home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26

Кира нашла в верхнем ящике стола Джейка скрепку и разогнула ее. Ее ладони были сведены слишком близко, и разрезать твердый пластик, затянутый вокруг ее запястий, не удалось бы даже ножом или ножницами. Но Дэвид научил ее, как снять эти путы при помощи скрепки или булавки. Некоторые фокусники включали такие более современные наручники в свои представления, поскольку интерес к освобождению из металлических уже поугас. Успех требовал высокого мастерства и точности, но Дэш натаскивал Киру до тех пор, пока она не стала справляться с задачей даже при нормальном интеллекте.

Конструкция пластиковых наручников была проста. Их обматывали вокруг запястий пленника и плотно затягивали, продев концы пластиковых ремешков через удерживающий блок. Но запорную систему – пластиковый кубик размером с кусочек сахара – можно было вскрыть, введя разогнутую скрепку точно между круговым замком и зубцами ремешка. Как только скрепка входила туда, ремешок с легкостью выскальзывал наружу.

Кира спокойно освободилась и бросила целые наручники на пол. Затем подняла фотографию, которую перевернул Джейк, хотя почти не сомневалась, кого на ней увидит. Как и ожидалось, на фотографии была девочка лет десяти или одиннадцати. Эта загадка не требовала усиленного интеллекта. Дочь, о которой Джейк говорил с Колком. Полковник не носил обручального кольца и развелся, вероятно, несколько лет назад. Он занимался делом, плохо сочетавшимся с семейной жизнью: мужчина, у которого есть пять кабинетов, разбросанных по всей стране, никогда не бывает дома. Его работа предопределяла неудачу брака.

Кира уселась за ноутбуком Джейка, и ее пальцы замелькали над клавиатурой и сенсорным экраном. Она усваивала страницу текста, едва та появлялась на экране, и тут же переходила к следующей. Через несколько минут она взломала досье персонала авиабазы, которое было не слишком хорошо защищено, и нашла то, что искала.

План побега готов, пора уходить. Осталось решить простую задачу – как поступить с тремя отлично подготовленными охранниками у кабинета. Можно заманить их в кабинет и открыть огонь, но тогда они почти наверняка погибнут. И если войдут не все, оставшиеся могут запереть дверь и вызвать подкрепление, после чего Кира потеряет элемент неожиданности.

Однако если она попробует выйти, – не успеет она полностью открыть дверь, как в нее будут целиться все три ствола. Расчеты говорили, что она успеет уложить всех троих до первого выстрела с вероятностью девяносто четыре процента, но таких шансов недостаточно.

Молния комбинезона бежала от шеи до пупка. Кира расстегнула молнию, распахнула комбинезон, а потом, стиснув ткань руками, заставила молнию разойтись практически до промежности. Затем опустилась на пол у двери и спокойно заставила слезные протоки высвободить свое содержимое. Потом ударила сомкнутыми руками в дверь, примерно в шести дюймах от пола.

– Помогите! – истерически выкрикнула она. – Господи, пожалуйста, на помощь!

Дверь почти сразу распахнулась. В ту же секунду Кира выкатилась в коридор, держа руки сзади, и распростерлась на спине, будто была ранена. По ее лицу текли слезы.

– Ваш босс – просто животное, – шептала она между всхлипываниями. – Он пытался меня… изнасиловать.

Все трое охранников держали ее под прицелом, но слезы, разорванный комбинезон и практически обнаженное тело возымели должный эффект. Их учили действовать решительно в любой ситуации, но эта оказалась исключением. Кира рассчитывала, что благородные побуждения охранников поведут их неверной дорогой, и не обманулась. Все трое опустили оружие, пытаясь уложить в голове такой невероятный поворот событий и понять, сильно ли пострадала эта красивая обнаженная женщина, пусть даже она могла быть опасной.

Двое охранников заглянули в дверной проем, желая понять, как девушке удалось справиться с полковником, когда он напал на нее.

Именно этот миг Кире и требовался. Она подсекла ноги одному из охранников, причем так резко и внезапно, что он даже не успел сгруппироваться и смягчить падение. Мужчина с громким стуком ударился головой о пол и потерял сознание. Кира взмыла с пола и ударом ладони в шею второго охранника отправила его в нокаут. Пока тот валился на пол, девушка ногой выбила пистолет из руки третьего и развернулась лицом к нему.

Охранник принял боевую стойку, но его взгляд все же на мгновение скользнул по обнаженной груди Киры. Даже усиленная версия Миллер была удивлена такой целеустремленностью мужских мозгов.

Охранник нанес несколько ударов, каждый из которых мог бы выбить дух из лося, если бы попал в цель. Кира считывала все его движения и точно знала, когда и куда будет нанесен очередной удар. Она выждала еще несколько ударов, руками и ногами, а потом, пропустив мимо себя очередной удар, спокойно нанесла мужчине рубящий удар ладонью в шею, зная, что он не успеет восстановить равновесие и поставить блок. Силы и точности удара было вполне достаточно, чтобы охранник рухнул на колени. Не успел он прийти в себя, как Кира провела удушающий захват и уложила последнего противника спать.

Она вылезла из комбинезона и начала раздевать самого низкорослого из троих охранников, который был чуть выше ее самой. Его форма висела на ней мешком, но это все же лучше порванного комбинезона и может заставить солдат замешкаться перед стрельбой, хотя бы на секунду. У одного из охранников на поясе висел небольшой прибор ночного видения, который Кира немедленно конфисковала, вместе с пистолетом и парой запасных обойм. Потом она вернулась в кабинет и прихватила ноутбук и мобильный телефон Джейка.

Пока она была без сознания, день сменился ночью. Кира выскользнула из здания на открытое пространство и расстреляла два фонаря – единственное освещение этой площади. До прибытия подкрепления оставалось всего несколько минут. Миллер побежала на запад и расстреляла еще несколько фонарей, стоящих на прямом пути к воротам. Потом потратила пару секунд, чтобы забросить мобильник полковника в гущу деревьев – пусть послужит приманкой для охотников, – и кружным путем вернулась в начальную точку.

Спецназовцы быстро обнаружат пропажу прибора ночного видения, а увидев разбитые лампы, решат, что Кира решила держаться темноты. Но она не собиралась пользоваться преимуществами ночного видения. У спецназа все равно будут приборы получше, так что она поступит наоборот. Останется в освещенном районе на востоке, пока они будут бегать в своих очках и искать ее в темноте на западе.

Кира была почти в полумиле к востоку, когда прибывшее подкрепление начало выбегать из здания Джейка в западном направлении. Она продолжала бежать; в таком темпе ее хватило бы всего на пару минут, если бы не способность регулировать поступление кислорода к мышцам.

Она покрыла еще несколько миль и бежала по пустынной парковке, когда за ее спиной раздался выстрел. Видно, не все смотрели на запад.

«Дерьмо!» – подумала Кира. Даже она не застрахована от неудач. Миллер уже успела решить, что сейчас бежит по самому опасному участку, поскольку укрыться здесь негде, а ее можно заметить, хоть парковка и не освещена.

– Стоять! – раздался у нее за спиной низкий голос.

Разогнанный интеллект моментально просчитал направление и расстояние и выдал результат: даже с улучшенными рефлексами и реакцией ей придется выполнить приказ. Кира резко остановилась и развернулась. Одинокий спецназовец целился в нее с пятнадцати футов из штурмовой винтовки.

– Руки вверх! – рявкнул он.

Она подняла руки, сжимая в одной ноутбук полковника. Когда обе руки оказались в высшей точке, она выпустила ноутбук, который упал на бетон и разлетелся на куски.

Спецназовец следил за полетом ноутбука всего пару секунд, но этого ей хватило. Заранее рассчитав эффект своей диверсии, Кира начала стремительно двигаться в то же мгновение, как выпустила ноутбук. Солдат не успел вновь взглянуть на нее, как девушка выхватила пистолет и одним выстрелом выбила винтовку из его рук. Потом, уже на бегу, послала вторую пулю ему в бедро, заранее убедившись, ради своего жалкого альтер эго, что такую рану удастся вылечить без последствий для солдата.

В несколько секунд Кира уже была рядом со спецназовцем, не собираясь давать ему возможность предупредить о ее местонахождении. Мужчина как раз успел достать пистолет, но Кира выбила его ударом ноги. Он пытался драться, но даже с двумя здоровыми ногами не смог бы оказать девушке достойного сопротивления, и, как и прочие, был отправлен в нокаут.

А Кира Миллер устремилась дальше, в ночь.


предыдущая глава | Убийца Бога | cледующая глава