home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16

Мне понадобилось всего несколько недель… да ладно, всего-то десяток-другой дней и ночей, чтобы времени на скуку не осталось совсем. Едва получив обратно часы и шнурки, я тут же снова бросился в бизнес. Вокруг Эйфелевой башни по-прежнему слонялось полно зевак с плеерами и видеокамерами – которые, кстати, теперь весили гораздо меньше.

В Алжире не стало житья от Исламского фронта спасения, и мой брат Абдель Гани, второй приемный сын Белькасима и Амины, вернулся во Францию, в Богренель. У него не было никаких документов, а на жизнь нужно было как-то зарабатывать. И я взял его к себе, на Трокадеро..

Вернувшись, я обнаружил, что мое место занял какой-то Моктар. Несколько моих корешей помогли общипать ему перья и объяснить, что ему тут ловить нечего. Тогда Моктар взялся за моего брата и попытался надавить на меня через него. Абдель Гани остался все тем же хлюпиком и передал мне слова Моктара: если я не отступлю, он отыграется на моем брате.

А ведь Абдель Гани вернулся в Париж совсем не за этим..

Я вспомнил любимый фильм «Однажды на Диком Западе»: запугать, но не убивать. Нашел через приятелей здоровенного парня-африканца, крепкого и хорошо вооруженного. Его звали Жан-Мишель. Вместе с ним мы навестили моего конкурента. Моктар пришел на встречу с десятком бойцов (некоторые из них раньше работали на меня) и темноволосой красоткой..

– Эй, Абдель, ты что, один? Тебе жить надоело или ты совсем рехнулся?

– Я не один. Посмотри.

Жан-Мишель вытащил пистолет, и свиту Моктара как ветром сдуло. Осталась только девушка: ей было любопытно. Мы заставили Моктара раздеться до трусов и бросили его, дрожащего от холода и страха, на площади Прав человека.

В то время люди невозмутимо выходили из вагона, если там начиналась драка. Вот и на Трокадеро, у подножия дворца Шайо, они просто обходили нас, почти не обращая внимания на происходящее. Подружка Моктара ушла с нами, а его самого мы больше никогда не видели.


* * * | Ты изменил мою жизнь | * * *