home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


43

Дэш и Кира присоединились к Мэтту Гриффину в штаб-квартире «Икара» в Кентукки и принялись зализывать раны и обсуждать планы по восстановлению. Последний месяц неудачи сыпались на них как из ведра. Когда они привлекли в свои ряды ван Хаттена, казалось, что дела наконец-то пошли как надо. Но сейчас они чувствовали себя Сизифом, обреченным катить огромный камень в гору только для того, чтобы у вершины он покатился обратно. Сизиф был осужден Зевсом на вечное повторение бесполезных усилий, но для группы «Икара», только что закатившей камень на место после первого падения, перспектива была пугающей.

Трое оставшихся членов ядра – а ведь не так давно их было пятеро – хоронили в тайне полковника Джима Коннелли, по-настоящему прекрасного человека, утрата которого омрачала жизнь и без того потрепанной и обескураженной группы.

Пока они склоняли головы, ненадолго, не желая привлекать к себе лишнее внимание, пока их след еще не остыл, безумие, охватившее всю планету после известия о приближении инопланетного корабля, утихало, и мир возвращался к новой норме.

Инопланетный корабль прилетел. Из него не вышел ни бог, ни дьявол. Мир не был разрушен и даже не подвергся изменениям. Сферический корабль не разразился нагорными проповедями. Из него не извлекли технологии, способные преобразовать общество. Ученые на борту самого известного сейчас судна, «Коперника», пока ничего не нашли, даже не смогли обнаружить, как запустить двигатель нулевой энергии, который толкал корабль. Не обнаружив ни электроники, ни компьютерного мозга и контрольных систем, ни их инопланетного эквивалента, ученые пришли к убеждению, что главный мозг корабля был выброшен в Солнце ради сохранения инопланетных тайн.

Суденышко просветили изнутри и снаружи рентгеном, радиоволнами, ядерно-магнитным резонансом – практически всеми волнами широкого электромагнитного спектра. Однако не нашли ничего – ни посланий, ни иероглифов, ни рисунков, ни даже микроскопических царапин. Тогда испробовали все, что могло прийти в голову, вплоть до проверки на невидимые чернила. Результат оказался тем же. У них на руках была оболочка корабля, с мертвым и непостижимым двигателем и без мозга.

Дэш, Гриффин и Кира, затаив дыхание, несколько дней ждали, не выскочит ли кто-нибудь, как чертик из коробки, из инопланетного судна и потребует голову Киры Миллер или начнет жаловаться, что он прилетел сюда за полгалактики в поисках высочайшего разума, а попал на планету, населенную дебилами. Но ничего подобного не случилось, к облегчению всех, а особенно – Киры, на которую доводы ван Хаттена произвели сильное впечатление.

Они продолжали контролировать зоны покрытия спутников и искать электронные глаза, которые могут смотреть в их сторону, одновременно следя за собственными системами раннего предупреждения, однако все свидетельствовало о том, что группа – по крайней мере сейчас – хорошо укрыта и находится в безопасности.

Джейк оставался главной угрозой, но вряд ли они смогут вздохнуть спокойно, пока не отыщут кукловода, дергающего полковника за ниточки. Поэтому Дэш, с помощью Мэтта Гриффина, всерьез занялся поисками человека, которого некогда звали Эриком Фреем. Дэвиду нравилось работать с добродушным великаном; их совместные усилия вызывали в памяти тот первый раз, когда они вместе разыскивали человека. Тогда они пытались найти загадочную Киру Миллер. Сейчас Кира вновь стала загадкой, и Дэш не хотел признаваться даже себе, насколько эта загадка его пугает.

Миллер выдала Дэшу и Гриффину подробное описание биотехнологического оборудования, которое требуется Фрею для воспроизведения ее терапии. Кроме того, она перечислила частные компании, продающие синтезаторы ДНК, и те, у которых он почти наверняка заказывал некоторые наиболее распространенные клонированные гены. За пять минут в разогнанном состоянии Гриффин составил список из примерно восьми тысяч клиентов, которые приобретали подобные ингредиенты.

Теперь им оставалось только отбросить лишнее. Дэш поговорил по телефону с несколькими бывшими коллегами Фрея, дополняя сведения Арнольда Коэна, и составил портрет биолога. У Фрея действительно был катер; кроме того, он был подписан на два или три журнала, посвященных морской и глубоководной рыбалке. Гриффин хакнул полицейские протоколы и выяснил, что Фрей заводил дружбу с мальчиками и брал их с собой на катер. Некоторые из них – хотя наверняка это была только верхушка айсберга – обвиняли Фрея в домогательствах, однако в результате все иски были отозваны. Катер был отличным местом для подобных развлечений: жертве не спрятаться и не убежать, никто не услышит криков и не придет на помощь.

Выйдя в международные воды, Фрей мог пользоваться то палкой, то морковкой, запугивать или задабривать. Он мог применять весь арсенал средств, изобретенных за века любителями маленьких мальчиков, и даже угрожать жизни детей, если они расскажут кому-нибудь о случившемся.

Из восьми тысяч человек, приобретавших биотехнологическое оборудование в заданный период времени, катерами и лодками владели примерно двести тридцать. Теперь, зная предпочтения Фрея в одежде, алкоголе, книгах, развлечениях и так далее, они без труда сузили список. Разогнанный Гриффин проверил несколько оставшихся имен и сразу вычислил Фрея: теперь он был Адамом Леонардом Арчибальдом.

Через месяц после предполагаемой смерти Фрея Арчибальд купил за наличные маленькую, но хорошо оборудованную биотехнологическую компанию в Сан-Диего. С тех пор компания сделала несколько открытий и сейчас обдумывала выход на рынок. По оценкам, она стоила в двадцать раз больше той суммы, которую заплатил Арчибальд.

Усиленная версия Фрея могла подменять данные в компьютерах способами, которые не смогли бы отследить лучшие человеческие эксперты, но усиленная версия Гриффина быстро распутала его следы. Настоящий Адам Арчибальд скончался восемь лет назад. Фрей взял его имя и номер социального страхования и переправил записи во всех компьютерных базах, добавив своей личине высшее образование, опыт работы и даже зубную формулу, до которой могут дойти при особо тщательных проверках. Он отпустил бороду, сделал операцию, избавившую его от очков, и пристроил на место каштановых волос с залысинами темно-каштановый парик. Но хотя этих физических изменений было достаточно, чтобы обмануть бывших коллег, если бы они встретились с Адамом Арчибальдом на улице, широкий нос, маленький подбородок и плоское лицо однозначно указывали на Эрика Фрея. Как и его привычки.

Дэш прилетел в Сан-Диего, старое логово Киры. Он собирался проследить за Арчибальдом, узнать о нем как можно больше и попытаться выяснить, с кем он работает. Но через пять дней Дэвид признал свое поражение. Арчибальд-Фрей разработал какие-то электронные технологии, которые сводили на нет работу всех «жучков» и следящих устройств Дэша. Поскольку никто на Земле не мог засечь это оборудование, такая ситуация подтверждала, что Арчибальд – действительно Эрик Фрей.

Дэвид мог продолжать наблюдение и надеяться, что рано или поздно ему повезет и он ухватит за хвост сеть Фрея. Однако существовала вероятность, что за это время тот вычислит Дэша и начнет охотиться за ним или забьется в нору. В конце концов решение стало очевидным.

Пора действовать.


предыдущая глава | Убийца Бога | cледующая глава