home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Кира Миллер сидела за столом перед компьютером, снова погрузившись в административные обязанности. В огромном здании штаб-квартиры, которая служила домом ядру группы, больше никого не было. Кира планировала для гексад посещения комплекса и усилительную комнату сразу на несколько месяцев вперед. Ближайшая группа должна приехать через два дня, но несколько позиций, зарезервированных под гексаду Розенблатта, нужно переназначить: они пока не готовы возобновить свою деятельность.

Учитывая потерю комплекса-обманки, бурю деятельности, связанной с прибытием инопланетного корабля, и новые угрозы для «Икара», которые последнее время росли как грибы после дождя, вербовка новых членов, и раньше не слишком быстрая, сейчас совсем замерла.

Кира задумалась об Антоне ван Хаттене. Он станет первым членом новой гексады, но они не будут дожидаться, пока соберется вся ячейка. Он был звездой, их величайшей надеждой победить скорость света. За короткое время, прошедшее с его первого усиления, он уже приезжал дважды, а на следующую неделю были запланированы еще два посещения. Кира только надеялась, что его не заставят отправиться на «Коперник»; с того момента, как было объявлено о совместных действиях всех стран, о лайнере непрерывно говорили в новостях.

Миллер услышала за спиной слабый шорох и резко обернулась.

– Антон? – растерянно сказала она, сразу узнав физика с лицом херувима. – Я как раз о вас думала.

– Привет, Кира, – отозвался он, продолжая идти к ней.

Ван Хаттен был здесь вчера, но до следующей недели его никто не ждал. Или кто-то из основного совета изменил расписание и забыл ее предупредить? Очень маловероятно. И даже если так, кто его сюда привел?

Тут что-то сильно не так.

Пока она пыталась сообразить, что происходит, ван Хаттен достал из кармана шоковый пистолет и прицелился в нее.

Ее глаза расширились.

– Как вы нашли комплекс? – спросила она, инстинктивно стараясь потянуть время, установить контакт, заставить его говорить.

– Когда я приезжал в последний раз, я прихватил с собой маленький GPS-локатор. Все ваши попытки в духе плаща и кинжала скрыть расположение здания срабатывают только в том случае, если никто из нас не пытается его активно искать. В противном случае его легко найти.

Кира напряглась, готовясь вскочить со стула, едва ван Хаттен потеряет бдительность.

– Но зачем? Что это все зна…

Два электрода, как гарпуны, вылетели из пистолета ван Хаттена и воткнулись в ее рубашку. Кира судорожно вздрогнула и соскользнула со стула на пол.

Через пять минут сознание вернулось. Она лежала на полу, больше в комнате никого не было. Ее рот был заклеен скотчем, а руки плотно прижаты к груди.

И она не могла пошевелить руками. Она парализована?

Спустя секунду Кира сообразила, что случилось. Ван Хаттен натянул на нее смирительную рубашку. Плотная белая ткань крепко стягивала ей руки, ремни застегнуты сзади, а один проходил между ног, чтобы не дать стянуть рубашку через голову. Ван Хаттен вырезал кусок резинки из трусиков Киры, удалив монитор, «жучок» и передатчик. И вдобавок привязал ее к тяжелому столу несколькими длинными пластиковыми стяжками.

Что же происходит?

Биография ван Хаттена была хорошо известна. Он не имел никакой военной подготовки. Уважаемый физик, не какой-нибудь шпион или двойной агент. Однако же его действия отличались исключительной четкостью, к тому же он воспользовался нейлоновыми стяжками, любимыми полицией и военными. Правда, подумала Кира, в наше время любой человек с мозгами и подключением к Интернету сможет быстро войти в курс дела…

Но зачем ван Хаттен это делает? Он сошел с ума?

Физик вернулся, волоча за собой большую красную тележку, похожую на игрушку для пятилетнего ребенка. В тележке стояли несколько емкостей размером с пластиковые бутыли для офисных кулеров. Плотная жидкость пахла нефтью и полистиролом. Физик, взяв помпу, принялся энергично распылять жидкость по комнате, потом двинулся к следующей.

Кира пыталась освободиться, но без толку. Чем сильнее она дергалась, тем больше вдыхала ядовитых испарений. Ван Хаттен определенно собирается сжечь здание. Но вытащит ли он Киру или оставит внутри?

Как они могли так ошибиться в Антоне ван Хаттене? Все тесты свидетельствовали, что он хороший человек со стабильной личностью…

Кира чувствовала себя так, будто ее изнасиловали. Это здание было их святилищем. Его защищала совершенная система безопасности, первоклассная электроника, но если в ряды «Икара» затесался предатель – а похоже, так и случилось, – эту систему можно сломать. В усиленном состоянии предатель без труда разберется в ее устройстве и зашифрует для себя инструкции, скрыв их среди прочих заметок.

Они совершили классическую ошибку, ошибку Юлия Цезаря. Несравненный генерал, он выиграл немало сражений с сильными армиями, но пал от руки человека, которому доверял.

Через пятнадцать минут ван Хаттен вернулся. Он разрезал стяжки, которые привязывали Киру к столу, и наставил на нее шоковый пистолет.

– Вам придется пойти со мной, – мягко сказал он; его голос и выражение лица выдавали только грусть и сожаление.

Физик подвел Киру к задней части микроавтобуса, очень похожего на те, в которых они возили членов «Икара» из аэропорта и обратно, и устроил ее в глухом салоне. Внутри пахло легковоспламеняющимися химикатами, которые ван Хаттен распылял в помещениях.

– Не могу выразить, насколько мне жаль, – со всей искренностью сказал он.

Потом захлопнул дверь и тронулся с места, притормозив только для того, чтобы кинуть через открытое окно в лужицу горючей жидкости импровизированный факел.


предыдущая глава | Убийца Бога | * * *