home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Воскресенье, 3-е число, 06:01–1 час

Раздается барабанная дробь, и косые лучи солнца освещают мрачную процессию. Ездоки катят по двое в ряд по дороге на дне каньона в облаке золотой пыли. Солнце играет на стеклах очков и визорах шлемов. Гонщики прекрасны и страшны в своей экипировке.

Одни, как Адам, предпочли легкое снаряжение и ограничились наколенниками и налокотниками, ну и, может, защитой для спины, чтобы при падении не сломать хребет. Другие едут в полной боевой выкладке – экзоскелетных костюмах с ребрами жесткости, вшитыми в детали, защищающими жизненно важные части тела – голени, бедра, колени, спину, грудь, плечи. Кто-то прикрепил к байкам шипы и другие странные колющие предметы по типу средневековых.

Адам знает, что, несмотря на устрашающий вид, все гонщики ужасно боятся.

Как он сам.

Он думает о том, что ему предстоит. Как устанут ноги. Заноют кости.

Камни. Аварии. Убийства.

Адам замечает, что Нат оглядывается по сторонам. С него градом катится пот. Вид у парнишки перепуганный – того и гляди пустится наутек. Как будто совершил самую большую ошибку в жизни. Что ж, если хочет, он может бежать. Еще не поздно. Их еще не сканировали, так что условия гонки не вступили в силу. Пока.

Но мальчишка остается на месте. Адам отворачивается.

В небе над головой проплывают дирижабли Наблюдателей. Адам насчитал дюжину. На каждом по сотне-другой человек. То есть всего около двух тысяч.

Они прибыли с Небесной базы, чтобы посмотреть гонку. Получить удовольствие. Посмотреть, как парни умирают под солнцем. Наблюдатели невозмутимо делают ставки на тех гонщиков, которых считают достойными.

Между ездоков шныряют маклеры (Полковник лично выбирал каждого среди горожан Блэкуотера) с планшетами, делают пометки и пересылают информацию о гонщиках Наблюдателям.

У стартовой линии выстроились патрули КРОТов – на прямых ногах, в шлемах с визорами и черных металлических доспехах. С ними никто не рискнет связываться: дураков нет. Против термоядерного пистолета в железной руке не попрешь. Тем более что тот, кто идет против КРОТов, выступает против Полковника.

Адам окидывает взглядом фигурки, выстроившиеся наверху, на краю каньона. Там собрались зеваки из города. Может, и Сэди среди них. Смотрит на него и на всех гонщиков, чьи мотоциклы чинила. Адам бьет себя кулаком по шлему, чтобы выкинуть Сэди из головы.

Он не знает, какой он по счету в очереди. Вроде ближе к началу. Или к середине. Вокруг слишком много байкеров, чтобы определить наверняка. Он помнит, как и сам в прошлые годы глазел на них сверху вместе с папой и Фрэнком. Брат с воодушевлением указывал ему на знакомых ездоков. Тогда он был полон сил. А папа помалкивал. Просто смотрел вниз, стиснув зубы.

На дне каньона уже жарко, даже сейчас, когда только-только рассвело. Гонщики не поднимают головы и молчат: погода не располагает к болтовне. Они слушают барабанный бой и крики зевак.

Адам косится на гонщика, который едет рядом с ним на «санблейзере». Нат с обгрызенными до мяса ногтями. Сирота, который мыкается по земле один-одинешенек. Как многие другие. Как бродячие животные, которым ничего не остается, как красть и скитаться в поисках пищи. На поясе у Ната Адам замечает рукоять ножа. Нат перехватывает его взгляд и смущенно улыбается. Указывает на стартовую линию.

На пне секвойи возвышается всадник. Нарастающее марево подшучивает над Адамом, вытягивая и сгибая фигуру всадника.

Полковника Мордекая Эзопа Блада.

Он восседает на сером пони, единственном в Блэкуотере. Адам видит, как лошадка трясет головой. Пони зовут Скелетом. Говорят, Полковник купил его у барышников в Бэдленде, но на самом деле никто не знает, откуда он его достал. Пони бьет копытами о широкий пень, раздувает ноздри, трясет головой. Скелет чует гонщиков. Полковник же, напротив, держится невозмутимо: глаза его скрыты серебристыми солнцезащитными очками, так что совершенно не понятно, какие эмоции он испытывает.

О Полковнике всякое говорят. Как он застрелил парнишку, который отказался пожать ему руку перед стартом. Как продает детей работорговцам. Как выгнал из Блэкуотера собственного брата в Бэдленд.

Адам не знает, что из этого правда. Ему известно то же, что и всем. Полковник всесилен. Ездит на пони по кличке Скелет. Ходит с пистолетом, о котором слагают легенды. С Полковником лучше не связываться ни при каких обстоятельствах… иначе тебе крышка.

Адаму ужасно хочется развернуться и уехать. Мчаться без остановки и всю жизнь провести в седле. Он сжимает кулаки, отгоняя трусливые мысли.

У него был только Фрэнк. Теперь его нет. Адаму остается лишь гонка.

– Когда-то он служил в армии, – шепчет Нат, наклонившись к Адаму, и рассказывает, не сводя с Полковника голубых глаз: – Там и получил звание. Когда в Провиденсе были беспорядки, Небесная база его наняла. Чтобы разогнал забастовку на шахте.

Адам пожимает плечами, притворяясь, будто ему это совершенно безразлично.

Склонясь к передней луке седла, полковник Блад оглядывает байкеров, которые с шумом подкатывают и останавливаются перед ним. Щурясь, он обводит глазами стены каньона, маклеров в толпе и КРОТов в черных шлемах, почтительно кивает Наблюдателям в дирижаблях. Крики смолкают. Гонщики смотрят на Полковника и ждут. Скелет перебирает ногами и трясет головой.

– В армии он был большой шишкой, – шепчет Нат с таким видом, словно открывает Адаму страшную тайну. – Значит, убивать умеет будьте-нате.

Барабанная дробь стихает, и слышно лишь, как флаги хлопают на ветру.

Наконец, Полковник начинает говорить. Его сухой скрипучий голос отражается эхом от стен каньона, которые возвышаются за его спиной, точно амфитеатр, созданный самой природой, и летит над толпой, над всеми байкерами, так что кровь стынет в жилах.

– Гонщики! – Полковник обводит взглядом собравшихся и поднимает руку над головой. – Сейчас вы отправитесь в путь. Пройдете обряд посвящения. Стены этого каньона видели многих до вас. Они видели сильных, они видели слабых. Видели, как байкеры стойко преодолевают трудности. И как терпят поражение. – Полковник умолкает, и Адам ловит себя на том, что его распирает от смеха. Больше от нервов, но еще и из-за театральности Полковника, его напыщенного слога, этих его выражений, которые должны одновременно воодушевлять и внушать страх.

Но над Полковником не смеются. Его слушают и делают все, что он сказал.

В такие минуты Адам чувствует себя совершенно чужим в этом мире.

– Один из вас, только один, выиграет Гонку, – продолжает Полковник. – Получит билет в славное будущее. Небесная база смотрит на вас. Небесная база ждет. – Он обводит взглядом обращенные к нему лица. – Не все из вас переживут эту Гонку. Сказать по правде, уцелеют немногие. Но каждый узнает о себе что-то новое. Бэдленд будет ставить перед вами вопросы, и вам придется набраться храбрости, чтобы на них ответить. Вы узнаете, чего вы стоите. Узнаете, есть ли в ваших сердцах огонь… или же его нет. Нет лучшего урока. Гонка и есть настоящая жизнь. На полную катушку. Это ваш звездный час! Так ловите же свой шанс – или рассыпьтесь в прах!

Полощутся флаги. Кое-где в толпе раздаются негромкие одобрительные крики. Адам вспоминает о Фрэнке, и какофония звуков в каньоне сливается в мерный гул. Сердце бешено колотится у него в груди.

– Удачи! – кричит Полковник. Проводит рукой по щеке. – И пусть вам повезет попасть на небо!

После Полковника к участникам выходит бледный сухопарый человечек, лицо его цвета воска. На нем круглые солнечные очки и темный костюм. В левой руке планшет. Это распорядитель Гонки.

Полковник остается на своем импровизированном пьедестале. Он еле заметно кивает распорядителю, и тот, с планшетом в руках, взбирается на плоский камень сбоку от него, поглаживая тонкие губы. Поглядывая на экран, распорядитель монотонно зачитывает законы. Эти правила каждый гонщик знает наизусть.

– Вне всякого сомнения, вы и сами знаете, но я все-таки напомню вам три закона Гонки. Нельзя проносить с собой ножи. Нельзя проносить с собой пистолеты. Нельзя отказываться от участия в Гонке. Если вы нарушите одно из этих правил, вас отключают. Повторяю, если вы решите отказаться от участия, вас тут же отключат. Решать вам и только вам.

Отключение. Точное слово. Ни убавить, ни прибавить. Назови, как хочешь: вас отключат… прикончат… убьют. Суть одна.

– Ничто не укроется от наших глаз. Ничто не останется незамеченным. Мы видим абсолютно все.

Распорядитель делает паузу, словно дожидаясь, пока его слова дойдут до гонщиков. Выговор у него рафинированный, как у аристократа.

– Дозволяется использовать рогатки и лассо из проволоки. Ваша задача проста: продержаться как можно дольше. И это будет очень нелегко. Собственно, для того и создана Гонка. Это проверка ваших возможностей. Победа достанется лучшему.

В толпе поднимается ропот. Распорядитель с невозмутимым видом продолжает:

– На маршруте Гонки расположены четыре базовых лагеря. В них вы найдете палатки, пригодные для ночлега, кровати, пищу и салуны, где можно подключиться к стене, подышать кислородом и расслабиться. Планируйте свой маршрут и решайте, когда и где вам остановиться. Заезжать в лагеря или нет – ваше право. Выбирайте с умом.

Он указывает на дирижабли.

– Мы благодарим нашего покровителя с Ковчега Небесной базы, лорда Колбена Воддена, за то, что он в мудрости своей придумал Гонку и дал байкерам возможность стать свободными. Это великий дар. Мы благодарим его помощника на земле, Полковника Мордекая Эзопа Блада, за то, что он позволил проводить гонку Блэкуотера на принадлежащей ему земле.

Распорядитель кланяется Полковнику, тот отвечает легким кивком.

Распорядитель снова обводит глазами гонщиков.

– Вперед, братья! Мчитесь до тех пор, пока в мотоциклах не иссякнет заряд. Пока они не остановятся. Старайтесь до темноты преодолеть как можно больший путь. И если вам удастся победить, то награда сторицей окупит ваши труды. Чемпиону достанется билет на Небесную базу. Первые три финалиста получат по тысяче долларов и двести очков. И пусть вам повезет попасть на небо! – заключает распорядитель под восторженные вопли горожан.

Глядя в экран планшета, распорядитель громогласно оглашает имена участников.

Гонщиков вызывают вразбивку. Они по очереди выходят вперед, оставляя мотоциклы на месте. Поднимаются на пень, жмут руку Полковнику, слезают, идут на сканирование, и каждый берет себе по гоночному набору.

Гоночные наборы по-спартански скудны. В них только то, что необходимо для выживания. Пачка из тридцати галет. Карта с проложенным маршрутом. Компас. Веревка. Заплаты для шин. Насос и рычаги. Клейкая лента. Болты и шайбы. Фляжка. Два с половиной литра фильтрованной озерной воды про запас. Аптечка с гидротаблетками, бинтами, инструментом для прижигания и шприцами с морфием.

Адама вызывают одним из первых. Перед ним всего шесть гонщиков:

ТАЙРАК ДЭНИЕЛ

САЙЛАС ВЕНИМ

БЛЕЙК АЙРОНСАЙД

ЗИТА ПРАЙМ

ХАНТЕР КИБАУ

ААРОН БЛЭК

АДАМ СТОУН

Услышав свое имя, Адам, словно в ступоре, слезает с мотоцикла и идет вперед под одобрительные крики толпы. Они его не знают. Понятия не имеют, кто он такой и как ездит, но будут оценивать его, строить предположения, делать выводы. Они едва ли оценят его высоко. Как и все остальные. Кроме тех, кто с ним близко знаком.

Адам протягивает руку Полковнику. В толпе передают доллары маклерам.

– ОДИН ДЕНЬ! – кричит кто-то.

– МАЛО ШАНСОВ! – орет другой. – ПОМРЕТ ЕЩЕ ДО ЗАКАТА.

Рука Полковника холодная и костлявая. Зеркальные очки сверлят в Адаме дыры.

– Стоун, – произносит Полковник сухим, как пустынный ветер, голосом. За одним-единственным словом скрывается масса смыслов, как будто между ними состоялся целый разговор. О родне Адама, о нем самом. Сыне самоубийцы. Брате мертвого калеки. Это не слово. Это обвинение.

Адам снимает шлем и поворачивает голову, чтобы показать Полковнику затылок. Его терзают страх и ярость. Он слышит треск и шипение сканера. Данные о нем уходят на сервер Гонки.

Дата рождения, сведения о родственниках, результаты медосмотра – вся подобная информация будет храниться на сервере Гонки, который, как говорят, находится на Небесной базе. Адам представляет себе этот поток информации, целые жизни, сжатые до байтов кода. Как им удается хоть что-то в этом разобрать? Неужели они смогут понять его лучше, чем он сам себя понимает?

Как бы то ни было, отныне его участь теперь предрешена.

Все. Конец. Теперь только Гонка или смерть.

Обратной дороги нет.

А список тем временем зачитывают дальше:

ВИН БЛУ

ЭЗРА ДАРК

ЭЛЛИС КРЭБ

ДЖЕТ КРЕЙН

МАЙША КОЛТ

НАТАНИЕЛЬ СКАЙ

Нат оставляет «санблейзер» и идет вперед. Он выглядит таким маленьким среди остальных гонщиков. Тощий мальчонка, которому не на что надеяться. Тень Полковника закрывает Ната. На мгновение кажется, будто он пропал и появился снова, ошеломленно моргая, как будто увидел в этой тени предвестника грядущей гибели.

Адам стискивает зубы, жалея о том, что встретил Ната. Это ответственность. Слабость. А он не может позволить себе быть слабым. Адам клянется, что сразу после старта оторвется от него. Но когда видит, как пацан торопливо пробирается вдоль очереди, подмигивает ему, стараясь казаться невозмутимым, Адама охватывает чувство вины.

Правду не скроешь. Он боится. Как и все остальные.

Адам вспоминает о Кейне. Может, они разминулись? Вроде бы его не было видно. И его имя пока не называли. Хотя некоторые гонщики нацепили на себя такое количество амуниции, что не поймешь, кто они есть.

Список имен все продолжается. Кого-то Адам знает, о ком-то слышал. Но большинство ему незнакомы.

БЕТ ВУЛФ

КНУТ САН

ЭШ КИЛЛЕР

БЕН КРОУФУТ

РЕНФРО НОКС

ТАКРАР КУШ

СОЛО ХЕНТАЙ

Адам не слушает. Он закрывает глаза и уносится мыслями прочь. Взлетает над каньоном. Ловит восходящий поток теплого воздуха, взмывает ввысь и парит над толпой. Каньон ветвится под ним, как трещина на глиняном блюде. Солнце превращается в ослепительный белый диск, жар плывет над землей.

И вот уже Адам снова сидит на своем мотоцикле. Видит до чертиков испуганного парнишку, который стоит перед Полковником. Изучает его с вялым интересом, предчувствуя, что тот взбрыкнет, но до конца в это не верит.

Полковник сканирует парня. Тот широко распахивает глаза и пытается убежать.

Адам поднимается в седле мотоцикла и видит, как беглец мчится прочь. Полковник застыл со сканером в руке. В толпе поднимается ропот. Раздаются выкрики. Парень бежит со всех ног, виляя между гонщиками, и начинает карабкаться на отвесную стену каньона.

Что он делает?

– Я НЕ ХОЧУ ЕХАТЬ! – вопит парнишка. – Я… я передумал. Пожалуйста… это не для меня. Пожалуйста.

Адам качает головой. Он понимает парня. Ему и самому страшно. Но делать нечего. Слишком поздно. После сканирования гонщик может покинуть соревнования, только когда пересечет финишную черту.

Со скалы, с дьявольской проворностью спускается КРОТ. Сжимая руку парнишки в металлическом кулаке, он волочит его вдоль очереди байкеров. Пацан упирается и брыкается. Байкеры отворачиваются. Адам с ужасом следит за происходящим.

КРОТ подтаскивает парнишку к ногам Полковника и заставляет встать на колени. Неудавшийся беглец ревет и умоляет его отпустить.

Полковник смотрит на него сверху вниз. В его серебристых очках отражается склонившийся перед ним бедолага. Полковник отступает на шаг назад, как будто у парня на коже какой-то омерзительный грибок, который может перекинуться на него. Протягивает руку и отдает неразборчивое приказание.

Адам поеживается. Он прекрасно знает, что именно скомандовал Полковник.

Второй КРОТ подает Полковнику предмет, похожий на старинную дрель. Тот берет. Не говорит ни слова. Не обращается к гонщикам с предупреждением. Ни долгих речей, ни драматических пауз, чтобы нагнать напряжения и подчеркнуть важность момента. Он просто нажимает на кнопку.

Из-за левого уха парнишки бьет струя темной крови. Его тело обмякает.

Полковник возвращает жуткий предмет КРОТу и машет рукой. Двое КРОТов тащат конвульсивно подергивающееся тело парнишки прочь.

Все происходит так быстро, что Адам не успевает прочувствовать весь ужас произошедшего. Он сидит на мотоцикле и ошеломленно молчит.


* * * | Дорога ярости | * * *