home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Халлеби

Шел дождь, и огонь угас. Все угасло, более или менее. Несколько обуглившихся столбов. Несколько шатающихся дымоходов. Кроме этого от деревни Халлеби остался лишь смешанный с грязью пепел, да щепки. Несколько человек копались, надеясь найти что-нибудь стоящее. Не многое им удавалось отыскать. Еще несколько человек собрались, свесив головы, вокруг свежевскопанной земли.

– Это место было жалким и в лучшие времена, – пробормотал Бренд.

– А времена нынче уж точно не лучшие, – сказал Раук.

В развалинах дома на коленях стоял старик, он весь был покрыт сажей, его тонкие волосы развевались, и он хрипел в небеса: «Они забрали моих сыновей. Они забрали моих сыновей. Они забрали моих сыновей», снова и снова.

– Бедный ублюдок. – У Раука текло из носа, он вытер его тыльной стороной ладони и снова поморщился, подняв щит. Он постоянно морщился с тех пор, как они вышли из Торлби.

– Рука болит? – спросил Бренд.

– Стрела попала несколько недель назад. Со мной все нормально. – Он не выглядел нормально. Он выглядел худым, высушенным, и в его слезящихся глазах уже не было вызова, как раньше. Бренд и не подумал бы, что станет скучать по тому вызову. Но скучал.

– Хочешь, понесу немного твой щит?

На миг мелькнула прежняя гордость, а потом Раук поник.

– Спасибо. – Он уронил щит, и простонал через стиснутые зубы, покрутив рукой. – Казалось, рана небольшая, но, боги, как же болит.

– Не волнуйся, скоро пройдет, – сказал Бренд, закидывая на спину еще один щит.

Вряд ли он сегодня пригодится, ванстеры уже давно ушли. Что и к лучшему, поскольку Хуннан собрал весьма жалких отбросов. Пара дюжин парней с неподходящим снаряжением. Они были вряд ли старше Колла, намного менее полезными и пялились на сожженные остатки большими испуганными глазами. Несколько седобородых, у одного не было ни зуба во рту, у другого на голове ни волоса, у третьего рукоять меча покрылась ржавчиной. Еще были раненные. Раук и парень, потерявший глаз, чьи бинты все еще мокли, и еще один с больной ногой, который всю дорогу замедлял их. И еще Сордаф, с которым на взгляд Бренда все было в порядке. Конечно, кроме того, что он был идиотом, как обычно.

Бренд надул щеки и устало вздохнул. Он оставил Колючку. Голую. В своей постели. Совсем без одежды. Ради этого. Боги видели, он принимал ужасные решения, но это, похоже, было худшим. К черту необходимость стоять в свете, когда он мог бы лежать в тепле.

Раук массировал плечо бледной рукой.

– Надеюсь, скоро заживет. С больной рукой в стене щитов не постоишь. Тебе доводилось стоять в стене? – Когда-то в таком вопросе была бы подколка, но теперь в его голосе был лишь пустой ужас.

– Ага, на Запретной. – Когда-то в таком ответе была бы гордость, но сейчас Бренд мог думать лишь о чувстве, когда его кинжал вонзается в плоть, и в его голосе тоже был свой ужас. – Мы там сражались с Конным Народом. Не знаю почему, на самом деле, но… мы с ними сражались. А ты?

– Стоял. Стычка с ванстерами, несколько месяцев назад. – Раук снова вдохнул носом, и каждый из них пережевывал неприятные на вкус воспоминания. – Ты убил кого-нибудь?

– Да. – Бренд подумал о лице того человека, оно все еще представлялось так ясно. – А ты?

– Убил, – сказал Раук, хмуро глядя на землю.

– Колючка убила шестерых. – Бренд сказал это слишком громко и слишком весело, но ему отчаянно не хотелось говорить о своей роли в этом. – Посмотрел бы ты, как она сражается! Спасла мне жизнь.

– Некоторых хлебом не корми, дай посражаться. – Раук все еще смотрел на грязь своими слезящимися глазами. – Но как мне кажется, большинство просто справляются с этим так, как могут.

Бренд хмуро посмотрел на сожженные останки, которые раньше были деревней. Были чьей-то жизнью.

– Быть воином… это не только братство и похлопывание по спине, да?

– Это не как в песнях.

– Нет. – Бренд подтянул два щита повыше. – Не как в песнях.

– Они забрали моих сыновей. Они забрали моих сыновей. Они забрали моих сыновей…

Мастер Хуннан поговорил с женщиной, которая убежала, когда пришли ванстеры. Теперь он шагал назад, заткнув за пояс большой палец правой руки, его седые волосы развевались на ветру, и он хмурился сильнее, чем обычно.

– Они пришли на закате два дня назад. Она думает, их было две дюжины, но она не уверена, и я полагаю, что их было меньше. С ними были собаки. Они убили двоих, десятерых взяли в рабство, и пятеро или около того были так стары или больны, что они сожгли их вместе с домами.

– Боги, – прошептал один из парней, и осенил свою грудь священным знаком.

Хуннан прищурился.

– Такова война, мальчик. Чего ты ожидал?

– Значит, они ушли два дня назад. – Бренд бросил взгляд на старика и на парня с больной ногой. – А мы не самая быстрая команда. Нам их теперь никогда не поймать.

– Нет. – Желваки Хуннана заходили, когда он сурово смотрел на север. В сторону Ванстерланда. – Но и спустить это мы не можем. Неподалеку отсюда есть деревня ванстеров. Прямо за рекой.

– Риссентофт, – сказал Сордаф.

– Ты знаешь ее?

Тот пожал плечами.

– Там хороший овечий рынок. Весной с дядей водили туда ягнят. Я знаю брод недалеко.

– За ним не будут следить? – спросил Бренд.

– Мы за ним не следили.

– Тогда идем. – Хуннан достал меч из ножен и засунул обратно. – Перейдем брод и направимся в Риссентофт. Шевелите своими тощими задницами! – Мастер над оружием опустил голову и пошел.

Бренд поспешил за ним, и тихо заговорил, не желая начинать спор перед всеми. У них и своих сомнений хватало.

– Мастер Хуннан, подождите. Если было неправильным то, что они сделали по отношению к нам, как может быть правильным то, что сделаем мы по отношению к ним?

– Если мы не можем прибить пастухов, придется забить стадо.

– Это сделали не овцы, и не пастухи. Это были воины.

– Это война, – сказал Хуннан, скривив губы. – Правильность тут ни при чем. Король Утил сказал, что сталь это ответ, и сталь будет ответом.

Бренд махнул рукой на жалких выживших, которые копались в останках своих домов.

– Разве не лучше нам остаться и помочь им? Что хорошего в том, чтобы сжечь еще одну деревню, только потому, что она за рекой…

Хуннан повернулся к нему.

– Это может помочь следующей деревне, или той, что будет за ней! Мы воины, а не няньки! Ты получил второй шанс, мальчик, но я начинаю думать, что в конце концов был прав, и в тебе больше от Отца Мира, чем от Матери Войны. – Глядя на работу Матери Войны позади, Бренд размышлял, так ли уж это плохо. – А что если бы здесь умерла твоя семья, а? Твой дом сожгли? Твою сестру сделали рабыней ванстеров? Тогда бы ты захотел отомстить?

Бренд посмотрел через плечо на других парней, шедших позади разрозненной группой. Потом вздохнул и поднял два щита.

– Угу, – сказал он. – Наверное захотел бы.

Но он не понимал, что в этом могло быть хорошего. 


Избранный щит | Полмира | Огонь