с ним женщину. Он не успел вымолвить слова, как она сделала несколько коротких и неуверенных шагов в сторону.

- Дела у него очень плохи: у его супруга героиновая зависимость, он - в двух шагах от смерти - сказал Алекс, приближаясь к ней.

- Это ужасно... - все так же не глядя на него, сказала Биче и тронула кирпичную кладку, отделявшую кухонную зону от других помещений.

- Да, Дидье нуждался в моей помощи - почти настигнув ее, произнес Алекс.

- И Вы смогли ему помочь? - Беатриче подняла на него глаза, вложив в этот вопрос все свои страхи, преследовавшие ее последние сутки, неуверенность в себе, и тоску по нему. Увидев, как Алекс смутился и покраснел, она отпрянула, устремляясь к своему убежищу.


"О Господи! Только не это! Пусть этот ад прекратится! Пусть все это закончится!" - Биче мысленно кричала в бессилии, сидя в своей каморке и вцепившись руками в непослушные вихры. Вдруг проснулось ее второе "я", которое не раз помогало ей не наломать дров и справиться с разрушительными эмоциями: "Ну и что будет, если все это закончиться? Этот, как ты выражаешься "ад" прекратиться? Ты больше никогда его не увидишь, у тебя не будет даже шанса попробовать что-то изменить? И будешь ли ты вообще что-нибудь чувствовать, если его не будет рядом? Ты же никогда не встречала никого, хоть близко похожего на него. Просто бессмысленно бежать от человека, от которого ты физически и эмоционально не можешь оторваться".

- Ну что же, утро вечера мудренее, завтра начну все с начала - немного успокоившись вслух произнесла Биче и растянулась на своем немудреном ложе.


Алекс остановился. Ее обращение было сравнимо с нежданным холодным душем. Он окончательно запутался. Казалось, что он совершил какую-то большую ошибку, но он не мог понять, в чем она заключалась. Алекс подошел было к двери и занес руку для того, чтобы постучать, но остановился и прислушался. Из-за двери не долетало ни звука.

По телу мужчины пробегала остаточная дрожь от воспоминаний о встречи с Дидье и о прикосновениях Беатриче. Он устало побрел в ванную комнату, чтобы освежиться и успокоиться, а потом разобраться во всем, что произошло за последние сутки. После душа он рухнул на кровать, но сон не шел. Он мысленно сравнивал Дидье и Беатриче, которые, несмотря на очевидное сходство, в некоторых вещах разительно отличались друг от друга. Дидье знал Алекса с детства, восхищался им, но Алекса не оставляло ощущение, что его друг слишком рано и категорично поставил на нем крест, когда его жизнь пошла наперекосяк. Беатриче, напротив, вопреки неприятным обстоятельствам их знакомства, все равно доверяла ему и следовала за ним, и даже когда поначалу она злилась на него или поддразнивала его, она не прекращала диалог. А ее реакция на его признания об участии в "развлечениях" высшего света, потрясла Алекса до глубины души. Он думал, что он дорожит ею только за ее моральную поддержку и дружеское отношение (свои фантазии после сеансов рисования он почему-то не брал в расчет). Но сегодня, когда она просто прикасалась к нему, радуясь его присутствию, он ощутил возбуждение, пожалуй, превосходившее его ощущения от встречи с Дидье. "Как бы я хотел, чтобы она не убирала рук! Чтобы... " - его захватили яркие образы того, чтобы он хотел проделать вместе с Беатриче, и впервые ему не помешали его воспоминания. Последней его мыслью перед тем, как он провалился в сон, была "А что чувствовала она?".


Наступившее субботнее утро принесло с собой первый снег, укрывший землю тонким белым покрывалом. Впервые за последние годы начало календарной зимы совпало с ее наступлением в природе. Деревья рядом с домом замерли, боясь стряхнуть подаренные зимой уборы. Беатриче с тоской смотрела на улицу, мечтая пробежаться по первому снегу и вдохнуть морозную свежесть первого зимнего дня.

Алекс поднялся много позднее обычного. Когда он зашел на кухню, он обнаружил там Беатриче, как ни в чем не бывало сидящую за столом и погруженную в чтение книжечки, при ближайшем рассмотрении оказавшейся кратким изложением пьесы Шекспира "Много шума из ничего". На столе его поджидал нетронутый завтрак.

- Доброе утро, Алекс! - доброжелательно сказала Биче и улыбнулась ему.

- Доброе ... утро, Беатриче! - немного хриплым ото сна голосом произнес Алекс.

- Предлагаю уже поесть - Би отложила книжку и поухаживала за Алексом - я умираю от голода. Приятного аппетита!

- Приятного ... - эхом откликнулся ничего не понимающий Алекс и потянулся к книге, взглядом попросив у Би разрешения взять ее. Она охотно кивнула. Она читала первую сцену второго акта, когда главные герои интриговали и пикировались во время маскарада.

- Беатриче, я хотел бы спросить ... Точнее, я должен знать, чем я вчера обидел тебя ... Вас ... - он тяжело вздохнул.

- Алекс, ты меня не обидел. - мягко ответила Биче - Ну или скажем, ты не желал сделать ничего плохого, но получилось, что несколько задел меня.

- Чем? - уточнил Алекс, у которого отлегло от сердца, когда он услышал "ТЫ меня не обидел".

"Что же ему сказать?" - лихорадочно соображала Биче - "Тем, что не предупредил, что задержится? Но он взрослый человек, не обязан отчитываться, тем более, что после его прихода я чуть не запрыгнула на него от радости. Сказать правду? А КАК? И что он подумает, ведь он вчера даже не попытался поговорить. Спокойно!"

- М-м-м, по зрелому размышлению, ты задел даже не меня, а плоды моего слишком пылкого воображения - попыталась уйти от разговора Беатриче.

- Подожди, каким бы ни было пылким твое воображение, и что бы оно тебе ни рисовало, вчера ты была сама не своя - Алекс отложил книгу, отодвинул тарелку и внимательно, не отрываясь, смотрел на Би.

- Алекс - Беатриче опять начала волноваться, но взяла себя в руки и продолжила говорить - В последнее время моя жизнь перевернулась с ног на голову: дома я много передвигалась и по работе и просто так, вся моя жизнь проходила в движении, сейчас я заперта в четырех стенах, и не могу даже нос высунуть на улицу, чтобы подышать воздухом; со мной толком ничего не происходило, самая большая неприятность, которая могла лично со мной случиться - это взыскание от шефа за опоздание на работу, здесь же я нахожусь под страхом обнаружения, пыток и смерти; и, наконец, я всегда много общалась с разными людьми, сейчас я могу разговаривать только с тобой. И знаешь, что удивительно, я достаточно легко переношу вынужденное ограничение свободы, меня не особо пугают ужасы, которые мне грозят здесь, именно потому, что здесь я узнала тебя. Так получилось, что ты стал средоточием моего мира сейчас, я не жалуюсь, мне это нравится. Но у моего такого существования, конечно же, есть издержки. Они состоят в том, что у меня слишком много свободного времени, которое я заполняю единственным доступным мне способом - думаю о тебе. А когда информации для размышления не хватает, в голове появляются чудовища. Вот вчера я провела весь день в невеселых размышлениях, а когда ты не вернулся под вечер, мне показалось, что все мои дурные мысли пролезли в реальность: тебя схватили, тебе угрожают, за тобой охотятся. Ну, ведь бред же! Однако, с этим я прожила вчерашний день. А когда выяснилось, что причина твоего отсутствия столь проста и понятна, я потеряла грань между вымыслом и реальностью, не выдержала и сорвалась. Я прошу прощения за то, что своим вздорным поведением могла обидеть тебя! - Биче наконец смогла ответить на его взгляд, отчаянно желая разобраться в его реакции на ее признание.

Алекс некоторое время молчал, снова и снова возвращаясь к ее словам. Она говорила правду, это несомненно. Когда он услышал, что он является "средоточием ее мира", у него закружилась голова, и на миг перехватило дыхание. Но также ясно Алекс ощутил, что она чего-то недоговаривает. "Наш разговор похож на беседу человека и фэйери: искры правды в облаках красивых недомолвок" - внезапно подумал Алекс - "Что же скрывает моя волшебная гостья. ЛаФайет! Я и не задумывался о том, что у нее не случайная фамилия". Алекс улыбнулся своим мыслям.

- Все хорошо! Будем считать, что мы прояснили все, что случилось вчера, и мы опять друзья? - чуть бравурно сказал Алекс и протянул женщине руку.

- Да, конечно же, друзья! - с облегчением откликнулась Биче и вложила свою руку в протянутую руку Алекса. Только рукопожатие вышло не совсем убедительным, слишком слабым и затянутым для дружеского.

Когда они разняли руки, Алекс возвратился к книге и спросил Беатриче, почему она выбрала именно ее.

- Это моя любимая комедия Шекспира - с короткой улыбкой ответила Беатриче - в школе я участвовала в ее постановке. Угадай, кого я играла?

- Наверное, Кизила - насмешливо улыбнулся в ответ Алекс.

- Роль моей мечты, но ты не угадал - парировала Биче - Судя по всему ты в школьные годы тоже участвовал в постановке этой пьесы?

- Да - ответил Алекс и вспомнил то прекрасное время, когда незадолго до выпуска они затеяли возню с постановкой, и он даже ревновал Дидье, которому досталась роль Беатриче.

- А ты кем был в этом спектакле? - продолжала расспрашивать его Би.

- Доном Педро, но я был не особенно доволен своим персонажем - признался Алекс.

- Отчего же? И кого ты хотел бы изобразить? - недоуменно спросила женщина

- Я хотел бы быть Бенедиктом, потому что Дон Педро ни при каком раскладе не смог бы быть с Беатриче, а мне всегда страстно этого хотелось - задумчиво произнес Алекс - В нашей постановке Дидье исполнял роль Беатриче.

Сердце Беатриче сжалось от боли, но она осталась спокойной и заинтересованной, и с печальной усмешкой сказала:

- У нас есть поговорка: будьте осторожны с тем, о чем вы молитесь, вы можете это получить. По прошествии стольких лет ты все-таки живешь рядом с Беатриче, и ты ничего не получаешь от этого соседства, кроме забот, опасностей и головной боли. Кстати, расскажи, что можно сделать для Дидье? У него действительно все так ужасно, как ты вчера рассказал?

- Да, все плохо, хотя я еще не общался с Мэттом, но, судя по тому, как сейчас выглядит Ди, они хлебнули горя - покачал головой Алекс - Что можно сделать? Даже не знаю, наверное, надо будет пристроить Меттью в клинику, чтобы облегчить его состояние и хотя бы на время снять груз с Дидье. Но для этого нужно согласие больного, а с этим могут возникнуть самые серьезные затруднения. Мы с Ди вчера немного выпили, поговорили и... - что-то заставило Алекса не пускаться в описание подробностей вчерашнего вечера - потом я вспомнил про тебя.

После короткого молчания он поменял тему:

- А что я могу сделать, чтобы твои чудовища вели себя прилично и не вылезали когда ни попадя?

Биче смущенно отвернулась и произнесла:

- Мои чудовища - это моя беда. Единственное, о чем надо бы подумать - сможешь ли ты предупредить меня, если ты узнаешь о возможном визите нежданных гостей?

- Да, это важно - задумчиво сказал Алекс.

Беатриче тем временем, начала, пританцовывая, прохаживаться по кухне, погрузившись в свои мысли. На ней была старая рубашка Алекса, подпоясанная невесть откуда взявшимся ископаемым галстуком и любимые носочки. Алекс зачарованно наблюдал за ней, потом потянулся к блокноту и стал делать быстрые зарисовки. На секунду оторвавшись от своего занятия, он вдруг произнес:

- А ты знаешь, Биче, я думаю, что мои молитвы были не напрасны.

Она вопросительно глянула на него.

- Я просил об исполнителе роли, а получил настоящую Беатриче, и это, на мой взгляд, будет совсем другая история - с нежностью сказал Алекс.

У Биче сначала округлились глаза от изумления, однако миг спустя она лукаво улыбнулась, приподнялась на цыпочки и сказала "К Вашим услугам", изобразив глубокий поклон.




Глава 21 Ожидаемые открытия. | Единство вопреки (СИ) | Глава 23 Предчувствие перемен



Loading...