home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 52

Шаг вперед: блог Лео Харрис

Не останавливайтесь на полпути

Простите за долгое молчание. К сожалению, получила травму, из-за которой не могу печатать, но сегодня на помощь мне пришла машинистка – моя замечательная сестра Элли. В этот раз хочу поговорить о правде, потому что нет ничего важнее, когда речь идет об отношениях.

Как часто вы оправдываете умолчания, «ложь во спасение» или искаженные версии событий? Убеждаете себя, что делаете это исключительно ради блага партнера?

На самом деле проблема даже не в самой лжи, а в отсутствии правды. Если в отношениях нет места открытости и честности, для них это не менее разрушительно, чем прямая ложь. Секреты и обман подрывают стабильность, прочность и долговечность самого любящего союза.

Фридрих Ницше сказал: «Я не расстроен тем, что ты солгал мне. Я расстроен тем, что отныне я не могу верить тебе».

Честность и доверие идут рука об руку. Стоит один раз солгать, обмануть или утаить правду – и доверие будет утрачено. Говорят, любить – значит доверить кому-то свое сердце, осознавая, что его могут разбить, но веря, что твой избранник на это не способен. Тогда во что же превращается любовь без доверия?

Если вам действительно дорог ваш партнер, никогда не скрывайте от него правды. Это проявление трусости, которое может только ослабить или даже разрушить ваши отношения.


«Есть две ошибки, которые можно совершить на пути к истине… не пройти весь путь, и так и не начать».

Будда

В первый раз с того дня, когда Шон погиб, а Лео попала в аварию, Элли почувствовала, как к ней возвращается былой оптимизм. Возможно, причиной было то, что сестра определенно шла на поправку. Она даже снова начала проявлять интерес к своему блогу, причем выразила настолько правильные мысли, что Элли даже пожалела: ну почему сестра не написала всего этого раньше? Элли настояла, чтобы этот пост прочла вся семья и друзья.

А может, хорошему настроению способствовала наладившаяся погода. В последнее время постоянно лили дожди. Можно было подумать, будто осень наступила раньше времени. Но сегодня радостно светило солнце. Элли вынесла две чашки капучино в сад и поставила одну из них на столик с правой стороны от Лео. Левая рука у сестры была на перевязи. Перед тем как Мими вылетела в лобовое стекло, ее нож насквозь проткнул руку Лео, и рана требовала долгого, серьезного лечения.

– Как спала? Лучше? – заботливо спросила Элли.

– Не сказала бы. Но снотворное принимать не хочу. Боюсь зависимости – сама знаешь, какие потом бывают последствия. Я вообще-то плохо сплю. Ничего – главное, чтобы днем можно было немного подремать, и я буду свежа и бодра.

– Рука сильно болит? Хочешь, попрошу Сэма, чтобы выписал какие-нибудь таблетки?

– Вообще-то болит. Но я заслужила. Это напоминание, что я убила человека.

Элли потрясенно уставилась на сестру:

– Лео, ты совершила очень храбрый поступок. Мими бы непременно тебя прикончила. У тебя просто не было выбора. Она хладнокровно расправилась с Шоном, и Гэри чудом выжил… Я уже не говорю о том, что Мими убила одну свою дочь и покушалась на жизнь второй.

– Думаешь, она действительно была на такое способна? Да, Мими проникла в палату, но неужели смогла бы довести дело до конца?

– Теперь мы этого не узнаем. Мими было что терять. Эбби представляла для нее опасность, ведь девочка не смогла скрыть, в какой ужас ее привело появление матери.

– По крайней мере, Эбби выздоровела – во всяком случае, физически, – произнесла Лео. – Как думаешь, сможет ли девочка оправиться после пережитого?

– Эбби получила серьезную психологическую травму, причем не в первый раз, несмотря на юные годы. Кейт говорит, что Эбби испытала глубокое потрясение, когда поняла, кто такая «мама Хлои». У Эбби было очень тяжелое раннее детство, и ей пришлось много раз повторять, что она больше никогда не увидит родную мать. Да еще вдобавок ко всему бедную девочку сбил подонок Гэри.

Элли была рада, что случившееся придало Пенни решимости наконец выставить мужа за дверь. По признанию Пенни, когда она поняла, что из двух выздоравливающих членов семьи ее больше волнует состояние Кляксы, чем мужа, стало ясно – пришло время начать новую жизнь без него. А Лео дала Пенни контакты знакомых психологов, которые помогут бедняжке справиться с неизбежными последствиями долгих лет домашнего насилия.

– Том рассказывал, что полиция знает, почему Мими хотела убить Гэри, – продолжила Лео. – По его словам, она все твердила, будто он видел ее в лесу. На самом деле ничего Гэри не видел. Говорит, будто слышал какие-то звуки, но когда повернул голову, в глаза ему ударил свет фар. И вообще, Гэри было некогда приглядываться – хотел сбежать как можно скорее.

Лео с отвращением поджала губы. Теперь она всегда так делала, когда речь заходила о Гэри. Она взяла чашку с кофе. Некоторое время сестры молчали, обе были погружены в свои мысли.

– Том знает, каким образом Мими разыскала Эбби? – спросила Элли.

– Всего не рассказывает, но проговорился, что, хотя фамилию Эбби поменяли, дата рождения осталась прежней. Хватило одного приложения, а остальное было легко и просто – особенно для женщины, которая, отбывая тюремный срок, получила образование в сфере информационных технологий. У полицейских есть основания считать, что Мими не планировала встречаться с дочерью. «Хлоя» могла бы много лет дружить с Эбби по Интернету, и никто бы не заподозрил неладное. Мими просто собиралась следить за жизнью дочери – в Сети, а иногда и не только. А в ту пятницу Мими просто представился редкий шанс, и она не смогла его упустить. Но Эбби оттолкнула ее, отвергла. Кто знает, что бы сделала эта женщина, если бы дочь не сбежала?

Элли машинально помешивала кофе. Она хотела задать Лео один вопрос, но не знала, как завести разговор на эту тему.

– Лео, я тут подумала… Может, тебе не спится, потому что ты переживаешь из-за ребенка?..

Лео озадаченно поглядела на сестру:

– Из-за какого ребенка?

– Ребенка Мими. Теперь мы, конечно, знаем, что она соврала насчет беременности, но когда ты врезалась в стену, ты ведь думала, что убиваешь ни в чем не повинного ребенка. Наверняка это было очень тяжелое решение.

К удивлению Элли, Лео рассмеялась:

– Я знала, что Мими не беременна. Еще за день до аварии, просто тебе не сказала – случая не представилось. Столько всего произошло… Мими купила в магазине большую упаковку тампонов. Лежали у нее в пакете. Уловка в духе Мими – хотела удержать возле себя Пэта до тех пор, пока не станет слишком поздно возвращаться к жене. Не знаю, как бы я поступила, если бы Мими и вправду ждала ребенка. Даже думать об этом не хочу. Вообще-то я и ее убивать не хотела. Думала, Мими потеряет сознание, а я сбегу. Впрочем, она бы со мной разделалась без малейших колебаний.

– Поверить не могу, что Пэт жил с такой женщиной. Спал с ней… – Элли передернуло. – И о чем он только думал? Теперь Джорджия ни за что не примет его обратно. Она, конечно, сочувствует Пэту, но жалость – не лучшее основание для брака.

Элли отодвинула столик и села ближе к Лео. Прислонилась к здоровому боку сестры и с радостью обнаружила, что та не пытается перебраться в другой угол скамейки. Наоборот – Лео сама прижалась к ней.

– Спасибо, что разузнала про папу, Лео. Понимаю, ты рассказала мне не все, но сейчас я в любом случае не хочу слышать подробности. Буду готова – скажу. Я доверяю тебе и знаю, что, когда придет время, ты не станешь ничего от меня скрывать. По крайней мере, теперь я могу перестать ждать его. Надо подумать, где мы будем жить – останемся здесь или переедем. Понимаю, ты о нем не лучшего мнения, но другого папы у нас нет и не будет. Неужели ты совсем не горюешь по нему? Ни капельки?

Элли сразу поняла, что зря задала этот вопрос. Лицо Лео сделалось неподвижным, точно было высечено из камня.

– Нет. Он был женат на твоей матери, однако это не помешало ему соблазнить мою. Элли, когда мама забеременела, ей было всего семнадцать лет. Семнадцать! На три года старше Эбби. А ему, между прочим, исполнилось тридцать шесть. Потом устроил фальшивую свадьбу и много лет обманывал маму. Она ведь ни о чем не догадывалась.

Элли кивнула. Да, учитывая все обстоятельства, Лео трудно увидеть в характере папы хорошие стороны.

– Лео, он просто совершил ошибку. Посмотри на нас с Максом. Мы тоже много чего натворили, но ты же не считаешь нас монстрами!

– Нет, конечно. Только ошибки ошибкам рознь. За это я его простила, ведь моя мама была потрясающей женщиной. Но пренебрежения простить не могу. Этот человек сдал дочь мачехе и утратил к ней всякий интерес. Ему было все равно, что со мной происходит. После смерти мамы я была совершенно раздавлена. Вся моя жизнь разлетелась на мелкие осколки. Ты пыталась меня утешить, ободрить, а он? Никогда. Ни разу. Еще бы, отец был слишком занят… делами.

– Это еще что за намеки? Не выдумывай, сестренка. Папа работал.

Лео не ответила. Элли некоторое время молчала.

– Впрочем, если бы он был хорошим семьянином, я бы не стала подозревать Макса во всех смертных грехах. А учитывая, что других примеров не видела, сразу пришла к неправильному выводу. Бедный Макс.

Лео ничего не ответила, однако даже ее молчание было наполнено сочувствием и поддержкой.

– Можно спросить? Что ты ему рассказала про Шона? – наконец спросила Лео.

– Решение далось мне тяжело. Беспокоилась – вдруг я хочу рассказать ему правду только для того, чтобы облегчить совесть? Если так, то я заслуживаю жить с чувством вины. Но мы с Максом всегда были очень близки, прямо читали мысли друг друга. Я не хотела отгораживаться от него. Макс бы почувствовал, что между нами возник барьер, и не понимал бы почему. Так что мне пришлось сказать правду. Пока ты лежала в больнице, я объяснила ему все, не пропустила ни одной подробности.

– И?..

– Что – и? Макс злится – не только на меня, но и на себя. У него ведь тоже совесть нечиста – сначала история с этой Аланной, потом сделка с Шоном! Придет же такое в голову!

Сестры на некоторое время притихли. Последние недели были напряженными и мрачными, и Элли решила постараться развеселить Лео. Она слегка подтолкнула сестру локтем.

– Ладно, что мы все обо мне да обо мне? Как у тебя дела с отважным полицейским? Слышала, ему предложили работу в Манчестере.

Лео рассмеялась:

– Никаких дел у меня с ним нет, но насчет работы – это правда. Тому действительно предложили должность, и он намерен согласиться. Повышения Том не хочет – говорит, неохота целыми днями сидеть в офисе. Да и столько денег ему не нужно. Коттедж Том продавать не собирается – будет приезжать сюда на выходные. Но каждый день мотаться из Литтл-Мелем в город и обратно слишком неудобно, так что сейчас Том присматривает жилье в Манчестере.

– Лео, Том был просто великолепен! Что бы мы без него делали? Как думаешь, есть у вас какие-то перспективы?..

– Хватит, Элли. Мы, конечно, хорошие друзья, и у Тома есть несколько положительных качеств, которые компенсируют недостатки…

– Какие недостатки? Привлекательную внешность или мужественное хладнокровие? – усмехнулась Элли.

– Чтобы ты знала, Том – упертый баран, так что пусть его галантные манеры не вводят тебя в заблуждение. Ну а в целом… Том – не из тех, кто сразу тащит в постель, и это мне нравится.

– Вот и недостаток нашелся, – улыбнулась Элли. – А чем он еще тебе нравится?

– Мм… Том великолепно готовит карри, а еще он точно не станет звать меня «пупсик». По моей шкале – два огромных плюса.

Элли рассмеялась и теснее прижалась к сестре. Надо пользоваться случаем – кто знает, когда в следующий раз удастся вот так посидеть и поговорить по душам?


Как приятно было, что после тяжелых двух недель у них наконец появился повод посмеяться! В последнее время слез в этом доме было намного больше, чем веселья. Смех давался с трудом, будто давно заброшенные упражнения. Нужно было, чтобы привыкли мышцы.

Лео была рада, когда Элли сменила тему. Об отце говорить не хотелось. Она чуть не рассказала правду сестре, но понимала, что та еще не пришла в себя после недавних испытаний. Поэтому вопреки собственному посту в блоге Лео решила поступить, как хочет Элли, и промолчать. Нет, не хранить секрет, а просто дождаться, когда сестра будет готова. А пока Элли и других переживаний хватает.

И все же Лео было жаль Шона. Конечно, он вел себя неприемлемо и очень расстраивал Элли, однако такой судьбы не заслужил. Элли рассказала про анонимные послания, с помощью которых ее шантажировали, и объяснила, что поначалу игнорировала их, поскольку думала, что сообщения отправляет Шон. Но Мими много раз успела побывать на ферме «Ивы». Вне всякого сомнения, она ненавидела Элли, ведь та была лучшей подругой и верной союзницей Джорджии. Вдобавок Мими ошибочно считала, будто у Элли роман с человеком, который сбил Эбби и разрушил все ее планы. До сих пор было не ясно, с чего Мими взяла, будто Гэри любовник Элли, а Лео не признавалась, что и сама довольно долго так считала.

К огромному облегчению всей семьи, запасные ключи от дома нашлись. Пэт обнаружил их, когда разбирал вещи Мими. Как и подозревала Элли, Макс кинул ключи на столешницу, а Мими просто подобрала их.

Им всем понадобится время, чтобы прийти в себя, но жизнь постепенно возвращалась в обычную колею – во всяком случае, внешне. Близнецы смотрели с папой спортивные трансляции, причем Руби интересовали исключительно велосипедные гонки. Сама она уже лихо разъезжала на двух колесах. Лео радовалась возможности посидеть на солнышке рядом с сестрой. А главное, никто не мешает…

Не успела Лео об этом подумать, как с подъездной дорожки раздался шум мощного мотора дорогого автомобиля. Перед домом остановился «астон-мартин» Чарльза.

– Мы здесь! – окликнула Элли, услышав, как хлопнула дверца машины.

Через лужайку к ним приблизились Чарльз и Фиона. Оба изменились, хотя, если бы Лео спросили, в чем именно состоит отличие, не смогла бы ответить. Фиона отчего-то казалась более спокойной и уверенной в себе. В кои-то веки на ней были джинсы и футболка. Конечно, дизайнерская, но все же футболка. А самым большим сюрпризом оказалось то, что супруги держались за руки.

– Добро пожаловать, – с приветливой улыбкой произнесла Элли. – Очень рады вас видеть. Возьмите себе стулья, а я сейчас кофе заварю.

Чарльз поспешно кинулся за стульями. Создавалось впечатление, будто он нервничал.

– Вот, решили заехать, узнать, как вы… – проговорил он.

– Спасибо, хорошо, – ответила Лео. – Поправляюсь.

Она изобразила самую веселую улыбку, на какую была способна. Ни к чему посторонним знать о ее чувствах. А вспомнив свои подозрения относительно Чарльза, Лео сразу ощутила неловкость.

– У нас все совсем не плохо, особенно по сравнению с Беллой и Пенни, – прибавила Элли. – Вот кому пришлось тяжелее всех…

Все примолкли.

– Жаль, что полиция не напала на след Гэри с самого начала. Если бы его арестовали раньше, ничего этого не случилось бы, – продолжила Элли. – Шон остался бы жив, а Мими не попыталась бы сбежать и не взяла в заложницы Лео. Вообще-то мы до сих пор теряемся в догадках, как полиция узнала, что это Гэри сбил Эбби. Том, разумеется, в курсе, но говорит, что не имеет права разглашать такие подробности.

Чарльз упорно смотрел себе под ноги. Фиона взяла его за руку.

– Собственно, за этим мы и пришли, – начала она. – Про Гэри полиции рассказал Чарльз. Самой аварии не видел, но точно знал, что той ночью Гэри ехал по проселочной дороге.

– Чарльз, ты же был в Лондоне! Разве нет? – уточнила Лео.

Тот продолжал сидеть опустив голову. Фиона набрала полную грудь воздуха.

– Боюсь, во всем виновата я, – призналась она. – Слушайте, нам очень стыдно об этом говорить, но мы подумали и решили, что вы имеете право знать, что произошло на самом деле. Мы и друг другу-то всего пару дней назад правду сказали, но решили не откладывать и сразу ехать к вам.

Лео и Элли переглянулись. Ни та ни другая не понимали, о чем речь.

– Вообще-то Чарльз приехал из Лондона в пятницу вечером. Хотел сделать сюрприз, но когда подъехал к дому, заметил машину Гэри. Чарльз, конечно, знал, что я хочу получить разрешение на строительство оранжереи, но время было слишком позднее для деловой встречи. Да и для дружеского визита тоже. А если бы созвала гостей, обязательно предупредила бы Чарльза.

Фиона взглянула на мужа, и тот мягко улыбнулся.

– Я не смог заставить себя войти в дом, – продолжил рассказ Чарльз. – Испугался того, что могу увидеть. Пожалуй, вам это покажется глупым, но я предпочитал ничего не знать. Просто сидел и ждал. Хотел посмотреть, когда Гэри уйдет… если вообще уйдет.

Фиона подалась вперед.

– Гэри ушел! Ничего не было. Теперь Чарльз это знает. Но даже когда Гэри уехал, заходить Чарльз не стал. Не смог придумать благовидного предлога, почему вернулся в Литтл-Мелем в час ночи. Вдобавок последний поезд был четыре часа назад. Поэтому Чарльз отправился в гостиницу и ехал за Гэри до самой проселочной дороги.

– Мою машину зафиксировала система считывания автомобильных номеров. Пришлось идти в участок и отчитываться о своих передвижениях. Понимаю – надо было сразу все рассказать. Но тогда полицейские начали бы задавать вопросы Фионе, а я не хотел, чтобы кто-то узнал о моих подозрениях. Я был растерян и ломал голову, как поступить. А потом мы поговорили, и все выяснилось. Мы оба согласились, что я должен пойти в участок. Так я и сделал – сначала позвонил, потом отправился туда. Было это в четверг вечером. К сожалению, я опоздал на несколько часов. Тело Шона уже было найдено. Я очень раскаиваюсь и прошу прощения, ведь я мог предотвратить все эти трагические события.

– Нет, Чарльз, – возразила Фиона, взяв его руку в свою. – Ты не должен брать на себя всю вину. Я же понимала, что Гэри, скорее всего, ехал по проселочной дороге. Он ведь выпил, потому и побоялся сунуться на шоссе. А когда в субботу вечером Гэри заявил, что взял «порше» несколько дней назад, я точно знала, что он врет. Но тогда я не придала этому значения – думала, просто не хочет, чтобы узнали о нашей встрече. В пятницу вечером Гэри приехал ко мне на БМВ и на случай, если кто-то заметил машину, решил сбить всех со следа.

Элли нахмурилась:

– Господи… Значит, той ночью я видела машину Гэри. Он наверняка меня разглядел. А я-то ломала голову, почему на меня до сих пор не донесли в полицию. «Мерседес» – автомобиль приметный.

– И ты его не узнала? – спросила Лео.

– Нет. А знаете, что самое глупое? Только в четверг вспомнила, что на проселочной дороге мимо меня проехала чья-то машина – темный седан. Если бы лучше разбиралась в машинах и узнала БМВ, наверное, догадалась бы раньше. Но в субботу Гэри прикатил на красном «порше» и принялся хвастаться, что ездит на нем уже несколько дней. Пожалуй, это усыпило бы мою бдительность. Только зря старался – я все равно забыла про встречу с другой машиной.

– Теперь это все неважно. На месте преступления улик не нашли, зато на решетке БМВ обнаружились крошечные фрагменты одежды Эбби, так что теперь Гэри не отвертится. Все хорошо, что хорошо кончается, и все же я должен был заявить на него раньше.

Чарльз снова опустил взгляд. Похоже, сквозь землю хотел провалиться. Лео решила поскорее сменить тему. Нет смысла искать виноватых. Все они совершили достаточно ошибок.

– Спасибо, что все рассказал, Чарльз. Одной загадкой меньше. Пойду сварю всем кофе. Не возражаете?

Элли хотела встать.

– Нет, – возразила Лео. – Сиди, я все сделаю. С вашим чудом техники даже я справлюсь.

Лео отчаянно хотелось сбежать. Ну почему она раньше не сообразила, что Гэри врал про машину? Тогда все сразу стало бы понятно. Она ведь тоже знала, что Гэри куда-то ездил в ночь с пятницы на субботу, но молчала об этом. И все из желания защитить Элли. Ну и глупость! И как она могла подумать, что сестра отправилась на встречу к Гэри?.. Получается, Лео виновата в случившемся не меньше, чем Чарльз.


Глава 51 | Путь обмана | Глава 53