home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



* * *

Мне не хватает читателя.

Не хватает человека, который не может дождаться, чтобы прочитать то, что я написал за день, как читал князь, когда я писал свою первую книгу. Или такого, который бы делал вид, будто ему это нисколько не интересно, но все-таки он читает и задает странные, незначительные вопросы вроде: “Сколько лет было этому нунцию дей Конти?”, как спрашивал Хоффманн в Виборге, когда читал мою вторую рукопись.

Я мог бы ответить, что Микеланджело дей Конти, по моим подсчетам, было лет пятьдесят и что он в конце жизни значительно поднялся по иерархической лестнице Католической Церкви. Я мог бы рассказать, что нунций умер в 1724 году после продолжительной болезни, о чем я узнал, когда жил в Германии у князя Вильгельма и княгини Беатрисе, где начал свою деятельность домашнего учителя юного княжеского сына Реджинальда. Я мог бы рассказать ему все это и еще многое другое.

Но теперь у меня нет читателя. Никто не ждет с интересом продолжения моей рукописи. Никто не задает вопросов.

Только старая норна Скульд заходит иногда ко мне и заглядывает через мое плечо, следя покрасневшими глазами за скрипучим бегом моего пера по бумаге. Она ничего не говорит, не подает мне знака, что хочет о чем-то меня спросить. Она как будто ждет, как будто пришла только для того, чтобы посмотреть, насколько я продвинулся в своем рассказе и много ли мне еще осталось.

Мне кажется, я знаю, чего она ждет.

Потом она неожиданно исчезает, я трясу своей глупой старой головой и думаю, что пора ложиться спать. Как бы там ни было, а человеку необходимы сновидения, которые посещают его, когда он спит.

Мой верный слуга, Барк, видит, что я пишу каждый день, но не задает мне никаких вопросов. Слуга не должен задавать вопросов хозяину. Я вижу, что ему любопытно, и я уже рассказал ему немного о своем прошлом, о том, что возвращаюсь в Норвегию, на свою родину, рассказал, о чем я пишу. Но я не хочу смущать его просьбой прочитать мою рукопись, вряд ли он так хорошо умеет читать, чтобы с этим справиться.

И все-таки я пишу дальше. Должен. Такое у меня чувство. Оно похоже на принуждение. Каждый день я просиживаю по многу часов, подгоняю себя, хотя у меня начинает болеть спина и трясется рука. Я не позволяю себе передышек, как позволял летом с Хоффманном.

Мне не хватает Хоффманна. Не хватает князя Реджинальда.

Мне не хватает читателя.


Глава 38 | Второй после Бога | Глава 39



Loading...