home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Поццо плохо в его теле. Я стараюсь соблюдать приличия (что это вдруг со мной?) и не спрашиваю почему. Второй кандидат, которого тоже взяли на испытательный срок, расхаживает вокруг кресла, погрузившись в молитву. У него постоянно в руках Библия, он поднимает глаза к небу, забывая, что над нами потолок, произносит всякие слова с концовками на «ус», как в комиксах про Астерикса, и даже чашку кофе просит так, будто молится.

Я выпрыгиваю у него из-за спины и разражаюсь песней Мадонны:.

– Like a virgin, hey! Like a vir-ir-ir-ir-gin…

Брат Жан-Мари из церкви Ассомпсьон-де-ла-Сент-Трините-де-Кальвер-де-Нотр-Дам-дез-О-Бенит едва не скрещивает пальцы, чтобы защититься от дьявольского отродья. То есть от меня. Секретарша Лоранс (теперь мы зовем друг друга по имени, и все обращаются ко мне на «ты») украдкой хихикает. Хм-м, может, она и не такая зануда, как кажется….

– Это священник-расстрига, – объясняет мне она.

Я ржу:

– Расстрига? Это типа ему стрижку попортили?

– Нет, сутану отобрали. Ну, как тебе объяснить… Он служил церкви, но решил вернуться к мирской жизни.

– Н-да… Не похоже, что твоему боссу будет с ним весело.

– А кто тебе сказал, что его оставят?

И правда, через неделю расстрига исчез. Кажется, он начал предостерегать Поццо насчет исламского дьявола, которого тот так неосторожно впустил в свой дом. Это я-то мусульманин. Да я ни разу в жизни не был в мечети. Что же до дьявола – ну разве что самую малость. Но надо признать, от него во мне остается все меньше и меньше..



* * * | Ты изменил мою жизнь | cледующая глава