home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26 Господство и подчинение.



***


Алекс едва успел присесть за стол, после того, как прошелся по комнатам, высматривая приметы пребывания в его доме другого человека, как в дверь громко постучали. Алекс не двинулся с места, растягивая мгновения перед прыжком в неприятности и сделав еще глоток из полупустого бокала. "Почему все так несправедливо? Сколько себя помню, все время, что-то искал, к чему-то стремился, потом сопротивлялся, потом предавался самобичеванию, боролся etc. И вот настал момент равновесия, потому что в жизни появился надежный противовес, держись за него и хоть Землю переворачивай! Но нет, кажется, я не заслужил даже возможности прикоснуться к ней, не то, что свободно и открыто жить вместе, никого не страшась! Черт!". В дверь забарабанили, рискуя разбить ее вдребезги. Мужчина глубоко вздохнул, решительно встал и направился к двери. Посмотрев на экран монитора, транслировавшего картинку с крыльца, Алекс увидел фигуру своего младшего друга. Алекс нехотя открыл дверь, блокируя Сандро доступ вовнутрь:

- С Новым годом! Чем обязан? - бесстрастно спросил он.

- Пусти меня - повелительным голосом произнес юноша.

- Боюсь, что не смогу тебе помочь, я занят, тебе лучше приехать в другой день, предварительно позвонив - Алекс продолжал загораживать вход, в то время как Сандро, слегка покачиваясь, пытался обогнуть Алекса и проникнуть внутрь.

- Я сказал, пусти, я хочу войти - чуть менее уверенно продолжал настаивать Сандро.

- Проблема в том, что я не хочу, чтобы ты входил. Возвращайся в Город - мы увидимся с тобой завтра - твердо ответил Алекс.

- Ты не можешь мне приказывать! - крикнул Сандро и, наконец, прорвался в холл.

Алекс повернулся спиной к двери и сделал было шаг по направлению к молодому человеку, но вдруг ощутил сильный толчок в спину, не удержал равновесие и упал. "Как глупо! Конечно же, он был не один!" - успело мелькнуть у него в голове.

- Улики преступления налицо - Алекс услышал над собой до боли знакомый голос. В спину упиралось острие какого-то колющего оружия - Ты больше не обманешь меня притворной заботой о моем мальчике. Теперь я знаю о твоем настоящем отношении к самому священному институту нашего общества, и теперь я вижу твое истинное лицо.

Алекса не покидало ощущение, что он участвует в каком-то жутком фарсе, о настоящих причинах которого другие участники знают гораздо больше него. На одной руке защелкнулся наручник, Алекс попытался дернуться, оказать сопротивление, острие сразу же надавило сильнее и пробило кожу, Сандро метнулся к нему за спину и защелкнул наручник на другой руке. Распрямившись, он ударил Алекса ногой в живот, но Роберто не позволил ему продолжить: "Это не по правилам, сын! Он виновен и его надо наказать, а не попросту избить!". "Лицемерная скотина! А что же ты собираешься со мной сотворить?" - с отчаянной усмешкой подумал Алекс. По всей видимости, тень этой усмешки отразилась на его лице, Роберто опустился на колено и, наклонившись к Алексу, процедил: "Радуешься от предвкушения удовольствия? Поверь мне, ты не будешь разочарован!". Роберто рывком поднял Алекса на ноги, заломил ему руки, доведя его до болевого предела.

- Где мы сможем удобно расположиться, сын? - негромко спросил Роберто.

- В его спальне - не замедлил с ответом Сандро.

- Не забудь принадлежности - бросил Роберто через плечо сыну.

"Надо принять решение: сопротивляться или подчиниться. Главное, не позволить им отвлечься и приступить к обыску дома. Что их сюда привело? К чему все это представление? Для начала, попробую дернуться, в конце концов, здесь я - хозяин" - продумал стратегию Алекс и попытался, преодолевая боль, освободиться от захвата Роберто, но почти сразу согнулся, получив короткий, но болезненный удар в область почек.

После нескольких ударов в лицо, Алекс ненадолго отключился. Очнувшись, он обнаружил себя без одежды распластанным поперек своей кровати (его руки и ноги были прочно привязаны к ножкам), в рот была вставлена растяжка, а член у основания был зафиксирован кожаным кольцом с длинным кожаным ремешком. Конец ремня держал Сандро. Также у него в руках находился еще один ремешок, притороченный к широкому, украшенному железными шипами ошейнику, сдавившему горло Алекса.

- Помни, ты должен получить над ним власть, чуть-чуть не доведя его до полного удовлетворения. Что ж начинай, сын, покажи, на что ты способен.

Все, что происходило дальше, напомнило Алексу застарелый, но не потерявший угнетающей силы кошмар - избиения чередовались с актами насилия, они употребляли его то вместе, то по очереди. Он раз за разом сопротивлялся очередному витку их похотливого безумия, но с каждым разом силы оставляли его. Несколько раз он падал в спасительное беспамятство, но его возвращали обратно все более изощренными способами. В конце концов, Роберто натянул ему на голову полотняный мешок, показавшийся Алексу до боли знакомым. Потом Алекс почувствовал, что его голову приподняли, а потом его пронзила острая боль в паху: "О-о-о! Они связали ремни на шее и на члене, что-то но...". И тут на него обрушился водяной поток, он мотал головой, пытаясь увернуться, еще усиливая боль. Вода попала в рот и потекла в легкие. Перед тем, как окончательно упасть в забытье у Алекса в голове мелькнуло: "Бедная девочка!".


Как только за ней закрылась дверь, Беатриче повернула замок и сползла по стене своей кельи. Ее ноги превратились в кисель. Дрожащими руками Би расстегнула и отставила в сторону танцевальные туфли. Сейчас они выглядели, как насмешка над ней самой, поглощенной страхом перед неизвестной опасностью. Тихонько убрав подальше все предметы, которые могли издавать шум, Биче, не дыша, притаилась около вентиляционного отверстия. Некоторое время ничего не происходило. Потом в дверь постучали, через пару минут постучали еще громче. Издалека она услышала обрывки разговора, закончившегося коротким вскриком. "Алекс!" - выдохнула Биче и рванулась к двери. Она почти повернула ручку замка, как перед ее глазами встал Алекс. "Ни звука" - попросил он ее. И поцеловал. Биче убрала руки от замка и опустилась рядом с отдушиной.

Через пару минут в комнату зашли двое мужчин, один из них был тем смешным мальчиком, которого Алекс урезонивал здесь около двух месяцев назад, во втором же она сразу узнала бессердечного и холеного красавца со старых фотографий Алекса. "Старший друг!" - подумала Биче и с силой сжала зубы, чтобы не закричать. Старший друг, будто барана, вел перед собой Алекса с заломленными за спину руками. Беатриче отпрянула от отверстия, как только они начали избивать Алекса.

Она вернулась на наблюдательный пункт, едва звуки ударов стихли. Когда она увидела то, что происходило дальше, внутри ее начала нарастать противная дрожь. Чтобы хоть чуть-чуть справиться с нею, Беатриче закусила правую руку. Боль ненадолго привела ее в чувство. У нее не было сил оторваться от наблюдения за жуткими приготовлениями, но когда незваные гости начали сессию, Беатриче в бессилии закрыла глаза и еще сильнее закусила руку. Она очнулась, когда ощутила, что по лицу потекла тонкая теплая струйка. Би прокусила себе руку, и кровь смешалась со слезами, которые все это время катились из глаз. Она застала завершающую стадию издевательств. Когда они начали лить на голову Алексу воду из огромного ведра, Биче легла на пол, с трудом сдерживая рыдания и внутренне содрогаясь, она едва могла дышать.

Наконец, она услышала, что в соседнем помещении все стихло, хлопнула входная дверь. "Соберись, тряпка! Ему нужно помочь!" - она усилием воли подняла себя на ноги, тихонько открыла дверь и после секундной заминки, кинулась на кухню. Подхватив там ножницы для разделки, она поспешила к Алексу. Одна рука была освобождена от ремней. "Не трясись! Так, сначала руку и ноги ... потом узду ...". Биче едва успела поймать его голову. Потом содрала ненавистный мешок и, собрав все силы, она перевернула его на живот, постаравшись завести колено под диафрагму. Несколько долгих и мучительных мгновений руки и корпус Алекса бессильно свисали у нее с колена, она с силой нажала на диафрагму, и из него вылился поток воды. А потом она услышала, как он закашлялся, и счастливо засмеялась сквозь слезы.

Аккуратно уложив мужчину на бок, она освобождала его от примет посещения "друзей". Биче неосознанно гладила и целовала каждую ссадину и кровоподтек, попадавшиеся ей на глаза, и приговаривала: "У Алекса не боли". Как будто детская побасенка могла защитить ее любимого от всех напастей. Несмотря на то, что у Алекса прощупывался пульс и Биче ощущала его слабое дыхание, он не приходил в себя, блуждая в спасительном забытье. Би потерла лоб, соображая, что можно было бы сделать: "Здесь нужен врач. Врач-врач... "Он - врач, поэтому не боится сильных мира сего". Поль!". Беатриче закружилась по комнатам, словно охотничья собака, в поисках телефона Алекса. Она обнаружила его там, где они вместе учились танцевать танго. Уже не пытаясь справиться со слезами, она нашла в исходящих звонках номер Поля. "Приезжай скорее. Алекс" - набрала она сообщение и нажала клавишу "Отправить".

Вернувшись в спальню, она забрала из своей комнаты одеяло и подошла к огромной кровати, где лежал Алекс. Он все еще был в забытьи, но, безусловно, был жив. Беатриче перевернула его еще раз, постаравшись расположить на более сухом месте, укрыла одеялом и легла рядом с ним. Она, не отрываясь, разглядывала его лицо, помогая глазам кончиками пальцев запомнить его лоб, нос губы, длинные ресницы, спутанные мокрые волосы, разлетающиеся к вискам брови. Наконец, она не выдержала и тихонько прикоснулась губами к кончику немного вытянутого уха, к бороздке на лбу, к уголку глаза и, наконец, к чуть-чуть выступающей нижней губе. "Вернись ко мне! Не покидай меня, Алекс!" - шепнула она и услышала шум двигателя стремительно приближающейся машины.




Глава 25 Праздник | Единство вопреки (СИ) | Глава 27 Помощь друга



Loading...