home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 32 Крушение надежд.


***


Алекс практически сразу заметил полицейских, которые спустились на платформу и неторопливо приближались к ним. Он похолодел, но взял Беатриче за руку и начал судорожно соображать, что можно будет сделать, чтобы избежать встречи. Как будто в ответ на его размышления в тоннеле показались огни приближающегося поезда. Слушая оглушительные удары сердца, Алекс подгонял состав и наблюдал за идущими навстречу полицейскими. Как только открылись двери, он одним движением переместил Беатриче в вагон и уже приготовился сделать шаг следом за ней, когда услышал окрик полицейского. В какой-то момент он раздвоился, часть его успела заскочить в вагон и приготовилась разделить с любимой все, что должно было произойти, другая же часть безучастно наблюдала за окружившими его полицейскими и вслушивалась в вопросы, которыми они засыпали Алекса. Только спустя несколько мгновений он смог разобраться в том, где же реальность, и сконцентрировался на одном из полицейских, оказавшимся его знакомым.

- Простите, господа, прошу вас перестать говорить разом - холодно произнес он, постаравшись пресечь дрожь в голосе.

- Господин Рейно, что вы здесь делаете в такое время, и кто был рядом с вами на платформе, когда мы подходили?

- Я давно и безуспешно решаю одну профессиональную проблему, из-за чего мне приходится периодически возвращаться на эту станцию. Рядом со мной был какой-то мальчишка, который сначала клянчил у меня сигареты, а потом попытался стащить бумажник. Я его задержал, но, к несчастью, он успел ускользнуть до вашего прихода - Алекс немного справился с волнением и вдохновенно врал стражам порядка.

- Какая досада! - посетовал знакомый ему полицейский - Но я думаю, что мы сможем задержать вора. Прием, Доминик? Проследи, у вас на станции может сойти с поезда мальчишка, среднего роста, в синей куртке и большой черной кепке. Он - карманник, его надо задержать. Прием?

Рация несколько раз чихнула, раздался скрежет и механический голос произнес:

- Прием. Черт побери! Ничего не понимаю! Поезд только что пронесся мимо станции на бешеной скорости без остановки. Прием?

- Поня-а-а-а-атно! - недоуменно произнес полицейский - Попробуем так.

- Прием, Гаспар? В последнем поезде, который отошел от "Пантеона" в 23.58 находиться малолетний преступник. Как только поезд остановиться, его надо немедленно задержать. Прием?

- Прием. Какой поезд?! Он должен был прибыть к нам пару минут назад, но он пока не появился!

Полицейские опасливо переглянулись. Назревала нештатная ситуация.

Алекс с трудом держал себя в руках и сохранял непроницаемое выражение лица. "Она ушла!" - мысленно кричал он - "Она ушла!".

- Прием! Гаспар! Где поезд?! - взволнованно сказал полицейский.

- Прием! Понятия не имею! На станции его нет! - прохрипела рация в ответ.

Алекс отчаянно хотел спросить, с чем связано их появление здесь в столь поздний час, но решил, что своим любопытством может вызвать ненужные подозрения, поэтому он только и спросил:

- Я могу идти?

- Да, конечно, господин Рейно - несколько подобострастно заверил его полицейский.

Алекс молча кивнул и неторопливо направился к выходу.


Она ушла! Облегчение от мысли о том, что Беатриче недосягаема для Роберто и его подручных, сменилось тягостным осознанием того, что она также недосягаема для него. Почему лишь доли секунды иногда бывает достаточно для того, чтобы жизнь круто поменяла маршрут или вошла в штопор. "Что мне делать? Как я буду жить без нее? Ведь жить как прежде я уже не смогу, да мне и не дадут. Но на меня у Того, кто все это придумал, видимо, какие-то другие планы. Тогда зачем было затевать все это?! Зачем одной рукой давать, а другой отбирать?!" - горько размышлял Алекс, стараясь идти прямо и ничем не выдать бури у себя в душе. Он едва успел покинуть здание перед тем, как на входе опустили решетки и выключили свет. В полубессознательном состоянии он добрался до своего боевого товарища, сел за руль и еще несколько минут пытался собрать себя воедино, чтобы понять, как жить дальше. Наконец, он включил зажигание и на автопилоте поехал в сторону дома.


Алекс возвращался домой также окольной дорогой, поэтому, подъехав с заднего входа, он не сразу понял, что у него были "гости". Едва включив свет в гостиной, он обнаружил несколько человек, напряженно ожидавших его появления. Среди них был Роберто, несколько полицейских чинов и двое его соседей, весьма состоятельных и влиятельных людей.

- Господа! - хорошо поставленным голосом провозгласил Роберто - Наконец-то мы дождались наше главное действующее лицо и можем приступить к следственным действиям.

- Добрый вечер! - внутренне подобравшись, сказал Алекс - Чем обязан вашему присутствию в моем доме, да еще и без приглашения .... опять - спустя мгновение добавил он.

Один из соседей кинул на него короткий вопросительный взгляд.

- Александр Рейно, вы обвиняетесь в преступлении, предусмотренном Уголовным уложением, а именно, в сожительстве с женщиной - торжественно произнес начальник полиции.

- И на чем же основываются ваши, более чем странные обвинения?- поинтересовался Алекс.

Роберто немного нахмурился, поскольку не ожидал от Алекса такой спокойной и немного ироничной реакции.

- В том числе из донесений наших добровольных помощников - уклончиво произнес Роберто, отводя взгляд от заинтересованных участников представления.

- А зачем здесь присутствуют мои уважаемые соседи? - Алекс вежливо склонил голову в знак приветствия и с удовольствием отметил, что с ним поздоровались в ответ.

- Это понятые и, кроме того, они смогут засвидетельствовать факт присутствия женщины в вашем доме - сказал Роберто - Начинаем осмотр помещения.

Алекс с трудом удержал себя от того, чтобы не ударить старшего друга и не покончить с этим фарсом, и последовал за всей компанией. Роберто направился прямиком в спальную зону и подошел к кладовке.

- Внимание, господа! - он картинно задержал руку на ручке двери, ведущей в кладовку, и спустя пару секунд настежь распахнул ее. В кладовке было пусто - ни женщины, никаких следов ее пребывания, ничего. "Ай да Давид! Ай да девочки!" - с нежностью подумал Алекс, сохраняя непроницаемое выражение лица. Роберто обшарил все секции шкафа, грубо скидывая его содержание на пол. На лицах понятых отразились непонимание и брезгливость. Осмотр остального дома также не дал результатов. Роберто был в бешенстве, понятые - в сомнениях относительно его дееспособности.

- Все - в машину - процедил Роберто и указал на Алекса - Я задерживаю вас. Вам надлежит проследовать в полицейский участок. Вы, господа, можете быть свободны.

Один из его соседей нахмурился, в задумчивости покачал головой и произнес:

- Алекс, я пришлю своего адвоката. Полагаю, вам понадобиться квалифицированная помощь в этой абсурдной ситуации.

После чего оба "понятых" покинули дом, оживленно друг с другом переговариваясь.

Алекс без сопротивления сел в машину и молчал все время, пока они добирались до участка.

Потом последовали бесконечные, выматывающие допросы, на протяжении суток с короткими перерывами на сон и скудную еду. Ему устроили несколько очных ставок. Первая из них была с женщиной, которая преследовала Биче. Она закончилась ничем, так как в ее показаниях не было никаких доказательств присутствия в доме Алекса женщины, кроме нескольких звуков, слышанных ею в кладовке, да описания внешности работницы, сидевшей в карцере несколько месяцев назад. Эти два факта не позволяли построить устойчивую конструкцию для обвинения Алекса. Следующая очная ставка была с Давидом, который, не глядя на Алекса, изложил историю перемещений женских бригад за последние несколько месяцев, подробнее описав сегодняшний день. Из его рассказа следовало, что определенное количество женщин находилось под постоянным контролем в запланированных местах без каких-либо отклонений от маршрута или от графика. Алекс диву давался, насколько грамотно и непротиворечиво звучал рассказ его заместителя. В который раз он поздравил себя с тем, что когда-то взял Давида на работу.

Но самой большой неожиданностью была встреча с Полем. Алекс растерялся, когда увидел на пороге комнаты для допросов щуплую фигуру его друга и его флегматичное лицо.

- Что вы делали первого января в доме Александра Рейно? - прозвучал вопрос следователя.

- Оказывал ему медицинскую помощь, поскольку Александр Рейно получил многочисленные телесные повреждения, некоторые из них были причинены вследствие пыток - как на уроке ответил Поль, простодушно глядя на следователя. Адвокат несказанно удивился и начал подробно фиксировать показания Поля.

- Откуда вы узнали о том, что господину Рейно требуется помощь? - спросил следователь. Роберто, стоявший позади него, стараясь ничего не упустить, подался вперед.

- Я получил SMS-сообщение и тут же направился к нему - также невозмутимо ответил Поль.

- Кто, по вашему мнению, отправил это сообщение? - уточнил следователь.

- Конечно же Алекс - тут пришел черед удивляться Полю - Когда я зашел в дом, он освободился от наручников и ремней (эти слова Поль произнес медленно, тщательно артикулируя и повернувшись к адвокату), и сидел около стола на кухне.

Адвокат жестом привлек к себе внимание и с позволения следователя задал вопрос:

- Какие именно повреждения вы обнаружили?

Поль только открыл рот, чтобы пуститься в описание болячек Алекса, как Роберто рявкнул:

- При чем здесь его повреждения?! Господина Рейно обвиняют в сожительстве с женщиной, которая, вероятно, помогла ему освободиться после сессии.

- Какой сессии? - уцепился за последнее слово адвокат - Что вы об этом знаете?

- Следственное действие завершено - выдавил из себя Роберто - Все свободны.

- Все? - прервал молчание Алекс.

- ВСЕ! - буркнул Роберто.


Друзья стояли на крыльце полицейского участка и настороженно молчали. Алекс опустил голову, погрузившись в изучение наледи на ступенях, Поль пристально смотрел на друга.

- А не пропустить ли нам стаканчик-другой? - вполголоса предложил Поль.


Через полчаса Алекс и Поль сидели в "Приюте", обстоятельно проверив личные вещи на предмет наличия каких-нибудь полицейских сюрпризов. Минут пять они хранили молчание. Алекс сидел со вторым стаканом виски и, глядя на бутылку, размышлял, сможет ли ему что-нибудь помешать напиться и притупить боль потери. Поль присоединился к выбору друга, тоже выпил первую порцию и сейчас смотрел на Алекса в ожидании хоть каких-нибудь пояснений. Когда молчание затянулось, Пол откашлялся и, отведя глаза, произнес:

- Ну и фантазия у нашего начальника полиции!

Алекс молча повернул голову к Полю.

- Надо же измыслить такое: у тебя живет женщина! - как ни в чем не бывало продолжал Поль - И ты с ней тоже живешь, я имею в виду ... ну, совсем, во всех отношениях живешь.

- Да, и так бывает - неопределенно ответил Алекс. Было неясно, к чему относилась его реплика, то ли к бурной фантазии господина Гуардини, то ли к проживанию с женщиной самого Алекса.

Поль приподнял брови и продолжил:

- Да, кстати, по поводу "бывает". Ты меня весьма заинтриговал рассказами о фэйрис, которые захаживают к тебе на огонек. Я тут навел справки, и должен сказать, что, безусловно, верю каждому твоему слову, и сам хотел бы познакомиться с гостем из Дивной страны. Есть ли у меня хоть какие-то шансы? - Пол попытался выразиться как можно более витиевато, но при этом донести свою мысль до собеседника.

- Увы, мой друг - с горечью произнес Алекс - Наши места оказались очень негостеприимными. Мой гость был вынужден покинуть наш мир и вернуться домой.

- Мне действительно жаль - с непривычной для себя серьезностью тихо сказал Поль и положил Алексу руку на плечо - Как бы я хотел увидеть твоего гостя и лично выразить ЕМУ свое почтение! Кстати, что с его раной, мазь помогла?

Алекс пристально посмотрел на друга, чуть улыбнулся и вынул из кармана маленький блокнотик. Несколько минут он сосредоточенно что-то рисовал на трех листочках. Потом Алекс протянул результат своих трудов Полю. С первого рисунка на него смотрела миниатюрная феечка с лицом и фигурой Беатриче, одетая в мужскую рубашку, подпоясанную галстуком и с легкими стрекозиными крыльями за спиной. Она привстала на цыпочки, развела руки в стороны и приподняла голову, лукаво улыбаясь. На втором рисунке, та же фея склонилась в глубоком поклоне, присев на одну ногу и выставив вперед другую. На третьем она стояла, выпрямившись во весь невеликий рост, и красовалась перед Полем, улыбаясь самой чарующей улыбкой.

- Моя ГОСТЬЯ от всей души благодарит тебя за помощь и сожалеет, что не может сказать тебе это сама - тихонько проговорил Алекс и потянул листочки к себе.

У Поля перехватило дыхание. Он не ожидал, что изображение окажется таким живым, и даже нарисованный персонаж будет таким притягательным. "Какова же она в реальности?!" - Поль внезапно осознал, как паршиво сейчас было его другу - "Как он отпустил ее?!". К боли за Алекса примешивалось сожаление о собственной жизни, состоявшей из любимой работы и дружеского общения, в котором не было места страстным порывам, эмоциональным взлетам и падениям. Впервые в жизни он пожалел об этом.

- Ты чего? Что ты делаешь?! - возмутился Поль, когда понял, что Алекс собирается забрать у него рисунки.

- Хочу их уничтожить. Зачем тебе компромат? Думаешь, сегодняшними посиделками все ограничится? - попытался урезонить друга Алекс.

- Ну, знаешь ли! В ДАННОМ СЛУЧАЕ, эта прелесть разговаривает не с тобой, и не тебе решать, что делать с МОЕЙ собеседницей - проворчал Поль, поспешив спрятать драгоценные листочки подальше от Алекса.

- Слушай, дружище, а ты-то что здесь делаешь?! - вдруг поменял тему Поль - Какого черта ты здесь забыл?! Или тебе не будут рады в этой их стране? Тебя там не ждут с ответным визитом?

- Думаю, что ждут, и, скорее всего, будут рады, но я понятия не имею, как туда попасть - Алекс закрыл лицо руками и глухо произнес - Дверь закрылась буквально перед моим носом.

- Что будешь делать? - спросил Поль.

- Искать вход и ждать, когда он откроется - ответил Алекс - Больше мне ничего не остается.

- А я пока поразмышляю на досуге, хотел бы я составить тебе компанию - усмехнулся Поль.




Глава 31 Исход | Единство вопреки (СИ) | Глава 33 Возвращение домой



Loading...