home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Комментарии

1

Священник не мог даже справлять «сухой» мессы… – В ту эпоху месса, которую служили на борту кораблей, у подножия грот-мачты, была особой, так называемой «сухой» мессой, потому что обходилась без освящения даров и причастия. Такая необычная литургическая форма объясняется, возможно, опасением, как бы из-за морской болезни облатка не была извергнута обратно.

2

…пожертвовать пять марок серебра… – Марка была мерой веса, равной 8 унциям, то есть полуфунту или приблизительно 244 граммам.

3

…христианину более подобает готовиться к кончине, нежели надеяться на выздоровление. – Организация и учреждения госпитальеров вдохновлены в основном уставом парижской больницы Отель-Дьё. Больницей руководили один-два провизора, избранные из каноников городского кафедрального собора. Больничный персонал набирался из добровольцев, после строгого испытания провизорами. В парижском Отель-Дьё этот персонал состоял из четырех священников, четырех причетников, тридцати братьев и двадцати пяти сестер. Мужья и жены среди добровольцев не допускались. У братьев была такая же тонзура, как у тамплиеров; сестры стригли волосы как монахини.

Устав, предписанный госпитальерам, был очень суров. Братья и сестры должны были пообещать хранить целомудрие и жить, отказавшись от всякого имущества. Ни один брат не мог общаться с сестрой без позволения мэтра или мэтрессы, назначенных провизорами для руководства персоналом. Сестрам было запрещено мыть братьям голову или ноги; такие услуги оказывались только лежачим больным. На братьев могли быть наложены мэтром телесные наказания, а на сестер мэтрессой. Ни один брат не мог выйти в город один или со спутником, который не был указан мэтром; это же правило распространялось и на сестер. Персонал больницы не имел права принимать гостей. Братьям и сестрам разрешалось есть только два раза в день, но больных им надлежало кормить так часто, как те в этом нуждались. Каждый брат должен был спать один, одетый в полотняную или шерстяную тунику и кальсоны; сестры тоже. Если у брата или сестры в час их кончины обнаруживалось какое-либо имущество или предмет, утаенный при жизни от мэтра или мэтрессы, для них не полагалось совершать никаких религиозных обрядов и их хоронили как отлученных от церкви. В больницу был воспрещен вход любому, кто имел при себе собаку или птицу.

Каждого больного, прибывшего в больницу, сначала осматривал «привратный хирург», который записывал его в книгу. Потом ему привязывали на руку бирку с его именем и датой прибытия. Он получал причастие; затем его переносили на постель и лечили «как хозяина дома». Госпиталь должен был всегда располагать многими теплыми халатами и многими парами обуви, тоже теплыми, для «согрева» больных. После выздоровления больные оставались в больнице семь полных дней – из-за опасений рецидива.

Врачи носили, как и хирурги, отличительные одеяния. Лекарства готовили в больничной аптеке по указаниям врача или хирурга.

Больница принимала не только пациентов с кратковременными недомоганиями, но и хронических больных.

Графиня Маго д’Артуа предоставила Аррасской больнице десять кроватей с матрасами, подушками, простынями и одеялами на десять бедных больных. В описи этой больницы упоминаются десять больших деревянных чанов, служивших ваннами, подкладные судна, «чтобы класть их под бедняков в кроватях», многочисленные плоские тазики для бритья и так далее… Та же графиня д’Артуа заложила больницу и в Эдене.

4

…замужем за дофином Вьеннским. – Суверенные сеньоры Вьеннские именовались дофинами из-за дельфина (dauphin), украшавшего их шлемы и герб, откуда и название Дофине, данное области, над которой они осуществляли свою власть и которая включала в себя Грезиводан, Роанне, Шансор, Бриансонне, Амбрюнуа, Капансе, Вьеннуа, Валантинуа, Диуа, Трикастинуа и княжество Оранж. В начале XIV в. власть там принадлежала третьему Дому Вьеннских дофинов, дому ла Тур дю Пен. Только в конце царствования Филиппа VI Валуа, по договорам 1343 и 1349 гг. Эмбер II уступил Дофине французской короне при условии, что титул дофина будет впредь носить старший сын короля Франции.

5

…двинуть «ост», то есть королевскую армию… – Посредством расширения смысла латинского слова hostis (враг, неприятель, противник) произошедшее от него ost стало обозначать войско вообще и королевское войско в частности.

6

Две срочные контрибуции в год… – В первые дни июля 1315 г. Людовик X издал два указа о ломбардцах. Первый недвусмысленно заявлял, что «сидельцы», иначе говоря, проживающие во Франции итальянские коммерсанты должны платить один су с ливра на весь их товар, и в таком случае они будут избавлены от войсковых, конных и любых других военных поборов. Так что это был исключительный пятипроцентный налог.

Второй указ, от 9 июля, устанавливал общие правила о пребывании и коммерции итальянских купцов. Все операции с золотом и серебром на вес или в разменной монете, все продажи, все покупки и обмены различных товаров подлежали налогообложению, от одного до четырех денье с ливра в зависимости от области и от того, осуществлялась ли торговля на ярмарках или вне оных. Итальянцам разрешалось иметь постоянное жительство только в четырех городах: Париже, Сент-Омере, Ниме и Ла-Рошели. Но не похоже, чтобы это последнее предписание когда-либо неукоснительно выполнялось, поскольку нарушения наверняка были довольно выгодны – либо для городов, либо для казны. За коммерческой деятельностью ломбардцев было поручено наблюдать уполномоченным, которых назначала королевская администрация.

7

…пытался тайно возродить орден тамплиеров… – Некоторые труды и свидетельства побуждают к заключению, что орден тамплиеров выжил и скрытно, в рассеянии существовал на протяжении многих веков. Называют имена тайных великих магистров вплоть до XVIII в. Похоже, хоть это и не так очевидно, что в годы, последовавшие непосредственно за уничтожением ордена, тамплиеры пытались вновь подпольно сгруппироваться. Главой этой организации стал племянник Жака де Моле Жан де Лонгви, который поклялся на землях графа Бургундского (то есть Филиппа де Пуатье) отомстить за память своего дяди.

8

…глупая легенда, которую пустили в свое время, чтобы нам навредить. – Легенду, согласно которой Капетинги происходили от богатого парижского мясника, во Франции распространила «Песнь о деяниях Юга Капета» – памфлет, сочиненный в первые годы XIV в. и быстро забытый почти всеми, кроме Данте и Франсуа Вийона.

Данте тоже обвиняет Юга Капета за то, что тот сверг законного наследника и заточил в монастыре. Тут налицо путаница между концом Меровингов и концом Каролингов; на самом деле в монастырь был заточен последний король первой династии Хильперик III. Последним же законным потомком Карла Великого был по смерти Людовика V Ленивого герцог Карл Лотарингский, который хотел оспорить трон у Юга Капета, но герцог Лотарингский кончил свои дни не в монастыре, а в тюрьме, куда его бросил герцог Французский.

Когда в XVI веке Франциск I велел читать себе по совету своей сестры «Божественную комедию», то, услышав пассаж, касающийся Капетингов, остановил чтеца с возгласом: «А! Дурной поэт мой род позорит!» – и отказался слушать дальше.

9

Он нажил нам в Италии добрых друзей! – На самом деле войдя 1 ноября 1301 г. во Флоренцию, которую раздирали распри между гвельфами и гибеллинами, Карл де Валуа отдал город мщению приверженцев Папы. Потом пошли указы об изгнаниях. Данте, отъявленный гибеллин и подстрекатель к сопротивлению, участвовал предыдущим летом в совете Сеньории, но потом был отправлен с посольством в Рим и удерживался там в заложниках. Он был осужден флорентийским судом 27 января 1302 г. на два года изгнания и 5000 ливров штрафа по ложному обвинению в недобросовестном исполнении своего поручения. 10 марта ему учинили новое судилище, и на сей раз он был приговорен к сожжению живьем. К счастью для него, он тогда отсутствовал и во Флоренции, и в Риме, откуда сумел бежать, но родину ему уже никогда не суждено было увидеть. Нетрудно понять, что он затаил против Карла де Валуа и, в широком смысле, против всех французских государей стойкую злобу.

10

…частицу мощей святого Дрюона… – Святой Дрюон, особо почитаемый в Артуа, Камбрези и Геннегау, родился в 1118 г. в Эпинуа, который относился тогда к диоцезу Турне, прежде чем перейти в состав Аррасской епархии. Св. Дрюон появился на свет благодаря кесаревому сечению, с помощью которого его извлекли из тела его уже умершей матери. Проявив с юных лет большую набожность, он подвергался жестоким нападкам других детей, которые обзывали его убийцей собственной матери. Считая себя виновным, он испробовал все способы искупления, чтобы очистить себя от этого невольного преступления. В семнадцать лет отказался от уготованной ему жизни сеньора, раздал значительное имущество, которое унаследовал, и нанялся пастухом к одной вдове по имени Элизабет Леэр, проживавшей в деревне Себур, в графстве Геннегау, в тринадцати километрах от Валансьена. Он так сильно любил животных и так хорошо о них заботился, что жители деревни просили его пасти и их овец вместе с овцами вдовы Леэр. Тогда-то ангелы и начали охранять его стадо, пока он ходил к мессе…

Потом он совершил паломничество в Рим, вошел во вкус и повторил это девять раз подряд. Но должен был отказаться от путешествий, страдая от «разрыва кишок», недуга, который он терпел, похоже, в течение сорока лет, отказываясь от перевязок. Несмотря на довольно дурной запах, его добродетели привлекли к нему немало кающихся грешников со всей округи. Он попросил, чтобы ему построили напротив Себурской церкви лачугу, откуда он мог видеть дарохранительницу, и дал обет не покидать ее до конца своей жизни. Он оставался верен своему обету, даже когда церковь загорелась, и его хижина тоже; тогда-то и увидели, что он святой, потому что огонь его пощадил.

Он умер 16 апреля 1189 г. Из многих окрестных мест сбежался народ, чтобы в слезах лобызать ему ноги и унести несколько кусочков его убогого рубища. Родичи Дрюона, сеньоры д’Эпинуа, хотели перенести тело в его родную деревню, но дроги, на которые положили останки, застряли на выезде из Себура, и все лошади, которых привели на подмогу, не смогли сдвинуть их ни на шаг. Так что пришлось оставить тело святого там, где он упокоился.

Его известность сильно возросла из-за чудесного исцеления графа Геннегау и Голландского, который, ужасно страдая от камней в мочевом пузыре, совершил паломничество в Себур. Едва он преклонил колена перед могилой святого Дрюона, чтобы помолиться, как изверг из себя «три камня величиной с орех».

Праздник святого все еще традиционно отмечается в Духов день, в приходской церкви и у источника Святого Дрюона в Карвен-Эпинуа.

11

…сын мой слишком мал, чтобы быть мне опорой… – Последнему ребенку и единственному сыну Маго, названному Робером, как и его кузен, было тогда всего шестнадцать лет. Он не успел сыграть никакой заметной роли в событиях этого периода; ему, собственно, предстояло умереть, не дожив до восемнадцати, в 1317 г. Его тело было погребено сначала у кордельеров в Париже, потом перевезено в Сен-Дени. Уточним для наших читателей, что надгробная статуя Робера д’Артуа, которую можно увидеть в Сен-Дени, является изображением не нашего героя (который был погребен в Лондоне), а сына Маго.

12

…изгладилось из памяти людей, – Точная дата второго брака Людовика X спорна. Некоторые авторы датируют его 3 августа, другие 13-м или даже 19-м. То же самое и с датой коронации, которая варьируется согласно текстам между 19, 21 и 24 августа. Из сборника указов королей Франции, отпечатанного лишь в XVIII веке и чья хронология далека от точности, вроде бы следует, что король находился 3 августа в Реймсе, 6-го и 7-го в Суассоне, а 18-го в Аррасе. Однако поскольку Людовик X принял орифламму в Сен-Дени 24 июля, кажется физически невозможным – какой бы короткой ни была экспедиция во Фландрию, – чтобы он успел вернуться из «грязевого похода» и прибыть в Шампань до 10 августа.

Мы остановились на 13 августа, дате, предложенной Пьером Ансельмом, как на самой допустимой, поскольку коронация всегда должна была происходить в воскресенье или в какой-нибудь крупный религиозный праздник, и мы полагаем, что Людовик X был коронован либо 15 августа, либо в воскресенье 18 августа. С другой стороны, мы знаем, что устроенные по этому поводу празднества растянулись на много дней, и это вполне объясняет колебание дат.

13

Затем они вытребовали к себе второго д’Ирсона – Дени, казначея… – Все семейство д’Ирсон имело должности и синекуры в администрации графства Артуа или доме Маго. Кроме Тьерри, канцлера, кроме двух фрейлин по имени Маго и Беатрис, Пьер д’Ирсон был бальи Арраса, Гийом д’Ирсон хлебодаром (иначе говоря, интендантом графини), и насчитываются еще три д'Ирсона, племянники Тьерри, занимавшие разные должности при Артуазском дворе.

14

а также Леонские и Брейские леса, – Состояние Клеменции Венгерской, как в деньгах, так и в драгоценностях, состоявшее в основном из даров Людовика Х, было огромно. За короткое время их брака Клеменция Венгерская получила не меньше четырнадцати замков, некоторые из них числились среди главных резиденций короля.

15

…подносят к пище рог единорога. – Единорог, легендарное животное, никогда не существовавшее, кроме как на гербах, фресках и гобеленах. Тем не менее считалось, что его единственный рог имеет силу против любого яда. Собственно, то, что продавали по очень высокой цене под названием рога единорога, было бивнем нарвала, или морского единорога, которым «касались» яств, чтобы обнаружить в них присутствие ядовитого вещества.

16

Она и в самом деле считалась по части ковров лучшим знатоком во всем королевстве– Все мастерские по изготовлению гобеленов, известные в Европе, и особенно в Италии и Венгрии, были основаны в конце средних веков ткачами из Фландрии или Артуа. Центром этой индустрии, зародившейся в начале XIV в., считается город Аррас. Однако его процветание обязано инициативе графини Маго и поощрению, которое она расточала ремеслам, составлявшим богатство провинции. Когда парижские гобеленщики начали составлять конкуренцию мастерским Артуа, Маго не проявила никакого исключительного предпочтения и точно так же обращалась к парижским ремесленникам. Опись имущества королевы Клеменции – один из первых документов, где упоминаются «восемь ковров с фигурами и деревьями, изображающими охоту».

17

Агнесса и сын ее Эд Бургундский – вот кого действительно следует опасаться! – Эд Бургундский наследовал своему брату Югу V, умершему в Аржийи в начале мая 1315 г. и погребенному в Сите 12 мая.

18

Я еще ему преподнес свою знаменитую книгу – В возрасте семидесяти пяти лет сенешаль де Жуанвилль начал свою «Историю святого Людовика» по просьбе королевы Жанны Наваррской, жены Филиппа Красивого, которая хотела иметь книгу о «святых словах и добрых деяниях» короля-крестоносца. Написание заняло у Жуанвилля десяток лет. Королева Жанна за это время умерла, так что свой труд автор посвятил ее сыну, Людовику Наваррскому, будущему Людовику X Сварливому: «Моему доброму государю Людовику, сыну короля Франции», которому и преподнес его, как об этом свидетельствует миниатюра того времени.

19

…негоже утверждать, что рай и ад необитаемы или вовсе не существуют– Избранному Папой в странных обстоятельствах – которые мы лишь облекли в романную форму, но отнюдь не выдумали, – Жаку Дюэзу (Иоанну XXII) предстоит примерно с середины своего понтификата поддерживать в различных проповедях и поучениях свой тезис о блаженном видении.

20

…в домашнем платье из темной тафты… – Основные шелковые ткани, использовавшиеся тогда в одежде, были: samit, близкий к нашему атласу, sandal и camocas, весьма похожие на тафту, а также золотые или серебряные материи – тяжелая парча с шелковой основой. Из шерстяных тканей использовали много marbre (мраморных), сотканных из разных цветов, raye (полосатых), camelin, то есть из верблюжьей шерсти или ее имитаций, и особенно ecarlates (пунцовых, алых). Эти последние были самыми роскошными и наиболее ценимыми, в них облачались по торжественным случаям. Наилучшие из них изготовлялись во Фландрии и Англии. Краситель добывали из сушеного червеца-кермеса, маленького насекомого, которое водится в Лангедоке. Были различные оттенки: ярко-алый, розовый, фиолетовый, кроваво-красный.

21

…с каждым из двадцати четырех разбежавшихся кто куда кардиналов… – Большинство авторов насчитывает в конклаве 1314–1316 гг. двадцать три кардинала. Мы насчитали двадцать четыре. В «римскую» партию входили шесть итальянцев – Джакопо Колонна, Пьеро Колонна, Наполеоне Орсини, Франческо Каэтани, Джакопо Стефанески-Каэтани, Никколо Альберти (Альбертини) деи Прато; один анжуец из Неаполя – Гийом де Лонжи и, наконец, один испанец – Лука де Флиско (называемый часто Фьески), кровный родственник короля Арагонского. Они стали кардиналами еще до понтификата Клемента V и обоснования пап в Авиньоне и получили свои шляпы между 1278 и 1303 гг., при Николае III, Николае IV, Целестине V, Бонифации VIII и Бенедикте XI. Всех остальных кардиналами сделал Клемент V. «Провансальская» партия включала в себя Гийома де Мандагу, Беранже Фредоля-старшего, Беранже Фредоля-младшего, кагорца Жака Дюэза и нормандцев Никола де Фреовиля и Мишеля дю Бека. Наконец, гасконцы в количестве десяти были: Арно де Пелагрю, Арно де Фужер, Арно Нувель, Арно д’Ок, Реймон-Гийом де Фарж, Бернар де Гарв, Гийом-Пьер Годен, Реймон де Гот, Виталь дю Фур и Гийом Тест.

22

…присоединении Лиона к французской короне. – До середины XII в. городом Лионом владели графы де Форе и де Роанне – под чисто номинальным суверенитетом германского императора. Начиная с 1173 г., когда император признал за архиепископом Лионским, примасом Галлии, суверенные права, Лионне было отделено от Форе, и городом стала управлять церковная власть, имевшая право судить, чеканить монету и собирать войска. Этот режим не нравился сильной коммуне Лиона, состоявшей единственно из буржуа и купцов, которые более века боролись, чтобы освободиться от него. Наконец, после многих неудачных восстаний, они обратились к королю Филиппу Красивому, и тот в 1292 г. взял город под свое покровительство. Через двадцать лет, 10 апреля 1312 г., договор, заключенный между коммуной, архиепископством и королем, окончательно присоединил Лион к французскому королевству. Несмотря на требования Жана де Мариньи, архиепископа Санского, который контролировал и Парижскую епархию, архиепископ Лионский сумел сохранить сан примаса Галльского, единственную прерогативу, которая была за ним оставлена.

В конце средних веков в Лионе насчитывалось 24 трактирщика, 32 брадобрея, 48 ткачей, 56 портных, 44 торговца рыбой, 36 мясников, бакалейщиков и колбасников, 57 ловчих (то есть охотников), 36 хлебников и булочников, 25 содержателей постоялых дворов, 15 ювелиров или золотильщиков, 20 суконщиков и 87 нотариусов. Город управлялся коммуной, состоявшей из горожан-коммерсантов, которые назначали каждое 21 декабря двенадцать консулов, всегда из именитых граждан и выбранных из богатых семей; этот корпус назывался синдикальным.

Одним из самых старинных консульских родов было семейство Варе, суконщиков и менял. Тридцать один из ее представителей носил звание консула; некоторые часто переизбирались, один из них даже десять раз. Среди пятидесяти граждан, которых лионцы сделали своими вожаками в 1285 г. для борьбы против архиепископа и за присоединение к Франции, насчитывалось восемь Варе.

23

…для всех предусматривалась плата соответственно совершенному ими греху. – Римская церковь, вопреки частым утверждениям ее противников, никогда не продавала отпущения грехов. Но она, что совсем другое дело, заставляла платить грешников за буллы, папские грамоты, которыми удостоверялось, что они получили прощение за свой грех. Эти буллы были необходимы в случае публичного проступка или преступления, когда требовалось представить доказательство отпущения греха, чтобы снова быть допущенным к церковным таинствам.

Тот же принцип применялся и в гражданском праве: королевские письма о прощении и помиловании требовалось занести в регистры, что служило основанием для взимания платы. Этот обычай восходит еще ко временам франков, даже до их обращения в христианство.

Жак Дюэз (Иоанн XXII) своей книгой расценок и учреждением Святой Пенитенцерии (церковного суда) систематизировал и широко распространил этот обычай, поправляя таким образом финансы церкви. К получению этих булл понуждалось не одно только духовенство, выплаты предусматривались и для мирян. Тарифы были рассчитаны в «гро», денежных единицах, равных примерно шести ливрам. Так, отцеубийство, братоубийство или убийство родственника среди мирян оценивалось в пять-шесть гро, так же как кровосмешение, изнасилование девственницы или кража священных предметов. Муж, побивший свою жену или доведший ее до выкидыша, был принужден уплатить шесть гро, и семь, если у супруги были вырваны волосы. Самый тяжкий штраф, двадцать семь гро, грозил за подделку апостолических посланий, то есть подписи Папы. Со временем цены росли, параллельно обесцениванию денег.

Но, повторим, речь шла не о покупке отпущения грехов, а только о регистрационном сборе за предоставление подлинных доказательств. Все бесчисленные памфлеты, посвященные этому вопросу, распространявшиеся начиная с Реформации, чтобы дискредитировать Римскую церковь, опирались на это умышленное недоразумение.

24

…церковь при монастыре доминиканцев, называемую иначе церковью Святого Иакова… – Братья-проповедники, или доминиканцы, назывались также якобинцами из-за церкви Св. Иакова, предоставленной им в Париже, вокруг которой они устроили свой монастырь. Лионская обитель, где состоялся конклав 1316 г., была построена в 1236 г. на территории за домом тамплиеров. Монастырский ансамбль простирался от современной площади Якобинцев до площади Белькур.

25

…в течение трехсот лет ваши короли бессменно от отца к сыну наследовали престол. – Обычно забывают про изначально выборный характер монархии Капетингов, который предшествовал ее наследственному характеру или, по крайней мере, сосуществовал с ним. По смерти от несчастного случая Людовика V Ленивого, погибшего в двадцать лет после нескольких месяцев царствования, корона посредством выборов была передана Югу Капету, герцогу Французскому и сыну Юга Великого. Юг Капет сразу же приобщил к престолу своего сына Робера II, заставив выбрать его как своего преемника и короновать в тот же год, когда короновался сам. И так было в течение следующих царствований. Как только старший сын короля объявлялся наследником, пэрам оставалось утвердить этот выбор, и заранее назначенный преемник короновался еще при жизни своего отца.

Первым от этой традиции предварительного выбора отказался Филипп Август. Он проявлял мало уважения к способностям своего сына и, без сомнения, ничуть не желал приобщать его к правлению. По смерти Филиппа Августа Людовик VIII принял 14 июля 1223 г. корону Франции точно так, как принял по наследству вотчину. С этого дня французская монархия стала по-настоящему наследственной.

26

Так вот он, мой маленький Луи-Филипп… – В родословных сын Филиппа V, родившийся в июле 1316 г., часто именуется Людовиком. Однако в счетах Жоффруа де Флери, казначея Филиппа Длинного, который начал вести свои счетные книги в тот же год, вступив в должность 12 июля, ребенок указан под именем Филиппа. Другие родословия упоминают двоих сыновей, один из которых родился в 1315 г. и, стало быть, был зачат в то время, когда Жанна Бургундская была узницей в Дурдане; это кажется весьма маловероятным, если знаешь об усилиях, которые приложила Маго, чтобы помирить свою дочь и зятя. Ребенок, ставший плодом этого примирения, получил бы, вероятно, как то было заведено, по меньшей мере два из имен, обычно носимых в роду.

27

…ссылались на более близкий пример – на королеву Бланку Кастильскую… – Однако приход Бланки Кастильской к власти не обошелся без трудностей. Хоть и назначенная актом короля Людовика VIII, своего супруга, опекуншей и регентшей, Бланка натолкнулась на яростную враждебность крупных вассалов.

«Слышите, сеньоры бароны,

Весьма Франция выродилась,

Коли женщине ее вручают», –

писал Юг де ла Ферте. Но Бланка Кастильская была другого закала, нежели Клеменция Венгерская. Кроме того, она была королевой десять лет и родила двенадцать детей. Она восторжествовала над баронами благодаря поддержке графа Тибо Шампанского, которого считали ее любовником.

28

…крушит мебель, режет гобелены и гоняется за прислужницами, вопя, что они его противники по турниру. – Признают поразительное сходство между безумием Робера де Клермона и безумием Карла VI, дважды его внучатого племянника – в пятом колене по мужской линии и в четвертом по женской. В обоих случаях невменяемость началась из-за удара оружием, с черепной травмой у Клермона, без травмы у Карла VI, но у обоих это вызвало одинаково бешеную манию: те же периоды лихорадочных припадков с долгими ремиссиями, когда больной вел себя с виду нормально; та же навязчивая тяга к турнирам, которые обоим не могли помешать устраивать и на которых они чаще, чем когда-либо, казались в состоянии исступления. Клермон, совсем обезумевший и опасный, имел разрешение охотиться в королевских угодьях. Он даже явился в войско Филиппа Красивого во время одного из его походов во Фландрию – как и Карл VI, безумный уже в течение двадцати лет, присутствовал при осаде Буржа и в боях против герцога Беррийского.

29

Режьте веревки! Скликайте людей! – Предписанные уставом возгласы, отмечающие начало турнира.

30

Послали за Жанной, старшей дочкой Филиппа, которая играла в кошки-мышки со своими сестрами… – Игрушки и детские игры практически не изменились со средних веков до наших дней. Уже тогда это были мячи и мячики из кожи или материи, обручи, волчки, куклы, деревянные лошадки и плоские битки. Бегали взапуски, играли в жмурки, в короткую соломинку, в салочки, в ладошки, в прятки и чехарду. Играли и с надевавшимися на пальцы марионетками. У мальчиков из богатых семей были также имитации вооружения, сделанные по их мерке: легкие железные шлемы, кольчуги, тупые мечи – предки сегодняшних арсеналов генерала или ковбоя.

31

…Маргариты Наваррской, у которой одна нога была короче другой. – Последняя дочь Аньес Бургундской, Жанна, выданная замуж за Филиппа де Валуа, будущего Филиппа VI, была хромой, как и ее кузен Людовик I Бурбонский, сын Робера де Клермона. Хромота отмечалась также в боковой, Анжуйской ветви, поскольку король Карл II, дед Клеменции Венгерской, имел прозвище Хромец. Впрочем, традиция, подхваченная Мистралем в его «Золотых островах», утверждает, что когда посол короля Франции, то есть граф де Бувилль, прибыл просить руки Клеменции для своего государя, он потребовал, желая удостовериться в прямизне ее ног, чтобы принцесса разделась перед ним.

32

Даже из кухни унесли все запасы перца, имбиря, шафрана и корицы… – Маго составила тщательную опись краж и разрушений, учиненных в ее замке Эден, заключавшую не меньше ста двадцати девяти пунктов, и возбудила тяжбу перед Парижским парламентом, добиваясь возмещения ущерба. Частично оно было ей предоставлено судебным решением от 9 мая 1321 г.

33

…Филиппа Кривого… – Тогда говорили «кривой» вместо «близорукий». Филиппа V называли Длинным, Большим или Кривым.

34

…и вторым крестным отцом после меня. – По обычаю тех лет у отпрысков королевских или княжеских семейств было сразу по нескольку крестных отцов и матерей, иногда до восьми. Так, Карл де Валуа и Гоше де Шатийон оба оказались крестными отцами Карла де ла Марша, третьего сына Филиппа Красивого. Маго тоже была крестной матерью этого принца, как, впрочем, и многих других детей рода. А потому не было ничего удивительного в том, что ее избрали, чтобы нести к купели посмертного ребенка Людовика X – напротив, не выбрать ее показалось бы опалой.

35

Трижды его погружали в купель… – Крещение в ту эпоху устраивалось всегда на следующий день после рождения. Полное погружение ребенка в холодную воду практиковалось до начала XIV в. В 1313 г. заседавший в Равенне синод впервые решил, что крестить можно и окроплением, при нехватке освященной воды или при опасениях, что полное погружение повредит здоровью ребенка. Но по-настоящему практика полного погружения исчезла только в XV веке.

36

От всех этих снадобий, которыми меня пичкают… – Когда у новорожденного наблюдались признаки болезни, лекарства давали не ему, а его кормилице.

37

…учредил особый клан «рыцарей сопровождения»… – Эта рыцарская свита была создана Филиппом V в начале его царствования. Входившие в нее рыцари назначались королем, чтобы сопровождать его и подавать советы; им полагалось быть рядом с государем во всех его передвижениях, но не всем вместе. Среди них встречаются близкие родственники короля, такие как граф де Валуа, граф д’Эвре, граф де ла Марш, граф де Клермон; крупные вельможи, такие как графы де Форе, де Булонь, де Савуа, де Сен-Поль, де Сюлли, д’Аркур и де Коменж; высшие офицеры короны – коннетабль, маршалы, командир арбалетчиков, равно как и другие должностные лица – члены Тайного или «правящего» совета, легисты, администраторы Казначейства, а также возведенные в дворянство буржуа и личные друзья короля. Там обнаруживаются такие имена, как Миль де Нуайе, Жиро Гетт, Ги Флоран, Гийом Флотт, Гийом Куртез, Мартен дез Эссар, Ансо де Жуанвилль. Эти рыцари были прообразом корпуса дворян королевских покоев, учрежденного Генрихом III и просуществовавшего до правления Карла Х.

38

…жесточайшие финансовые затруднения. – Внезапное мотовство королевы Клеменции после ее трагических родов, кажущееся признаком умственного расстройства, в дальнейшем еще больше усилилось. Папа Иоанн XXII, который всегда покровительствовал Клеменции, поскольку она была принцессой Анжуйского рода, оказался вынужден отчитать молодую вдову в своем майском письме, призывая ее жить скромно, целомудренно и смиренно, быть умеренной за столом, скромной в словах и в одежде и не появляться на людях в обществе одних только молодых людей. В то же время он обратился к Филиппу V для определения вдовьей доли Клеменции в оставленном ее мужем наследстве, что не обошлось без трудностей. Папа еще не раз писал Клеменции, увещевая ее сократить чрезмерные расходы, и настоятельно просил рассчитаться с долгами, особенно флорентийским Барди. В конечном счете ей пришлось в 1318 г. удалиться на несколько лет в обитель Святой Марии Назаретской близ Экс-ан-Прованса. Но перед тем ее обязали оставить в залог все свои драгоценности, чтобы удовлетворить требования кредиторов.

39

…приятную тяжесть расшитого золотом кошеля, прицепленного к поясу… – Круглые поясные кошели с узкой горловиной назывались «кошель с мужичьим задом». Порой они изрядно украшались, и сеньоры часто держали там вместе с деньгами и свою печать.

40

Послезавтра она наденет зеленое бархатное платье… – Под платьем понимали (в смысле набора носильных вещей) полное одеяние, состоящее из нескольких предметов, которые назывались «уборами» (gamements), все из одной ткани. Нарядное платье включало в себя: два верхних платья (surcot), одно закрытое, другое открытое, housse, garnache, капюшон (chaperon) и плащ (manteau).

41

Так что из шести светских пэров Франции, которым завтра полагается держать над вашей головой корону… – После избрания Юга Капета шестеро крупнейших вельмож королевства, три герцога и три графа, назначенных для возложения на него короны при коронации, были: герцог Бургундский, герцог Нормандский, герцог Гиенский, граф Шампанский, граф Фландрский, граф Тулузский. Они считались ровней королю – пэрами (pairs – равные). Кроме них там были еще три герцога-архиепископа и три графа-епископа.

42

…отныне не будет больше уделов, нарочно созданных или приращенных, прежде чем не будет издан ордонанс, объявляющий, что любая часть неотделима от королевства. – Через пять веков в своей речи перед палатой пэров (произнесенной 21 марта 1817 г.) по поводу одного финансового закона Шатобриан привел в качестве довода этот указ Филиппа Длинного, обнародованный в 1318 г., который объявлял владения короны неотчуждаемым имуществом.


Сноски | Яд и корона. Негоже лилиям прясть (сборник) |



Loading...