home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Польская оккупация Беларуси в 1919–1920 гг.

Между двумя огнями. Польское государство возродилось в ноябре 1918 года после капитуляции Германии. А уже 5 февраля 1919 года его руководство заключило в Белостоке соглашение с командованием германских войск о замене в губерниях Западной Беларуси немецкой власти на польскую власть. После этого подразделения спешно формировавшегося Войска Польского начали продвигаться в восточном направлении.

Поляки наконец-то смогли заняться реализацией плана возрождения Речи Посполитой. Используя любимое выражение коммунистической пропаганды, можно сказать, что они хотели восстановить «историческую справедливость». Однако в Санкт-Петербурге и Москве всегда, что в ХІХ веке, что в XXI, право на такую справедливость признавали только за Россией.

Великие державы, в первую очередь Франция, потакали политическим амбициям Польши в надежде на то, что эта страна сможет противостоять агрессивным устремлениям большевиков, пытавшихся экспортировать революцию в страны Европы.

Беларусь была нужна не только Польше, но и России — в качестве «коридора» на Запад. В марте 1919 года в Петрограде состоялся первый конгресс Коминтерна, провозгласивший программу борьбы за Всемирную Республику Советов. Через Беларусь пролегал самый короткий путь Красной Армии к Варшаве и Берлину.

Слабость большевиков в БССР. 9 февраля 1919 года польские войска вошли в Брест, 13 февраля в Волковыск. Первые боевые столкновения между польскими и красными войсками произошли 14 февраля 1919 года возле Березы Картузской. По сути дела, они знаменовали начало необъявленной Первой советско-польской войны.

К середине марта поляки заняли Слоним, Барановичи, Пинск. Польские подразделения продвигались на восток по всему фронту, почти не встречая серьезного сопротивления со стороны Красной Армии. Во-первых, её главные и лучшие силы воевали с Колчаком. Во-вторых, положение большевиков в Беларуси было непрочным.

Так, в марте 1919 года им с большим трудом удалось подавить в Гомеле и Речице восстание голодных красноармейцев из Курской и Брянской губерний. Восстанием руководили бывший полковник М. Стрекопытов и Полесский повстанческий комитет эсеров. Повстанцы выдвинули лозунг Российской Республики без большевиков, но игнорировали беларускую специфику, поэтому местные крестьяне их не поддержали.

Весной и летом 1919 года крестьянские выступления против большевиков произошли в Несвиже, (город был свободен от большевиков с 14 по 19 марта); в местечке Мир (в апреле повстанцы удерживали его 4 дня); в Борисове (в связи с насильственной мобилизацией в армию); в селе Доброе Мстиславльского уезда; в окрестностях городов Полоцк, Рогачев, Слуцк, Старобин. Крестьяне отвергали власть, грабившую их продразвёрсткой, да ещё заставлявшую защищать её с оружием в руках. Потерпев неудачу, повстанцы уходили в леса.

Прорыв поляков к Днепру. Благодаря всем указанным факторам, наступление поляков в Беларуси развивалось весьма успешно. 19 апреля 1919 года польские воинские соединения (в том числе две беларуско-польские дивизии) заняли Вильню. Правительству Лит-Бел пришлось срочно переехать в Минск. Вскоре (28 апреля) поляки вошли в Гродно и ликвидировали там власть правительства БНР.

Готовя дальнейшее наступление в Минскую, Витебскую и Могилевскую губернии, Пилсудский заявил жителям беларуских губерний, что польский меч несет им свободу от большевиков и нормальную экономику. Этот лозунг обеспечил благосклонную встречу польских войск в беларуских землях. Более того, был создан ряд повстанческих отрядов, действовавших в большевистском тылу по заданиям польского командования. Но в ряде случаев беларуские партизаны оказывали сопротивление польским оккупантам уже в первые месяцы их господства (например, в районе Слуцка).

8 августа в Минск вошли части польского генерала Станислава Шептицкого. Польская армия продвинулась до реки Березины (на линию Любань – Борисов – Полоцк – Двинск). Здесь линия фронта стабилизировалась до весны 1920 года. Первая польско-советская война к сентябрю фактически завершилась, хотя перемирие стороны не заключили.

Литовско-Белорусская ССР тоже фактически прекратила свое существование, несмотря на отсутствие официального заявления о самоликвидации. Её руководство перебралось в Смоленск, где находилось при штабе Западного фронта.

С этого момента Совнарком РСФСР «забыл» о провозглашении БССР. Об этом убедительно свидетельствуют многочисленные штампы и печати ревкомов (органов советской власти), подготовленные весной 1920 года штабом Западного фронта в Смоленске. Например: «Борисовский ревком Минской губернии РСФСР», «Новогрудский ревком Минской губернии РСФСР» и т. д.

Надежды на Пилсудского. В Беларуси сначала многие надеялись на Пилсудского. Беларуские деятели знали, что он родился на Виленщине, умел говорить по-беларуски, принимал в свою армию местных крестьян и не запрещал им пользоваться родным языком.

12–14 июня 1919 года, с разрешения оккупационных властей, работал съезд беларуских делегатов Виленщины и Гродненщины. В резолюции, обращенной к участникам Версальской мирной конференции, делегаты заявили о своем желании видеть Беларусь единой. Съезд осудил намерение Колчака воссоздать Российскую империю, поддержал идею создания федеративного литовско-беларуского государства и беларуской народной армии. Избранную делегатами Центральную Беларускую Раду Виленщины и Гродненщины возглавил эсер Клавдий Дуж-Дужевский. Потом его сменил Бронислав Тарашкевич, ориентировавшийся на поляков. Он не исключат возможность создания польско-беларуской федерации. Об этом шла речь при встрече делегации Рады с Пилсудским 20 июня.

А на Версальской конференции во время переговоров Антона Луцкевича с польским премьером Игнатием Падеревским дело дошло до выработки 1 июля 1919 года проекта договора между правительствами БНР и Польши, предусматривавшего создание беларуского государства в союзе с Польшей. Но этот проект не получил широкой поддержки среди польского руководства.

Когда польские войска заняли Минск, Пилсудский 19 сентября 1919 года выступил перед представителями минчан с речью на беларуском языке. Он прямо заявил о необходимости государственности для беларусов. После этого в Минске был создан представительный орган беларуских организаций — Временный беларуский национальный комитет (ВБНК) во главе с Алесем Гаруном. Его заместителем стал Всеволод Игнатовский. Комитет поддержал идею конфедерации Беларуси с Польшей, но домогался от польского правительства предварительного признания независимости БНР.

В польской столице 22 октября 1919 года Пилсудский принял Луцкевича, приехавшего 1 сентября в Варшаву с Версальской конференции.

Ему руководитель польского государства пообещал лишь содействовать в создании беларуских воинских частей и в организации культурной деятельности.

Сопротивление или сотрудничество? В Минск отовсюду ехали деятели БНР, которые включались в культурно-просветительскую работу. 10 ноября возобновила свою деятельность Рада БНР. Но на первом же её заседании беларуские эсеры не поддержали предложение соглашателей послать приветствие Пилсудскому. Это обеспокоило поляков. 20 ноября Пилсудский вызвал к себе Луцкевича и предложил изменить статус Рады БНР с «государственной» на «национальную». Луцкевич дипломатично согласился, после чего получил разрешение созвать 12 декабря её сессию.

Среди радовцев образовались две группировки. Большинство (эсеры и социалисты-федералисты) считали, что сотрудничать с оккупантами нет никакого смысла. Они уже вели партизанскую борьбу против поляков. На ноябрьской (1919 г.) конференции партии эсеров было решено бороться на два фронта против польских властей и против сторонников деникинской «неделимой России». С российскими большевиками эсеровские лидеры надеялись договориться о создании независимой Беларуской социалистической республики.

Меньшинство (правоцентристы, часть социал-демократов) утверждало, что есть надежда увидеть поворот польской политики по отношению к беларусам в лучшую сторону. Они рассчитывали с помощью Польши поднять культурный уровень и национальное самосознание народа, чтобы таким образом обеспечить условия для подлинной независимости Беларуси.

На такой почве уже 13 декабря Рада раскололась. Антипольская фракция (50 человек) образовала Народную Раду БНР (во главе с федералистом Петром Крачевским) и свой кабинет министров во главе с эсером Вацлавом Ластовским. А те, кто надеялись на поддержку поляков (37 человек), создали Наивысшую Раду БНР (во главе с Иваном Середой) и свое правительство во главе с социал-демократом А. Луцкевичем. Правда, Луцкевич находился в это время в Варшаве. Раскол Рады БНР сильно ослабил беларуское национальное движение.

Оккупационный режим. Власть на оккупированных беларуских территориях осуществлял Генеральный комиссариат восточных земель, созданный поляками при штабе Литовско-Беларуского фронта. Его возглавлял Ежи Осмоловский, бывший офицер корпуса генерала Довбур-Мусницкого. Новые хозяева прежде всего разогнали крестьянские советы (местные органы самоуправления), возникшие в конце 1918 года под немецкой оккупацией и защищавшие беларуские деревни от грабежа со стороны польских армейских подразделений.

Восточнее Белостока поляки учредили четыре округа — Виленский, Брестский, Волынский и Минский, а их, в свою очередь, разделили на уезды во главе со старостами. Гражданская оккупационная администрация полностью подчинялась военному командованию и самостоятельного значения практически не имела. Польские солдаты отбирали у крестьян то, что не успели отобрать предыдущие оккупанты. Они также грабили еврейских торговцев. Минск целый год оставался во власти поляков.

В августе 1919 года был издан приказ о возвращении бывшим владельцам всей недвижимости, отчужденной большевиками. Помещики, получив власть в городах и на местах, стремились отомстить крестьянам за «самовольство». Но в первую очередь поляки расправлялись с коммунистами.

20 августа 1919 года был опубликован приказ о языках. Беларуский язык «дозволялся» в повседневном обиходе, но государственным считался польский язык. Началась полонизация. Беларуские школы могли работать только в Минском округе. Всеволоду Ивановскому удалось снова открыть Беларуский педагогический институт в Минске. Но на Гродненщине и Виленщине беларуские школы закрывались, православные храмы передавались католикам.

Польская стратегия. Идея польских политиков была такова: «На востоке надо проглотить столько, сколько можно ассимилировать за одно поколение».

Восточную Беларусь они считали разменной монетой, которую можно отдать большевикам в обмен на их отказ от Беларуси западной. Соответственно, западные беларуские земли оккупанты полонизировали, а восточные грабили, вывозя оттуда всё, что удавалось.

Практическая деятельность оккупационной администрации отвечала плану польского национального демократа (эндека) Романа Дмовского, требовавшего полной инкорпорации западнобеларуских земель. Эндеки были уверены в том, что беларусы неспособны к государственному суверенитету. Факт существования БНР они отбрасывали.

Польские шовинисты не желали слышать ни о какой Беларуси, для них существовали только «крэсы всходние» (восточные окраины) и «крэсовяки» (жители окраин, туземцы). Ничего хорошего население от поляков не дождалось: лишь реквизиции, издевательства, аресты, расстрелы, демонстрация превосходства «европейцев» над полудикими «туземцами». Не удивительно, что польская оккупация очень скоро вызвала массовое сопротивление беларуского народа и создала благоприятные условия для успеха большевистской пропаганды.

Деятельность пропольской партии. Антон Луцкевич быстро понял, что польские власти не поддержат беларускую государственность. В феврале 1920 года на приеме в Вильне Пилсудский признал, что не хочет делать никаких политических уступок в пользу «беларуской фикции». После этого Луцкевич ушел в отставку (28 февраля 1920 г.).

Его преемником стал Аркадий Смолич. В группу пропольской ориентации входили также Я. Лёсик, С. Рак-Михайловский, В. Ивановский, ксёндз А. Станкевич. Попытки активизировать беларускую культурную жизнь в Минске не имели успеха. Помещики настаивали на инкорпорации Беларуси в состав Польши, а среди беларуских эсеров враждебность к Польше только возрастала.

Созданная в августе 1919 года в Вильне Беларуская военная комиссия (БВК) из 10 человек была официально признана Варшавой только 22 октября. В ноябре она переехала в Минск и под руководством П. Алексюка пыталась развернуть деятельность. В состав БВК входили А. Гарун, С. Рак-Михайловский, Ф. Кушель. Но им не удалось создать ни одного воинского соединения, которое бы приняло участие в военных действиях.

Во-первых, всячески мешало польское военное командование. Во-вторых, не способствовал успеху принцип комплектования войск из добровольцев. Позже, при наступлении Красной Армии, БВК и подчиненные ей подразделения перебрались в Лодзь, а затем по приказу польских властей прекратили свою деятельность.

В мае 1920 года Наивысшая Рада предложила заключить государственный союз Польши с Беларусью по образцу бывшей Речи Посполитой — в надежде предотвратить раздел Беларуси между Польшей и РСФСР. Однако уже в июне, в связи с ухудшением положения на восточном фронте, она потребовала полной независимости БНР и установления протектората Лиги Наций над территорией Беларуси до созыва Всебеларуского учредительного сейма.

«Незалежники». Вацлав Ластовский, политический оппонент Антона Луцкевича, после двух месяцев пребывания в польской тюрьме в феврале 1920 года уехал в столицу Литовской республики Ковно (Каунас), куда перебралась запрещённая оккупантами Народная Рада БНР. Там он начал борьбу за независимость Беларуси в союзе с литовцами. Его правительство взяло на себя функцию международного представительства БНР. Ластовского поддержали все «незалежницкие» партийные и общественные организации беларусов, в том числе Беларуская партия социалистов-революционеров, представители которой входили в Народную Раду[72]. Эта партия вступила в открытую вооруженную борьбу с поляками за независимую Беларусь. По деревням создавались крестьянские дружины, которые объединялись в Союз беларуского трудового крестьянства. Его лозунг звучал так: «Сражаясь — сможем!»

Просоветская ориентация. Для самостоятельной борьбы беларуским эсерам не хватало сил. Потому они обратились за помощью к большевикам. В декабре 1919 года в Смоленске эсеры заключили соглашение с большевиками о совместных действиях против польских оккупантов. Партизанской борьбой руководил нелегальный Беларуский повстанческий комитет, находившийся в Минске. Но результаты его практической деятельности были весьма скромными.

Позже (в мае 1920 г.) переговоры представительницы этого комитета Полуты Бодуновой в Москве убедили её в том, что ленинцы никогда не признают независимость БНР и правительство Ластовского. Совнарком РСФСР, развертывая отряды «красных партизан», стремился использовать беларуское движение в своих целях.

Но, несмотря на тревожные сигналы, представители левого крыла партии эсеров по-прежнему ориентировались на союз с Москвой. Они наивно надеялись получить власть, на паритетных началах с большевиками, в возрождённой после изгнания поляков советской Беларуси. Эту иллюзорную надежду цинично поддерживал ЦК компартии Литвы и Беларуси, который уже не мог игнорировать беларуские национальные силы.

Бывшие эсеры В. Игнатовский, Я. Кореневский, М. Куделько (поэт Михась Чарот) и другие создали 1 января 1920 года Беларускую коммунистическую организацию (БКО). Она опиралась на поддержку деревенских учителей и беднейшей части крестьян. БКО вела партизанскую борьбу против поляков и стремилась направить всё беларуское движение в «красное русло». Вместе с тем, беларуские коммунисты отстаивали идею беларуской государственности в форме автономии. Вот так польский шовинизм толкал некоторых беларусов в объятия российских большевиков. В результате большевизм постепенно становился одним из идейно-политических течений в самом беларуском движении.

Попытка национального объединения. Новое руководство Временного беларуского национального комитета (К. Терещенко, В. Ивановский, А. Смолич и другие) настаивали на необходимости консолидации беларуского национального движения. В первой половине 1920 года ВБНК пытался провести Второй всебеларуский конгресс для решения вопроса о дальнейшей судьбе Беларуси. С этой инициативой согласились все беларуские партии, однако польское правительство не поддержало её.

20 февраля 1920 года Ивановский встретился с Пилсудским, но, как и Луцкевич в октябре 1919, он добился лишь разрешения на культурно-просветительскую работу в пределах Минской губернии, да на улучшение организации беларуских воинских частей в составе польской армии.


Международная ситуация | История имперских отношений. Беларусы и русские. 1772-1991 гг. | Как Россия с Польшей делили Беларусь