home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


30

Полковник Моррис Джейкобсон бросил последний взгляд на воды Потомака и повернулся к подъехавшему длинному черному лимузину с тонированными стеклами. Взглянул на часы. Пунктуален, как всегда.

Дверь отворилась, и полковник залез внутрь, погрузившись в кокон роскоши. Внутри сидел и потягивал виски его начальник, Эндрю Даттон. Официально должность Даттона в министерстве обороны называлась «старший гражданский советник по силам специальных операций, борьбе с терроризмом, иррегулярными формированиями и наркотиками». Но неофициально, за кадром, этот человек значил намного больше. В правительстве были и другие должности с причудливыми названиями, военные и гражданские, стоявшие – теоретически – уровнем выше, но ни у кого не было такой власти или такого доступа к уху президента, как у Эндрю Даттона.

Джейк протянул руку, но шеф лишь презрительно посмотрел на него.

– Полковник, не будем тратить время и ходить кругами, – вместо приветствия произнес он. – Я прочел ваш отчет. Что за хрень у вас там творится? Вы потеряли ее еще до того, как я узнал, что вы ее взяли! Что это было за дерьмо?

Джейк встретил напряженный взгляд босса.

– Признаю, это был не мой звездный час. Но вам лучше других известно, что я работаю независимо и сам определяю характер игры. Вы сами настаивали именно на таком уровне автономности. Как только мы с вами соглашаемся о направлении голевой зоны, я вывожу команду на поле и сам отвечаю за нее.

– Если я услышу в этом городе еще хоть одну гребаную футбольную метафору, Богом клянусь, я пойду блевать.

– Суть от этого не меняется, – заметил Джейк.

– Тогда давайте проясним ситуацию раз и навсегда, – отрезал Даттон. – С этой минуты я хочу без задержек узнавать любую полезную информацию – любую! – которую вам удастся получить об «Икаре». И если у вас окажется Кира Миллер, я хочу знать об этом вчера. Вам ясно?

– Ясно.

– И я хочу увидеть все ее записи, – раздраженно продолжил шеф, покачав головой. – Все, что вы смогли записать за то недолгое время, на которое вас хватило.

– Записей нет.

– Вы что, не снимали ее? – потрясенно выкрикнул Даттон.

– К сожалению, нет, – солгал Джейк.

Он мысленно проклинал себя за слишком откровенный разговор с Кирой. Он признался, что принял капсулу, и описал, как она подействовала. Не те сведения, которыми хочется делиться, особенно с Эндрю Даттоном.

– Я всегда думал, что вы отлично справляетесь со своей работой, – сказал шеф. – Но, похоже, мне придется изменить свое мнение. Как можно быть настолько некомпетентным и не снимать ее на видео?

Джейк стоял на своем.

– Это была короткая беседа, не допрос. Само собой, мы собирались записывать допрос с первой же секунды. Но до того мне хотелось пару минут поговорить с ней наедине. Прочувствовать ее. Понять, на что она похожа вживую.

– На что похожа она? Или ее сиськи?

– Пока я был с ней, она была полностью одета.

– Парни у вашего кабинета видели совсем другое. По их словам, девушка утверждала, что вы пытались прочувствовать ее как следует – своим шлангом.

– Она просто облегчала себе побег, и вы это прекрасно знаете, – резко ответил Джейк. – Я ее не касался. С нею дрался охранник, у которого третий дан черного пояса в двух разных боевых искусствах. И он ни разу не смог ее ударить. Даже если б захотел, я не смог бы ее изнасиловать. Легче изнасиловать мясорубку.

– Не знаю, не знаю, – произнес Даттон. – Может, поэтому вы и не захотели писать разговор? Раз видеозаписи нет, откуда нам знать, что там на самом деле случилось? Может, вы ее уже имели, когда у нее запустился суперинтеллект, и просто перестали управлять ситуацией. Вы сами признаете – прежде чем выбить из вас все дерьмо, она была самой обыкновенной беспомощной Кирой Миллер.

– Поверьте, к Кире Миллер неприменимы слова «обыкновенная» и «беспомощная». Даже когда она не усилена.

– Может, вы порвали на ней одежду и отстегнули наручники, чтобы получить больший… доступ?

– Да о чем вы говорите? Вы ставите слово этой психопатки выше моего? Когда она пытается отвлечь моих людей, чтобы сбежать?

– Нет. Я говорю, что вы не записали ваш разговор. А ваш собственный отчет говорит, что ее наручники были найдены рядом с вашим столом целыми и невредимыми. Снятыми. Она не могла сама это сделать.

– В отчете также сказано, что на их запорной части хорошо видны царапины, а рядом мы нашли разогнутую скрепку. Она их вскрыла.

– Вы можете вскрыть скрепкой пластиковые наручники?

– Если знать, что делать, – да.

– Тогда почему они считаются абсолютно надежными?

– Мало кто знает, как их вскрывать, и умеет это делать.

Джейк рассерженно потряс головой.

– Но хватит об этом. Я сказал, что не касался ее. Больше не стану повторять это и не стану защищаться. Ваши обвинения меня оскорбляют. Если у вас есть хоть тень сомнения в моей правдивости, я прямо сейчас подам в отставку.

Несколько секунд Даттон смотрел ему в глаза.

– Полковник, я вам верю, – проворчал он. – В противном случае я бы уже освободил вас от обязанностей.

Он поболтал стаканом, глядя, как в нем плещется темно-янтарная жидкость, потом снова поднес его к губам.

– Но у меня есть основания вас поджаривать, – поставив стакан, сказал он. – Вы круто облажались. И отлично это знаете. Не собираетесь прямо сейчас начать записывать все свои разговоры с заключенными? Вам удалось получить самого важного пленника в вашей жизни, но вы ее упустили – и не записали ни одной секунды ее допроса. Не будь у вас отличного послужного списка, я не только принял бы вашу отставку, но сам настоял бы на ней. Из-за этой истории я до сих пор плююсь кровью… – Пауза. – Но я собираюсь дать вам второй шанс.

Даттон наклонился к полковнику и посмотрел ему в глаза.

– И поверьте, третьего у вас не будет.

На мгновение Джейку захотелось предложить своему боссу засунуть эту работу себе в задницу, но он сдержался. Ирония заключалась в том, что он не хотел второго шанса. Он начинал ненавидеть свою работу. Он был бы только рад, если бы ею занялся кто-то другой. Но у этого человека не будет преимущества – опыта разогнанного ай-кью, – и он не сможет правильно оценить, с чем борется. К сожалению, только он, полковник Джейкобсон, достаточно квалифицирован, чтобы встретиться с угрозой Киры Миллер и «Икара».

– У вас есть другие зацепки? – уже не так враждебно спросил Даттон.

– Кое-что есть. Мы их прорабатываем. Но они не очень перспективны.

– То есть вы вернулись к той точке, когда вычислили этого физика, Розенфельда?

– Розенблатта, – поправил Джейк. – Да. Примерно так.

– Просто охренительно, – раздраженно проворчал Даттон. – Ну что ж, у меня есть плохие новости по поводу этой вашей операции «Икар». Мы временно сворачиваем ее. У меня есть новая, приоритетная задача. Оставьте десять процентов своего внимания и ресурсов на «Икаре» и еще пятнадцать – на всех остальных операциях.

Джейк недоверчиво посмотрел на начальника.

– Что может быть важнее этой работы?

– К нам летит инопланетное судно, – просто ответил Даттон.

– А при чем тут я?

– Они готовят для его изучения круизный лайнер, который встанет у берегов Анголы, – ответил Даттон и принялся объяснять, в чем именно заключается подготовка; эту информацию, пока совершенно секретную, должны были обнародовать по всему миру примерно через сутки. – Я хочу, чтобы вы и пара тщательно подобранных людей были на этом лайнере. В качестве представителей безопасности. Возможно, я к вам присоединюсь, но этот вопрос еще решается. Кроме того, ваша группа в Штатах должна собрать досье на всех, кто будет на борту, – ученых, делегатов и команду. А что касается инопланетного корабля, считайте себя рукой разведки нашей страны.

– Но почему я? – возразил Джейк. – Моя область – оружие массового поражения. Я не умею нянчиться с учеными или знаменитостями.

– Потому что вы – призрак. Вас нет в досье ни одной страны, включая нашу.

– После этого поручения ситуация изменится.

Даттон пожал плечами.

– Ничего не поделаешь. По крайней мере, на этом судне для всех разведок мира вы будете загадкой, укрытой тайнами спецопераций.

– Неужели нельзя найти другого человека вне досье? – продолжал спорить Джейк. – И опять же, я занимаюсь ОМП. При чем тут инопланетные корабли?

– Этого мы пока не знаем.

Джейк покачал головой.

– Любая настолько развитая цивилизация должна справиться со своими самоубийственными и агрессивными наклонностями, – сказал он. – Если они прилетят на Землю, это будет мирный визит.

– Правда? – раздраженно переспросил Даттон. – И давно ли вы стали экспертом по инопланетным цивилизациям? Никто не знает, какая хрень может ими двигать… Послушайте, это не тема для дискуссий, – после паузы продолжил он. – Я получил на вас «добро» от всех, вплоть до Овального кабинета. Вы должны начинать прямо сейчас. Как только страны утвердят списки делегатов, они будут у вас вместе с точными координатами судна. Я хочу, чтобы на борту были вы и майор Колк. Еще пятерых подберите сами. Оружие запрещено, поэтому выберите лучших специалистов по рукопашному бою, которые хорошо импровизируют.

– Вы ожидаете каких-то неприятностей от делегатов? – спросил Джейк.

– Полковник, я всегда жду неприятностей, – хмуро ответил Даттон. – И жизнь редко меня разочаровывает.


предыдущая глава | Убийца Бога | cледующая глава