home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


33

Дэвид постучал в дверь одноэтажного желтого домика, будто сошедшего с картины Нормана Рокуэлла. Отлично ухоженный, с ярко-белым забором из штакетника, в общем, привлекательный своей традиционностью.

Дверь открыл пожилой мужчина. Седой, явно на пенсии, но энергичный. Скорее всего, он ушел на покой недавно и продолжал вести активную жизнь.

– Доктор Арнольд Коэн? – спросил Дэш.

– Да, – ответил мужчина. – А вы, должно быть, детектив Нельсон.

– Верно, – сказал Дэш. – Дэвид Нельсон.

Он поднял фальшивый жетон. Тот был подделан безупречно, но судя по вниманию, которое уделил ему Коэн, подошел бы и пластиковый, из коробки с кашей.

Дэш указал на стоящего рядом Джима Коннелли.

– А это мой помощник, лейтенант Джим Тайлер. Спасибо, что согласились встретиться с нами.

Поскольку первый контакт провел Дэш, они с Коннелли договорились, что Дэвид возьмет на себя б'oльшую часть разговора, а Коннелли будет делать заметки.

Коэн пожал им руки, пригласил внутрь и усадил за кухонный стол.

– Не хотите что-нибудь выпить? Жена ушла в книжный клуб и оставила холодный чай.

Гости вежливо отказались.

– Как я уже говорил по телефону, – начал Дэш, – этот разговор связан с расследованием, которое мы сейчас ведем. К сожалению, я не имею права раскрывать его характер. Но признателен вам за сотрудничество.

Коэн кивнул.

– Рад помочь всем, чем смогу.

Дэш стал выяснять, кем стал Эрик Фрей, этот новый феникс, восставший из пепла старого психопата неделю назад, сразу после разговора с Кирой. Он сразу выяснил, что через две недели после предполагаемого самоубийства Фрея детектив, который занимался этим делом, был найден мертвым. Газеты цитировали источники в полиции, которые предполагали, что смерть детектива связана с одним из убийств, над которыми он работал, но Дэш знал правду. Вероятно, детектив обнаружил доказательства, что Фрей не настолько мертв, насколько представлялось миру, – и заплатил за это собственной жизнью. Эта новость только добавила соли в раны Дэша. Потрать он тогда хоть чуточку времени, все немедленно стало бы ясно и Фрей бы давно ушел с доски.

Дэвид составил список друзей Фрея – практически пустой – и людей, которые хорошо его знали. Почти со всеми удастся связаться и поговорить по телефону, но Вернал, что в штате Юта, близко, туда можно добраться на машине, а живой разговор намного лучше телефонного. Кроме того, Гриффин улетел, и Кира сможет побыть одна, а это полезно для любой, даже самой любящей пары.

И это особенно полезно для Дэша. Ему было трудно поддерживать перед Кирой иллюзию, что между ними ничего не изменилось. Можно списать все на стресс, но Дэвиду нужно найти способ избавиться от своих опасений. Вполне возможно, что цели альтер эго Киры относительно безвредны, а он просто видит все в неверном свете. К тому же Дэш был уверен: женщина, которую он любит, по-прежнему та же любимая женщина, и не подозревает, чем занято ее альтер эго. Тем не менее в их отношениях появились штрихи, которые Кира непременно заметит, если Дэш не будет осторожен. Он любил ее, но опасался и не доверял тому, что могло скрываться внутри. Если занимаешься любовью с женщиной, которую укусил волк-оборотень, хочешь не хочешь, но будешь поглядывать на луну, чтобы случайно не пропустить полнолуние.

– Так вы приехали узнать побольше об Эрике Фрее, так? – уточнил доктор Коэн.

– Совершенно верно, – ответил Дэш. – Насколько я понимаю, вы много лет работали с доктором Фреем в ВНИИИЗе.

– Так и есть.

– Какое у вас осталось от него впечатление?

Коэн колебался.

– Я могу говорить свободно?

Дэш тепло улыбнулся.

– Для этого мы и приехали, – заверил он. – Все ваши слова останутся между нами.

– Ну, я терпеть не могу плохо говорить о мертвых, ну, понимаете… о тех, кто не может себя защитить… но, на мой взгляд, Фрей был психопатом и мудаком. Это в лучшие дни.

– Продолжайте, – сказал Дэш.

– Он был чистой отравой. Но талантливой отравой, признаю. И маэстро политики. Он бил в спину, обманывал, подставлял, нашептывал, порочил коллег, воровал чужие работы – все, что угодно. Лишь бы на пользу карьере. Он врал с такой убежденностью и беззастенчивостью, с которой я не говорю правду. И мог быть обаятельным, когда хотел. Улыбался, пока не заводил тебе нож за спину, и так здорово, что мог ударить тебя раз пять-шесть, а ты все еще думал, будто это случайность.

– Вы, очевидно, знаете, что он был серийным педофилом, – сказал Дэш. – Предполагается, что он был вовлечен и в иную незаконную деятельность.

Коэн кивнул.

– Вы что-то подозревали, пока работали с ним?

Он с отвращением отшатнулся.

– Если бы я хотя бы заподозрил, чем на самом деле занят этот парень, я бы в ту же секунду доложил о нем. На мой взгляд, педофилия – самое мерзкое преступление. Но вы сами знаете, как это бывает. Полно парней, про которых выясняют, что те – педофилы или серийные убийцы, и полиция приходит допрашивать соседей, а те говорят: «Ого, кто бы мог подумать? Вроде был такой славный парень…» Ну и с Фреем должна быть та же ерунда. Я понятия не имел, что он охотится на детей, но когда это выяснилось, я ничуть не удивился… – Он покачал головой. – Впрочем, скажу, что меня действительно удивило. Его самоубийство. В жизни не подумал бы.

«Отлично, – подумал Дэш. – Подтолкнем еще чуть-чуть».

– Почему же? – спросил он.

– Самоубийство свидетельствует о раскаянии. Я несколько лет проработал с этим придурком, и такого слова в его лексиконе не было. Вы знаете, в тюрьмах не слишком любят педофилов; я это понимаю. Но я ожидал, что он скорее сбежит на какой-нибудь остров и будет дальше гоняться за детьми.

– Это полезная информация, – сказал Дэш. – Мы пытаемся составить как можно более полный портрет. Поэтому все, что вы сможете рассказать о нем, будет огромным подспорьем. Любимые спортивные команды? Он курил? Необычная еда, которая ему нравилась? Он ходил в оперу? На гонки NASCAR? Собирал деревянных утят? Любимые рестораны? Какие книги он читал?… Любые сведения.

– Я расскажу вам все, что вспомню, и подскажу, с кем еще стоит поговорить. Но я не очень понимаю… В смысле, этот парень мертв. Как вашему расследованию поможет его полный портрет?

– Вы удивитесь, – с намеком на улыбку ответил Дэвид.


предыдущая глава | Убийца Бога | * * *