home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


32

Дэвид Дэш смотрел на крепко спящую рядом жену и вновь размышлял, насколько же она необычайна. Она была спящей богиней, Еленой Троянской, разум которой влиял на мир сильнее, чем вся красота Елены. Физически Кира была, несомненно, привлекательна, но это можно сказать и о многих других женщинах. Однако личность человека и его интеллект влияют на восприятие его внешности. Уродство души портит внешнюю красоту. Но от женщины с красотой и душой Киры будет перехватывать дыхание.

В других комнатах столь же крепко, хотя далеко не так величественно, спали Гриффин и Коннелли.

Сам Дэш спал плохо. Почти всю ночь он обыскивал свою память, будто рассчитывая, в очередной раз пробежавшись по тем же нейронным цепочкам, внезапно – как на таракана под половицей – натолкнуться на воспоминания о том, как он перерезает горло беззащитным людям. Однако, как Дэш ни старался, раз за разом он приходил к одному и тому же результату: он просто обыскал охранников и ушел.

Но тут его тревожные размышления приняли новый оборот. Он подумал о Кире. О мелких несоответствиях между ее словами и делами, которые он подмечал в последние несколько лет. О тех моментах, когда она утверждала, что была в некоем месте, а Дэвид наталкивался на следы обратного. Когда он заметил, что ее ноутбук слегка передвинут, а она жаловалась, что весь день совершенно не могла работать за компьютером. Мелкие расхождения, на которые Дэш раньше не обращал внимания. Кира все время перегружена работой и делами. Кто станет обвинять ее, если она, подобно Эйнштейну и другим великим ученым, временами покажется немного рассеянной?

Но теперь эти несоответствия выглядели намного тревожнее.

Дэвид бесшумно выбрался из-под одеяла, накинул синий шелковый халат, затянул пояс и тихо вышел из спальни. Если сон не шел, они оба нередко вылезали из кровати, чтобы прихватить пару ночных часов на очередную битву с бесконечной горой работы.

Но этот раз будет другим. На этот раз он крадется не для того, чтобы не разбудить свою любимую. Сейчас он уходит, чтобы проследить за ней. И за собой.

Что же случилось или не случилось в подвале той явки? Эта мысль сводила Дэша с ума. Действительно ли он хладнокровно убил троих человек? Или все это по каким-то своим причинам придумала Кира? Но зачем? А вдруг, несмотря на всю ее уверенность, видео подделано?

Но если оно настоящее, может ли оказаться, что какие-то, пока не известные им улики, которые есть у Джейка против Киры, тоже настоящие?

Дэш должен узнать. Он должен провести расследование, изучить себя, а заодно – и Киру. Он снял ее ноутбук с зарядной станции и тихо двинулся по коридорам, пока не добрался до усилительной комнаты. По счастью, в эти предрассветные часы Дэвид не столкнулся ни с Гриффином, ни с Коннелли – в противном случае ему пришлось бы отказаться от своего замысла. Дэш подошел к комнате, установил таймер на тяжелой двери на восемьдесят минут и закрылся изнутри.

Он коснулся большим пальцем брелока, и в ладонь выпала капсула. Замена той, которую он выронил в лесу. Кира держит запасы капсул под замком, и это единственный способ пройти усиление без ее ведома. Это значит, что он останется без аварийной дозы. Но тут уж ничего не поделаешь.

В мозгу взорвался фейерверк.

Нейронный Большой Взрыв. Его сознание расширялось, заполняя несуществующую всего секунду назад Вселенную. Хорошо знакомое, но всегда волнующее чувство.

Он сразу все понял. Видеозапись, которую смотрела Кира, была настоящей. От начала и до конца.

Мысленным взором Дэш видел, как убивает людей в подвале дома-явки. Видел так ясно, будто это происходило прямо сейчас. Он ощущал рукоять ножа, когда его острое лезвие с хирургической точностью перерезало сонные артерии мужчин. Он знал, что его медленная сущность сочтет эти воспоминания отвратительными, а убийство беспомощных людей – ужасным. Но он знал, что это неправда. Эти убийства всего лишь увеличивали их с Кирой шансы на побег и выживание, ничего больше.

Однако теперь, учитывая обстоятельства, незачем держать эти воспоминания подальше от глупого Дэша. Подозревая, что часть его воспоминаний подделана, тот Дэш клонился к безумию, и поддержка этого вымысла не принесет ничего хорошего ни одному из них.

Он в одно мгновение обыскал свой разум и выяснил, что других секретов там нет. Если не считать ложных воспоминаний о событиях в подвале, он играл со своей глупой половиной по-честному.

Его нормальная часть будет помнить, что усиленная больше ничего не прячет, однако так и не сможет решить, не есть ли это очередные имплантированные воспоминания. Даже он сам, при всей своей гениальности, не смог бы справиться с такой головоломкой.

Он принялся за компьютер Киры, буквально в мгновение ока заглатывая целые экраны информации. Он заставил компьютер постранично выводить на экран журнал операций с метками времени, показывая на десятую долю секунды каждую сессию работы Киры. Он сверял записи со своими воспоминаниями, привязанными ко времени, и проверял их соответствие.

Картина постепенно проявлялась. Кира Миллер по нескольку часов каждую неделю занималась работой, о которой либо не знала, либо скрывала ее от Дэша. Он обнаружил скрытые файлы, вложенные в безобидные программы, которые были настроены на автоматический переход к другому файлу – не только хорошо спрятанному, но и надежно защищенному.

И даже он не мог взломать этот файл.

Там не было шифрования, написанного нормальным человеком, пусть даже экспертом, которое он в своем нынешнем состоянии мог бы взломать за пару минут. А это значит, что защита была выстроена другим разогнанным разумом. Других вариантов нет. И этот разум способнее его собственного.

В усилительной комнате ноутбуки были запрещены. Отсюда был доступен только главный компьютер «Икара». Это гарантировало должный контроль и управление онлайн-активностью, чтобы предотвратить проколы, в одном из которых поучаствовал Джейк. Но Кира явно пренебрегла этим правилом и зашифровала файл на своем ноутбуке в усиленном состоянии. Она была хранителем таблеток и вела их учет, поэтому могла в любой момент незаметно ими воспользоваться.

Дэш продолжал искать, зондировать; пытался складывать вместе обрывки и гадать на найденных, пусть даже самых эфемерных, чаинках. Он делал попытку за попыткой, обратив свой гений, будто алмазный молот, против воли компьютера.

И вот какой-то успех. Следы стертых файлов, которые он смог восстановить до осмысленного состояния. Чуть больше двух с половиной лет назад Кира проводила серьезные исследования международной обстановки, войн, междоусобиц, политических систем, диктатур и ядерных потенциалов стран по всему миру. Она активно искала ахиллесову пяту мировых правительств, дыры в их защите, болевые точки. Она изучала воздействие различных раздражителей – военных, политических, экономических – на мировой порядок, уделяя особое внимание тем, которые могут вызвать масштабные разрушения. Эта работа была почти не скрыта.

Спустя несколько месяцев она вломилась в секретные правительственные компьютеры, которые содержали подробную информацию о конструкции оружия массового поражения, ядерного и биологического. Но эта работа, которая заняла у Киры приличное время, была зашифрована намного лучше. Настолько, что при всем невероятном могуществе своего разума он смог только немного понадкусывать краешки.

Потом внезапно она так подняла уровень защиты, что он не смог уловить даже струйки вони скунса, запертого в этих файлах. С этого дня и далее все материалы были абсолютно недоступны.

Что же все это значит? Она выбросила белый флаг? Отказалась от путешествий в бесконечности быстрее скорости света и решила взять все в свои руки и сократить людское стадо – ради его собственного блага? Уменьшить население настолько, чтобы обнародование терапии долголетия не причинило вреда?

«Рад за тебя, Кира, – подумал он. – Наконец-то ты сделала трудный выбор, отбросив искусственную мораль и этику, пережитки ранних этапов человеческого развития вроде миндалин, которые сейчас только мешают».

Или в ее намерения входит нечто другое? Он увидел только верхушку айсберга, а поскольку все это – плод работы усиленной Киры Миллер, айсберг может оказаться чертовски большим.

Тем не менее он должен узнать. А его тупая половина поможет.

Но лучше держать это все подальше от Киры. Знает она о своей работе или нет, любой намек предупредит и ее усиленную сущность.

А если это случится, его расследование закончится, не начавшись.

При всей своей нынешней самонадеянности и невероятной гениальности Дэш знал: есть только один человек, способный его переиграть, и это – Кира Миллер.


предыдущая глава | Убийца Бога | cледующая глава