home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 29 Близость



***


Блаженствуя под теплыми струями в душевой кабине, Беатриче перебирала в памяти все произошедшее за последние два дня. Исподволь к ней пришла даже не мысль, а ощущение, что все чудесное, волнующее и ужасное, что произошло с ними за эти дни, было прелюдией к их самому близкому знакомству. И если оно случится, то, пожалуй, изменит их жизни раз и навсегда, а если не случится, то их могут постигнуть беды, по сравнению с которыми, надругательство над Алексом было легкой разминкой. "Эк, куда тебя занесло! У нормальных людей, это называется просто секс, обыденная вещь, которая не влечет никаких метафизических сдвигов" - попыталась урезонить сама себя Беатриче. Но это выступление рациональной Беатрикс вышло совсем неубедительным, и Би продолжила любовно перебирать приметы его головокружительной близости. "Но первый шаг должен сделать именно он" - задумчиво произнесла она.

Решительно перетянув свою любимую рубашку Алекса стареньким галстуком, Биче направилась к своей каморке. Она заглянула внутрь и с удивлением увидела, что Алекс вовсе не спит, а сидит на ее немудрящей постели и сосредоточенно о чем-то размышляет. Он поднял глаза, несмело улыбнулся и качнул головой, предлагая присесть рядом. Би машинально отметила для себя, что он переоделся в джинсы и застиранную зеленую футболку. Пару минут они просидели в молчании, которое сейчас не расслабляло, а напротив, усиливало напряжение. Наконец, Биче не выдержала и легонько провела рукой по спине Алекса. В тот же миг комната крутанулась у нее перед глазами. Она оказалась лежащей под натянутым, как струна телом мужчины, а ее рот был переполнен поцелуем, от которого душа устремилась в неведомые заоблачные дали, увлекая за собой и ее саму, и Александра, которому она ответила на поцелуй.

Находясь в какой-то странной горячке, Алекс действовал, повинуясь наитию. Он подхватил ее, словно птицу, готовую взлететь от малейшего неосторожного движения, накрыл всем телом и запечатал губы поцелуем, о котором мечтал последние месяцы. Как же он боялся! Он боялся по незнанию обидеть ее, боялся, что не понравиться ей, боялся, что вся его прошлая жизнь возьмет свое, и он сам оттолкнет ее, поэтому Алекс очень торопился и действовал так, как было привычно для него. Дрожащими руками он освободил ее от рубашки и сорвал с себя футболку. Алекс впервые увидел ее практически обнаженной, но не дал себе времени, чтобы разглядеть ее тело, отгоняя от себя воспоминания о других виденных им обнаженных женских телах. Он поторопился развернуть ее и прижался к ее спине. Дальнейшее он проделал почти автоматически, очнувшись только, когда отступили волны наслаждения, и он, прикоснувшись к ее лицу, почувствовал влагу на своих пальцах. Она плакала! "Идиот! Я все испортил! Она плачет!" - Алекс готов был умереть от стыда и отчаяния - "Что же я сделал не так?".

- Би? - хрипло сказало он вслух.

Женщина вымученно улыбнулась, утерла слезы и произнесла:

- Я не знаю, куда ты так торопился, но если бы ты прежде познакомился с моим телом, ты нашел бы массу новых возможностей доставить удовольствие себе, ну, и порадовать меня.

- Я .... Я не ..., прости меня! - краснея, пробормотал Алекс - Я впервые был близок с женщиной.

- Но ты же говорил, что участвовал в развлечениях высшего света - унимая дрожь в голосе, сказала Биче.

- Да, но Роберто отводил мне в этих сессиях достаточно специфичную роль - глухо произнес Алекс - Моей задачей было наказывать провинившихся и причинять боль. Но никогда я не занимался сексом ни с одной из них и не видел, как это делают другие.

Беатриче передернуло. Она взяла себя в руки и, тихонько поглаживая Алекса, прошептала ему на ухо:

- Давай начнем все с начала, только сейчас мы не будем спешить и сначала познакомимся друг с другом.

Он задышал чаще, но, не поднимая глаз, отрицательно мотнул головой:

- Я ... я вряд ли смогу даже посмотреть тебе в глаза, не то, что ...

- Тоже мне, проблема! - Беатриче засмеялась - У меня есть решение.

Женщина откуда-то выхватила свой шарф, завязала себе глаза, села с видом пай-девочки, подогнув под себя ноги и аккуратно сложив руки на коленях:

- Начинай и помни, мы никуда не торопимся, и я - полностью в твоей власти.


Некоторое время (по ощущениям Беатриче, достаточно долгое) ничего не происходило. Тело женщины покрылось мурашками от холода и волнения. Наконец, она ощутила легчайшее прикосновение губ к своим губам. Нескольких мгновений хватило ей, для того чтобы найти его лицо и такими же легкими движениями начать свое знакомство с ним. Отсутствие возможности увидеть усиливало чувствительность кожи. Лучики морщинок у глаз, растрепавшиеся пряди у висков, длинная, покрытая двухдневной щетиной шея, ложбинка на груди, большие сильные руки, которые с нежностью прикасались к ней, невесомыми движениями изменяя положение ее тела.

У Алекса путались мысли, он пытался анализировать их первую близость, а главное то, что произошло после. Но он никак не мог найти объяснения ее словам и поступкам: "Почему она дала мне второй шанс?! И не просто осталась, но полностью вверила себя мне? Она должна была обидеться! Или отомстить! Или убежать! Но ни в коем случае, не должна была остаться и продолжать, точнее, начать заново". Голова закружилась, но тут же пришло решение. Еще минуту он просто смотрел на нее, неосознанно справился с мимолетным желанием нарисовать ее, запечатлеть все то, что до этого было скрыто одеждой. Алекс улыбнулся мысли о том, что оригинал не очень-то отличался от рисунков, порожденных его фантазией, и поцеловал ее. Руки Беатриче сразу ожили, нашли его губы и начали неспешный разговор с его телом. Его губы, блуждавшие по телу женщины, то обгоняли прикосновения Беатриче к нему, то отставали от них. Их пути то сходились, то расходились. С каждой минутой исчезали страхи и беспокойство, громоздившие до этого казавшиеся непреодолимыми барьеры. Таяли страхи, росло восхищение и возбуждение. Каждый из них, познавая другого, открывал себя, и щедрость их не знала границ. Их движения напоминали причудливый танец, где каждый вел и каждый следовал в свое время, помогая партнеру испытать наибольшее удовольствие от этого танца.

Наконец, Алекс уложил Беатриче на спину, а сам встал над ней на колени, чтобы охватить ее взглядом. Его руки скользнули по ее телу, Беатриче со стоном подалась за ними. Он увидел ее всю, готовую принять его, не по принуждению, а по желанию всего ее существа. В голове мелькнула недавно слышанная фраза "Мужчины входят к женщинам ...", теперь он понял ее глубину и многозначность. Не в силах больше сдерживаться, Алекс склонился над Беатриче, но прежде чем войти, он освободил ее от шарфа и, глядя в сияющие глаза, сказал о своей любви. Она эхом повторила его слова в ответ.


Боль и усталость отступили, как по волшебству. Алекс давно не чувствовал такого прилива энергии. Их неторопливые беседы сменялись разговором тел, с каждым разом после их окончания Алекс ощущал себя бодрее. Он был готов перевернуть весь мир, но, не выпуская при этом Беатриче из рук. "Полагаю, мне надо сделать правильный выбор, и пустить эту энергию в мирное русло" - мысленно поддел себя Алекс.

Беатриче, вопреки обыкновению, молча проникалась своим счастьем. Иногда ей казалось, что ее глаза все еще закрыты шарфом, и только прикосновения Алекса были источником сведений о происходящем вокруг. Без него она теряла фокусировку и как будто блуждала без дороги.

Маленькая комнатка Беатриче расширилась до размеров Вселенной. Здесь было все самое дорогое для них обоих: Прошлое Алекса, счастливое и не очень, их общее Настоящее, каждый миг которого был бесценен, и их туманное Будущее, зримым воплощением которого стал юношеский проект Алекса. Когда Биче достала план, Алекс закатил глаза, а потом полушутя нахмурился.

- Ты не поверишь, но именно так выглядел Дом моей мечты! - обронила Беатриче. Она рассказала ему о своей тоске по нормальной семье, по Дому, где хотела бы жить с дорогими людьми, рассказала о том, как она в мечтах совершенствовала свое Убежище, наполняя вещами, цветами, книгами, которые бы нравились всем членам ее будущей семьи.

Алекс молча слушал ее, слегка поглаживая щиколотку ее ноги, потом аккуратно вынул из рук план, привлек к себе и поцеловал. Ни он, ни она не продолжили любовной игры, потому что все, сказанное Беатриче, не могло не заставить задуматься о том, что будет дальше. Алекс посадил Биче перед собой, спиной к себе, ее голова легла к нему на плечо, его руки замерли, чуть-чуть не сомкнув кольцо вокруг женщины. Время не двигалось, казалось, прислушавшись к их общей беззвучной мольбе.

- Ты же понимаешь, что здесь все, о чем ты мечтаешь, и чего теперь хочу и я, недостижимо - после долгого молчания тихо сказал Алекс.

Биче молча покачала головой в ответ.

- До недавнего времени, у меня была слабая, призрачная надежда, что можно попробовать выехать за границу и вывезти тебя туда, но после позавчерашнего представления, я не уверен, что я смогу безопасно перемещаться даже в пределах Города - продолжил Алекс.

- Нам надо поискать путь, которым я пришла сюда - сказала Биче, слегка повернула голову и потерлась висом о его щеку.

- Когда я был там третьего дня - никаких признаков Пути я не увидел - ответил Алекс.

- То есть единственная реальная перспектива для нас - долгая и мучительная смерть?! - отрешенно сказала Би.

- Я не верю! - твердо произнес Алекс и замкнул кольцо - Не для этого мы встретились, не для этого ломали копья и стены, разделявшие нас, чтобы просто взять и мучительно умереть. Я люблю тебя и, чтобы иметь возможность сказать тебе это, а главное, показать, я слишком много пережил.

- А во что ты веришь? - вдруг спросила Би.

- Не знаю. Всю свою жизнь я не верил ни в кого, кроме себя. Признаться, я и в себя-то тоже не всегда верил. Но сейчас я скажу немного странную вещь, однако, это правда: я верю в Того, кто привел тебя сюда. Мне очень нравится ход его мыслей. И мне кажется, что он милосерден и понимает толк в любви.

- Да будет нам по вере твоей! - улыбнулась Беатриче.


Ближе к вечеру Алекс принес в кладовку планшет с альбомом для скетчей и попросил Биче позировать ему. Она со смехом изобразила несколько особенно сексуальных, с ее точки зрения поз. Однако Алекс усадил ее так, как она сидела в ожидании его прикосновения. Воспоминания о моменте явления их чувств преобразили и модель, и художника. Ее скромно лежащие руки и полуопущенная голова говорили о слабости, но излучали силу, которая оказалась способна помочь преодолеть его слабость и обуздать его силу. Когда Алекс оторвался от рисунка, у него ныла спина и с трудом разогнулись пальцы. Что чувствовала в этот момент Беатриче, описать было невозможно, потому что у нее затекла каждая клеточка ее тела. Но результат стоил усилий, Алекс не мог не признать, что это был его лучший набросок. У Би не было сил даже для того, чтобы попросить посмотреть рисунок, поэтому Алекс отбросил альбом и сделал все, чтобы помочь своей домашней фее.




Глава 28 Исцеление | Единство вопреки (СИ) | Глава 30 От радости до беды



Loading...