home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8 Раздумья


***

"Аудиенция окончена" разочарованно констатировала Биче, очнувшись от кратковременного ступора, в который ее ввел последний вопрос Александра. Она чувствовала себя более подавленной, чем в начале разговора, на протяжении которого они то и дело менялись ролями. Сначала Александр был предельно уверен в себе, собран и холоден. Вопросы, следовавшие один за другим, были точными. Однако, чем больше информации Биче сообщала ему, тем больше было его удивление, переходящее в растерянность. Было ясно, что реалии ее мира были непривычны или даже неприемлемы для него. Тем не менее, последний вопрос как-то разом обесценил энтузиазм Би, она будто получила удар под дых.

Совершенно чужой ей человек с необыкновенной легкостью, почти походя, вытащил на свет ее застарелую боль. Последнее время вся ее жизнь свелась к целенаправленному поиску человека, с которым можно было бы без сожаления провести отведенное ей время жизни. Но долгие искания были безрезультатными.

Ее родители развелись, когда ей исполнилось 13 лет. Многомудрый отец, который и выбрал для Беатрикс такое странное и, на первый взгляд, тяжеловесное имя, не смог ужиться с более простой и основательной мамой. Родители не договорились относительно места проживания ребенка, поэтому большую часть сложного переходного возраста она провела в престижном интернате, по паре месяцев в году гостя то у матери, то у отца. Годы, проведенные вне семьи, научили ее сопротивляться трудностям, развили дипломатичность и гибкость характера, но не смогли отнять присущее ей от рождения обостренное чувство собственного достоинства. Порядки в интернате могли сравниться по строгости с монастырским уставом, но она получила отличное образование, позволившее ей без проблем поступить на юридический факультет университета. Тогда же в интернате она решила, что для самых близких людей она будет Беатриче. Так, однажды на уроке, назвал ее любимый преподаватель словесности, усмотрев в ней неочевидное, но весьма существенное сходство с героиней Шекспира. Прозвище закрепилось за ней, неожиданно привнеся легкость в непростую жизнь обделенного родительской любовью подростка.

Зато в университете ее жизнь перевернулась с ног на голову: свобода ослабила узду, навязанную воспитателями интерната. Если бы не необходимость учиться так, чтобы можно было получать стипендию, Биче, наверное, пустилась во все тяжкие. Но, несмотря на напряженный учебный график, вокруг нее всегда крутились воздыхатели, и она меняла кавалеров, как перчатки. Уже на последних годах обучения Би поняла, что подобные кратковременные отношения, напоминающие мотыльков-однодневок, эмоционально утомляют, но не дают ничего взамен. Очередная восторженная влюбленность, которая, казалось, отвечала всем признакам пресловутой "химии", закончилась тягостным недоумением от осознания взаимного несоответствия и не менее тяжким расставанием. Тогда Биче, которая всегда отличалась умением взглянуть правде в глаза, решила коренным образом изменить свой подход к отношениям с мужчинами. Она не заводила краткосрочных романов. Прежде чем сблизиться с человеком, по нескольку месяцев она держала его на расстоянии, взвешивая все "за" и "против", будто под микроскопом разглядывая малейшие достоинства и недостатки, но даже после длительного изучения партнеров ее все равно постигали разочарования. Никто из ее университетских приятелей или мужчин, с которыми она встречалась после окончания учебы, не задели ее душу и не вызвали чувства, хоть немного напоминающего любовь.

Ближе всех Беатриче сошлась с Жаном, с которым она познакомилась на вечеринке у бывшей однокашницы. После года задушевного общения он признался ей в своей нетрадиционной ориентации, чем немало удивил и несколько огорошил её. Но и в общении с ним она скорее ощущала душевное тепло, чем страсть или глубокое чувство. Их взаимопонимание было достигнуто, скорее, за счет бесконечной болтовни ни о чем и обо всем, чем за счет желания, способности понять друг друга и довериться друг другу.

Тем не менее, только Жану она рассказала про свои чаяния, и именно во время этого разговора он осуществил свой неожиданный coming-out. Разочарование, постигшее Биче, надолго отбило у нее желание сближаться с мужчинами.

Так она и шла по жизни, вроде бы пританцовывая и улыбаясь, а на деле в одиночестве блуждая в тумане неопределенности в поисках неизвестно кого.

Из ступора ее вывела неожиданная мысль: "А ведь я давно не испытывала таких сильных эмоций, не ощущала такой ясности, как здесь, в этом вывернутом наизнанку мире!". Она сползла со стула и, слегка улыбаясь, направилась к своей комнатушке. "Кстати, о мире - в следующий раз надо хорошенечко расспросить моего "радушного" хозяина о месте, куда меня занесла нелегкая" - решила Би.



***


Тем временем потрясенный Алекс, пребывая в шоковом состоянии от свалившейся на него информации, двинулся в сторону библиотеки, чтобы в одиночестве осмыслить услышанное. Он расположился в удобном кресле у окна. Невидящим взглядом обозревая ближайший книжный стеллаж, он рисовал себе картины женского равноправия, одну красочнее другой: женщина-мэр проводит еженедельную инспекцию строящихся объектов недвижимости, женщина-бизнесмен ведет переговоры, выговаривая дополнительную скидку, женщина-спортсмен побеждает мужчину в боксерском поединке! "Стоп, стоп, стоп! Это я, наверно, хватил лишку" - вдруг улыбнулся Алекс - "Надо спросить у моей женщины, бывает ли так или нет".

Он подумал, что труднее всего будет представить то, что мужчины и женщины делают, чтобы создать семью. Но Алекс неожиданно для себя легко увидел Беатрикс, которая просто разговаривает с каким-то мужчиной, но не так, как она общается с ним, нет: она открыта, улыбается, внимательно слушает, живо отвечает, руки взлетают, как птицы. Вот она просто молчит, прикасается рукой к руке... В этот момент он испытал странное чувство сожаления и злости на ее неузнанного собеседника, смешанной с невесть откуда взявшейся завистью.

Алекс мотнул головой, отгоняя эту странную грезу. Его мысли несколько поменяли направление. Он вспомнил, что Беатрикс сказала про место и время, в котором она живет. Казалось, что она пришла из параллельной реальности, в которой царили принципиально другие законы. В их мирах совпадали некоторые архитектурные объекты, Алекс пожалел, что не расспросил о них подробнее. А ведь так можно было установить, когда ... разделились их миры. А так ли отличались законы их обществ? По сути дела, основное различие заключалось в разных отношениях между мужчинами и женщинами, все остальные детали были вторичны.

"Хм, внимание - вопрос: а что я помню о том, как мужчины и женщины общались когда-то в моем мире?" - внезапно прервал рассуждения Алекс. На его собственной памяти многочисленные женщины всегда были существами второго сорта, не допускавшимися в приличное общество. "Всегда ли было так?" - Алекс не смог сразу ответить на этот вопрос. История в школе преподавалась из рук вон плохо и сводилась к изучению периодов существования человечества, когда активно практиковались гомосексуальные взаимоотношения, и внедрению в неокрепшие умы набора пропагандистских лозунгов. Особенно в чести были история Древней Греции и Древнего Рима.

Алекс нахмурился, припоминая, где могут стоять его школьные учебники, сохраненные им в порыве странной ностальгии. Не без труда он отыскал потрепанные книжки. Учебник истории не поражал объемом, но все же, пусть в общих чертах, была изложена следующая версия изменения общественного строя в месте, где жил Алекс: очередная война повлекла огромные потери населения, в основном, она выкосила мужскую его часть. На протяжении нескольких десятилетий страна не могла справиться с недостатком населения. Было мало полноценных семей, детей появлялось немного, и рождались преимущественно девочки. Мало по малу, семейная жизнь обесценивалась. Женщины, чтобы заполучить мужчин вели себя все более развязано, сознательно демонстрируя свою доступность и недалекость. Мужчины утратили чувство ответственности и не понимали необходимости привязанности и долговременных отношений. Всеобщая распущенность привела нацию на грань катастрофы: разгул инфекционных болезней, массовая интеллектуальная и моральная деградация, зашкаливающий уровень преступности. Тогда же начало набирать силу движение за права так называемых сексуальных меньшинств: люди, практикующие однополые отношения отстаивали свое право заниматься сексом с себе подобными. Правящая верхушка в неубедительно попытке опереться на традиционные семейные ценности, начала преследование гомосексуалистов. Но оказалось, что большинству населения, не особенно жаждущему семейных оков, была ближе идея гомосексуального меньшинства о защите права на неприкосновенность сексуальной жизни каждого человека. Вполне демократическим путем политическая партия, лоббирующая интересы гомосексуалистов пришла к власти. Одним из положений их программы была борьба с распущенностью и блудом, которая на практике выразилась в ущемлении прав женщин вообще. За образец построения общественной жизни была принята архаическая Греция, где однополая любовь была не просто узаконена, но одним из основополагающих обычаев было назначение лучшим юношам зрелых и опытных любовников их числа уважаемых членов общества.

Алекс, вдруг вспомнив Сандро, оторвался от книги и расправил затекшие плечи. "Да уж, все прямо как в Древней Греции! Интересно, была ли у филеторов (так во времена Античности называли старших друзей), возможность отказаться от этой синекуры!" - с горькой иронией подумал Алекс. Ход его размышлений прервал звонок в дверь. Служба доставки привезла обед. Порция паста карбонара была очень большой, поэтому Алекс отложил на отдельную тарелку дымящуюся и благоухающую сливками и мускатным орехом пасту. По сложившейся традиции он оставил поднос с тарелкой, бутылкой воды и стаканом около кладовки. "Она, наверное, внутри" - подумал Алекс, прислушиваясь - "Беатрикс!" - чуть громче позвал он женщину - "Я принес обед".

Алекс поколебался мгновение - не пригласить ли гостью разделить с ним обед, но отчего-то не решился.



***


Биче доплелась до своей комнатки и без сил рухнула на импровизированную кровать. Она даже всплакнула от острой жалости к себе: дожила почти до тридцати лет, а жить так и не начала.

Достаточно быстро успокоившись, Би некоторое время бездумно разглядывала интерьер кладовки: стены, выкрашенные в белый цвет, на стене, противоположной двери, были укреплены открытые полки. На одной в идеальном порядке стояли музыкальные диски, на другой расположился макет здания, показавшегося ей смутно знакомым. Остальные полки оставались пустыми. Освещение маленькой комнаты было простым и продуманным. Большую часть помещения занимал трехстворчатый шкаф.

Шкаф! Он искушал ее! Ей ужасно хотелось заглянуть внутрь! Казалось, если она сделает это, то сможет приподнять завесу, скрывающую мысли ее сумрачного хозяина, а может быть, прикоснуться к его истинной сущности. "Будет особенно забавно обнаружить в этом шкафу парочку старых курток и принадлежности для приборки - богатое было бы духовное содержимое у Александра!" - Би попыталась подшутить над собой и над ним. Шутка не получилась. Пока воспитание и уважение, которое испытывала женщина к своему спасителю, удерживали ее от поползновений на исследование недр таинственного шкафа, но надолго ли ее хватит?

И опять ее мысли вернулись к Александру. Каким бы банальным ни было сравнение, но ей он напоминал этот шкаф, большой, отлично спланированный и сработанный, но тщательно скрывающий содержимое от посторонних взглядов. Он был, несомненно, потрясен картиной ее мира, нарисованной Биче в течение их разговора, но всеми силами старался не показать глубины своего потрясения. Последний вопрос, ранивший ее в самое сердце, был задан нейтральным тоном, ровным голосом, как будто он спрашивал дорогу к ближайшему супермаркету. Беатрикс почувствовала, как внутри поднимался маленький злобный смерч, не единожды заставлявший ее совершать весьма неосмотрительные поступки и говорить вещи, за которые ей бывало стыдно впоследствии. Чтобы успокоиться, Би применила старый и проверенный способ - начала считать до десяти в прямом и обратном порядке на трех языках. Раздражение отступило, но осталось желание сделать что-нибудь, чтобы вывести, на первый взгляд, невозмутимого Александра из равновесия! "И надо все-таки залезть в этот треклятый шкаф!" - буркнула Би.

Она улеглась на матрас, уткнувшись носом в стенку. Через некоторое время Би начала дремать - сказалось дикое утомление последних суток, которое не прошло после недолгого утреннего забытья. Поэтому женщина вскоре провалилась в короткий сон. В нем она очутилась в странном лесу, погруженном в густой туман. Поблуждав немного между огромных деревьев, как диковинные колонны, возникавших здесь и там из тумана, она услышала, как кто-то позвал ее по имени, рванулась на голос и проснулась.

Комнату наполнил дивный аромат соуса. Биче выглянула и за дверью на том же месте, где стоял поднос с завтраком, нашла поднос с пастой и бутылкой воды. Александр уже ушел. Би не успела проголодаться, поэтому она выпила пару стаканов воды, решив отложить еду на потом. Но паста выглядела настолько аппетитно, и еще более аппетитно пахла, что она не устояла. "Эге" - подумала она - "вот и еще одна опасность, если он будет кормить меня хотя бы вполовину также сытно, как сейчас, то через пару недель я просто не пролезу в дверь". Беатрикс с трудом приподнялась с матраса, и расправила руки, проверяя ширину доставшейся ей для проживания каморки. Места оказалось вполне достаточно для того, чтобы свободно размяться, не издавая лишнего шума. "Ура! Риск потерять форму, мне вероятно не грозит" - обрадовалась Би и потерла руки.

Ей было немного не по себе от мысли о том, что ей повторно придется путешествовать по лабиринтам этого странного дома с грязной посудой наперевес. Кроме того, что она боялась заблудиться, Би подумала, что в этом полупрозрачном доме ее перемещения могут привлечь внимание прохожих. Но оставить ее около комнатушки показалось ей худшим вариантом. На этот раз, однако, никаких приключений во время уборки не случилось. Волнения Биче относительно посторонних соглядатаев не оправдались: стекла, выходящие на улицу были зеркальными и скрывали все происходящее в доме от чужих.

Она надеялась продолжить разговор и расспросить Александра об обычаях его мира, но хозяина дома не оказалось. Би, ополоснувшись в хозяйственном санузле, вернулась к себе.




Глава 7 Знакомство | Единство вопреки (СИ) | Глава 9 Первые неприятности



Loading...