home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


18

Понедельник, 4-е число, 11:10+28 часов

Силуэты двух всадников на железных конях дрожат в жарком мареве. Гонщики мчатся на восток по выжженной земле под неусыпной стражей предгорий Сотус, которые возвышаются впереди, за пустынной равниной. Мотоциклы поднимают пыль, и она стелется за байкерами, красная в ослепительном свете солнца. В синей дали маячит сумрачная тень Эль-Диабло. То кажется, что до нее рукой подать, то – что никогда не доехать. Мираж. Обман палящего зноя. Адам знает, что по прямой дороге до покрытых лавой склонов Эль-Диабло всего день пути, не больше.

Но трасса Гонки Блэкуотера – отнюдь не прямая дорога. Она извилиста и коварна.

Ему предстоит несколько долгих дней ехать под палящим солнцем, прежде чем он доберется до Эль-Диабло, объедет вокруг кратера старого вулкана и погонит обратно к Блэкуотеру. Если он вообще туда попадет.

Они летят вперед легко, ровно и мощно. Придерживаются каменных указателей маршрута, выкрашенных в белый цвет. Не разговаривают. Адам чувствует, как солнце печет лицо, как песок жалит кожу. Раскидывает руки, закрывает глаза и едет вслепую, не держась за руль.

Мотодельтапланы давно скрылись из виду. Они одни в пустыне.

Адам не может забыть слова Кейна: «Люди умирают. Ничего не поделаешь».

Смерть Ната оставила в его душе гноящуюся рану. Эта боль никогда не утихнет. Точно так же, как после гибели Фрэнка. Адам глотает слезы. У него не было никого, кроме Фрэнка, – и того отобрали. Жизнь всегда отнимает всех.

Черт бы тебя побрал, Нат, с твоим дурацким ножом.

Адам глядит на Кейна, который едет на пять-шесть корпусов впереди него. Жгут его рогатки развевается на ветру. Ножа не видно. Адам силится вспомнить, не было ли ножа в могиле, когда они закапывали Ната, но не может собраться с мыслями.

Он бьет по газам, переключает скорости и привстает в седле. Он мчится вперед по укатанной дороге, оставляя Кейна позади в клубах пыли.

Мне нужен воздух. Нужно пространство, чтобы вздохнуть.


* * * | Дорога ярости | * * *