home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

Понедельник, 4-е число, 06:05+23 часа

Они спят в своих спальниках, по очереди просыпаясь, чтобы подбросить дров в костер. Когда он затухает, наступает абсолютная темнота. Ни звезд. Ни луны. Ни путеводных огней. Они просыпаются до рассвета, словно по сигналу какого-то внутреннего будильника, который отслеживает опасность.

– Сделаем из веток сани, – предлагает Адам после того, как они позавтракали гидротаблетками и печеньем. – И потащим его за собой.

– Не получится, – возражает Кейн, глядя на розовые и оранжевые полосы, прорезающие черное небо над горами.

– Это еще почему?

– А байк ты его куда денешь?

– Тоже потащим.

– Ты забыл, где находишься?

– Я все прекрасно помню. Но мы же наверняка не одни такие. Не у нас одних проблемы.

– Проблемы? У меня нет никаких проблем.

Адам смотрит на Кейна.

– А я ведь так тебя толком и не поблагодарил.

– Есть такое.

– Я не знаю, как тебе это удалось. Как ты так ловко справился с бандитами. Но ты меня спас. Спасибо тебе.

Кейн запускает грязные пальцы в коротко остриженные волосы. Шагает к неподвижному телу Ната.

Адам провожает его взглядом. Потом осматривается в поисках веток с упавших деревьев.

– Надо поторапливаться, а то не успеем сделать сани.

– Уже не надо, – бросает Кейн.

У Адама сводит живот от волнения.

– Помнишь, я тебе говорил, что все умирают? – тем же тоном продолжает Кейн.

Адам переводит взгляд на маленькое пыльное тело на земле. Неподвижное, точно камень, часть пустыни.

Не надо. Не говори ничего.

– Ну вот, – резюмирует Кейн. – Люди умирают. Ничего не поделаешь.


16 Воскресенье, 3-е число, 22:02+15 часов | Дорога ярости | * * *