home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 40

В доме царила все та же гнетущая растерянность. Мы словно ждали, что кто-то в любую минуту может постучать в дверь, хотя и не верили в такую возможность. Как только Сара ушла в комнату для служанок, эта подавленность завладела и мною. Томас в раздражении ходил по комнате, останавливался, прислушивался к ночной тишине, смотрел на нарисованную мною карту и снова начинал ходить. Помощник судьи сосал короткую глиняную трубку, словно хотел спрятаться сам и спрятать всю комнату в дыме. Нунций по-прежнему не показывался, но я и не ждал, что мы увидим его до наступления утра. Герберт ушел спать на сеновал.

– Нет. – Томас неожиданно прекратил свое хождение. – Нам надо поспать. Завтра нас ждет долгий день. Мы выезжаем перед рассветом. Доброй вам ночи!

Помощник судьи удивился, но встал, пробормотал “покойной ночи” и ушел в свободную комнату для гостей. В это время в кухню вошли усталые работники – Нильс и Олав, они хотели поесть перед сном. Нильс, по обыкновению, не смотрел на меня и молчал. Олав, напротив, болтал без умолку, нарезая себе хлеб, сыр и копченую колбасу. Как я понял, они ездили в Сун вместе с пастором и его женой. Они хотели навестить брата пастора и должны были вернуться через три дня. Парням тяжело дался обратный путь – дул западный ветер, им пришлось грести против ветра и бороться с волнами.

Я поковырял в зубах зубочисткой, чем весьма позабавил Олава, но потом Томас достал свою зубочистку и проделал то же самое. Мы ушли и улеглись каждый в своем алькове. Вскоре парни на кухне закончили ужин, и в доме воцарилась тишина. Только ветер в темноте свистел, сотрясая весь дом.


Глава 39 | Второй после Бога | Глава 41



Loading...