home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16

Дэвид ехал еще пятнадцать минут, не сомневаясь, что та пара, которую Джейк оставил в Омахе, преследует его и, поскольку со спутника нельзя разглядеть салон машины, они все еще считают, что семья Розенблатта едет с ним.

Дэш добрался до нужного места – дороги, которая шла вдоль густого леса. Увидев участок, где деревья росли реже, он свернул с асфальта и медленно заехал в лес, осторожно объезжая громоздким «паркетником» деревья. Широкие шины «Тойоты», спроектированные для езды по бездорожью, отлично справлялись с лежащими большими ветками, густым подлеском и толстыми корнями, вылезающими из-под земли.

Дэш проехал почти тридцать ярдов, остановил машину и принялся рыться в сумке, лежащей на переднем сиденье, выбирая нужное снаряжение.

Дэш выбрался из машины и вошел в лес, в котором чувствовал себя как нельзя более уютно. Его окружали вязы и высокие тополя. Весенний лес был живым и ярким, он пах природной свежестью, которую Дэш всегда любил. Высоко в ветвях выводила трели невидимая птица.

У Дэша был дар действий в лесу. Беззвучное – ни шороха листьев, ни хруста ветки – перемещение по такой местности требовало хорошей формы, опыта и уникального инстинкта. Дэвид мог двигаться по густому лесу тише, чем другой человек способен идти по мягкому ковру, и настолько чисто, что ни одна ищейка не смогла бы выследить его.

Однако сейчас Дэш хотел, чтобы его выследили. Он небрежно шел от машины, оставляя по пути слабые, но все же заметные следы. Так они смогут последовать за ним. И недооценить.

Примерно в двадцати ярдах к северу он прошел строго посередине между двумя тополями, стоящими в двенадцати ярдах друг от друга, как стойки футбольных ворот. Еще несколько минут Дэш беспечно двигался на север, а затем – на этот раз с кошачьей грацией – вернулся к двум тополям. Он аккуратно натянул между двух стволов, примерно в восьми дюймах от земли, растяжку. А потом устроился наблюдать за своей машиной.

Ему не пришлось долго ждать. Вдали показался небольшой серый седан. Машина приближалась к громоздкой «Тойоте», повторяя ее путь между деревьев. Седан с низкой посадкой, не приспособленный к бездорожью, уже собрал на себя всю грязь и листья и был поцарапан. Машина остановилась на приличном расстоянии от «паркетника», и из нее осторожно вылезли двое мужчин, держа оружие на изготовку. Оба были одеты в обычную гражданскую одежду: один – в коричневых брюках и черной футболке, второй – в синих джинсах и тонком сером джемпере.

Они, пригнувшись, подобрались к машине Дэша, не отрывая взглядов от окон: а вдруг кто-то неожиданно поднимется с сиденья или пола и начнет стрелять? Когда оба были в десяти футах от машины, они разом бросились вперед и осторожно заглянули внутрь, готовясь открыть огонь при виде любой скрытой угрозы.

Когда мужчины убедились, что «Тойота» пуста, они внимательно изучили окружающий лес и, после торопливого перешептывания, разошлись и двинулись медленной трусцой сквозь деревья.

Дэш знал, что они думают, поскольку именно это они и должны были думать. Сейчас они перепугались, что Дэш и семья Розенблаттов сбежали и могут выйти из леса в любом из сотни мест. Может, им повезет и спутники вновь отыщут беглецов. А может, и нет. Раз так, нужно поспешить и догнать их, поскольку трое маленьких детей должны сильно замедлить продвижение Дэша и Лорен. Дэвид не сомневался: этим людям в жизни не придет в голову, что они гоняются за опытным и тренированным оперативником, не отягощенным гражданскими лицами, который вовсе не собирается убегать.

Когда мужчины двинулись вперед, Дэш пропустил их и пристроился сзади. Его расчет был точен. Едва он вышел на позицию, стрелок на западе зацепил растяжку и с громким оханьем рухнул лицом в грязь.

Упавший мужчина перекатился и вскочил на ноги, держа пистолет наготове, но опоздал. Пока он поворачивался, Дэш выстрелил ему в шею дротиком с транквилизатором, и мужчина вновь упал на землю, потеряв сознание еще до того, как коснулся земли.

«Один готов, один остался», – подумал Дэвид.

Напарник упавшего мужчины бросился ему на помощь, а Дэш помчался прочь между деревьев с такой скоростью, с какой немногие способны бежать по дорожке.

Оставшийся стрелок проследил за бегством Дэвида и, опустившись на колени рядом с напарником, приложил два пальца к его сонной артерии. Он явно считал, что его товарищ мертв или, по крайней мере, едва цепляется за утекающую из него жизнь. Секунду спустя он обнаружил дротик, торчащий из шеи мужчины, и вытащил его, чтобы рассмотреть.

Дэш убегал с шумом. А вернулся, сделав круг и заняв свою исходную позицию, настолько тихо, что оставшийся солдат, все еще стоящий над напарником, даже не заподозрил, что Дэш у него за спиной, пока ему в бедро не воткнулся дротик.

Мужчина рухнул рядом со своим товарищем. Оба лежали рядком и походили на две туши, аккуратно уложенные в кладовой мясного магазина.

Все вышло довольно просто, подумал Дэвид. Теперь ему остается только закинуть одного из этих парней себе на плечи и встретить Коннелли и его микроавтобус в назначенном месте.

Он связался с Джимом и доложил:

– Операция завершена.

– А чего ты так долго возился? – иронично спросил полковник.

– Похоже, теряю хватку, – улыбнулся Дэш. – Как там Розенблатты?

– Неплохо, учитывая обстоятельства. Я скажу им сидеть тихо, пока буду подбирать тебя. Хочешь везти в Денвер семью в трейлере – или пленника в микроавтобусе? Выбор за тобой.

– Определенно, семью, – ответил Дэвид. – Я буду на месте примерно через пятнадцать минут.

– Принято. Увидимся.

Дэш отключил телефон и подошел к двум лежащим без сознания мужчинам. Хочется надеяться, что тот, которого он выберет, сможет дать полезную информацию о Джейке и его операции.

Краем глаза Дэш заметил какое-то движение.

Он нырнул на землю, успев осознать, что увидел, в ту самую секунду, когда пуля просвистела над его головой и вошла в ствол вяза.

Дэвид вскочил на ноги и помчался прочь, лавируя между деревьями. Противник продолжал стрелять, и от дерева, мимо которого пробежал Дэш, отлетели куски коры. Стрелять по движущейся цели в густом лесу – задача непростая, и Дэвид знал, что стрелку должна улыбнуться удача. Тем не менее он творил чудеса, стреляя с такой скоростью и кучностью.

Когда Дэш немного оторвался от преследователей и уже секунд пятнадцать не слышал выстрелов, он рискнул оглянуться.

За ним осмотрительно, но быстро бежали четверо мужчин, все с ног до головы в черном. Сразу четверо? И все в их движениях и повадках просто кричало о спецназе.

Вот тебе и пара людей Джейка без всякого подкрепления… Так что же происходит?

Дэш побежал дальше через лес, но теперь – под прямым углом к прежнему направлению. Он знал, какую стратегию сейчас используют против него: ту самую, которой пользовался он. Прежде чем показаться, они заняли позиции перед и за ним. Останься он на прежнем курсе, влетел бы прямо в засаду.

На бегу Дэвид пытался сложить кусочки головоломки вместе. Джейк сказал своему заместителю Колку, что в Омахе останутся только двое их людей и что их нужно предупредить: подкрепления не будет. И потому Дэш расставил ловушку для этих двоих.

Но Джейк обернул ловушку Дэвида против него самого. Он был на шаг впереди. Как? Полковник каким-то образом понял, что ядро «Икара» избежало бомбардировки их штаб-квартиры. И как-то понял, что они его раскусили. Скорость, с которой он пришел к этому выводу, и его последующие действия просто впечатляли.

Должно быть, Джейк рассудил так: они могли получить предупреждение о его атаке только в том случае, если знали, что Розенблатт захвачен в плен. А если так, они, вероятно, знали и о наблюдении за семьей Розенблатта. Отсюда для Джейка вполне логично допустить, что «Икар» попытается вывезти семью.

Вероятно, команда Джейка прибыла в Омаху за несколько часов до Дэша и Коннелли и терпеливо ждала, пока она сможет замкнуть кольцо. И все действия Дэша сыграли им на руку.

Дэвид резко затормозил, достал из кармана светошумовую гранату и швырнул ее по длинной дуге себе за спину, в сторону людей на левом фланге. Граната ударилась в дерево и взорвалась с оглушительным грохотом, слышным за несколько миль, и вспышкой, настолько яркой, что она могла временно ослепить человека даже при дневном свете.

Дэш торопливо натянул между деревьев еще одну растяжку. Эта вряд ли будет эффективна против таких профессионалов, но в сочетании с гранатой она заставит их призадуматься. Чуть замедлит. Немножко выведет из равновесия.

Дэвид подумал, не принять ли капсулу, которую имел при себе. Несмотря на все умение, у него мало шансов выжить, если ограничиться нормальными человеческими возможностями. Но такое решение принять нелегко. Благоразумие – не самая сильная сторона разогнанного интеллекта. Как только разум Дэша будет усилен, он станет спасать собственную шкуру, заботясь только о своей жизни, и ничьей больше. Дэвиду будет очень трудно не дать своему альтер эго попросту выкосить этих людей, без жалости и угрызений совести.

И это большая проблема. Он сам служил в подобном подразделении и считал этих мужчин «хорошими парнями». Они были солдатами, которые рискуют собственной жизнью, чтобы не дать кому-то убить миллионы беззащитных мирных жителей. Детей. Невинных. Их ввели в заблуждение относительно Киры, но они и Дэш – на одной стороне.

Мимо просвистело еще несколько пуль, и он понял – выбора нет. Ему нужно форсировать свои способности, и прямо сейчас. Дэш молился только об одном: пусть у него хватит силы воли подправить усиленного себя, пусть его альтер эго сохранит достаточно этических ценностей, чтобы добраться до безопасного места, не перебив в процессе всех этих людей. Он достал из кармана связку ключей, прибавил скорости, а потом нырнул за широкий ствол старого тополя. Приложил большой палец к серебристому контейнеру, прицепленному к кольцу для ключей, и крышечка открылась.

Он потянулся к капсуле, и тут вокруг него взметнулись куски коры. Стреляли с другой стороны. Дэвид нырнул в кусты и перекатился, но выронил капсулу. Он отчаянно искал маленькую таблетку, но сплошной огонь не давал подобраться к ней, даже если бы Дэш точно знал, куда именно она упала.

Он обернулся. Со всех сторон, медленно и неумолимо, приближались одетые в черное мужчины. Дэш был в центре неторопливо стягивающейся сети. В ней не было ни единой дыры, а теперь он еще и лишился возможности улучшить свой разум и рефлексы.

– Я сдаюсь! – крикнул Дэвид во всю глотку, зная, что через пару секунд превратится в гамбургер. – Прекратите огонь! Я сдаюсь!

Он вышел из-за деревьев, подняв руки над головой.

Стрельба прекратилась, как только он вышел на открытое место, но в него по-прежнему целился десяток стволов. Из группы спецназовцев вышел полковник.

– Дэвид Дэш, – изумленно произнес он. – Будь я проклят…

А затем, без лишних слов, одним плавным движением поднял пистолет и выстрелил.

Дэшу хватило времени, чтобы осознать – в него попал дротик с транквилизатором. А потом он упал на землю и потерял сознание.


предыдущая глава | Убийца Бога | cледующая глава