home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


55

Каждый человек на борту «Коперника» был охвачен неописуемым страхом и ужасом. Непросто примириться с собственной грядущей смертью, но сейчас речь шла об исчезновении всего вида, всего человечества. Гибели не только себя, но целого мира.

Все люди на судне реагировали по-разному. Кто-то впал в оцепенение. Некоторые медитировали, другие плакали, кого-то тошнило. Кое-кто пытался как можно скорее напиться. Многие собирались большими группами, пытаясь найти утешение в присутствии других людей.

До Армагеддона оставалось несколько часов, а потенциальный спаситель мира, Мэтт Гриффин, спал в своей каюте, а медицинская помпа гнала в его кровь очередную дозу глюкозы и питательных веществ.

Трое мужчин стояли на посту у входа в его каюту, еще шестеро прикрывали все ближайшие коридоры. Как ни странно, Джейк усилил охрану Мэтта именно тогда, когда тот нуждался в ней меньше всего. Гриффин был единственной надеждой отогнать конец света. На его великанских плечах ехала судьба мира, и потревожить его, не говоря уже об убийстве или похищении, было равносильно самоубийству – для преступника и для всей планеты.

Дэш постучал в дверь за три каюты от логова Гриффина. Дверь открыл полковник и жестом пригласил его внутрь. Кроме Джейка и Даттона, в каюте никого не было.

– Вы хотели меня видеть? – спросил Дэвид, твердо глядя на могущественного чиновника, который заправлял всем происходящим.

– Да, – ответил Даттон. – Чем занят Мэтт?

– Когда я последний раз заглядывал, спал.

Даттон нахмурился.

– Я знаю, он вымотался, но разве он не должен работать? Он – наша единственная надежда.

– Не он, – поправил Дэш. – Дайте Мэтту миллион лет, и он все равно не придумает, как отключить нанитов. Сон – наибольший вклад в этот проект, на который способен нормальный Мэтт. Наша надежда – его альтернативная сущность, а она не сможет проявиться еще минимум несколько часов. И даже тогда Мэтт пойдет на большой риск.

– Вы действительно считаете, что он справится? – нервно спросил Даттон.

Вряд ли Дэвид мог его винить. Жутко думать, что до ядерного Армагеддона осталось несколько часов, а спасение зависит от предположений какого-то спящего хакера.

Дэш пожал плечами.

– Вы слышали то же, что и мы, – сказал он.

Когда Мэтт закончил свою эпитафию человечеству, он, как мог, заверил слушателей, что почти наверняка успеет запустить программу самоуничтожения нанитов.

– Перед тем как пойти спать, Мэтт сказал мне: он думает, что его альтер эго взломает последнюю часть кода за десять минут… – Дэш сделал паузу. – Лично я считаю, что наши шансы лучше, чем пятьдесят на пятьдесят.

– Приятно слышать, – криво усмехнулся Джейк. – А то сразу и не разберешь, то ли конец света, то ли нет.

– А что происходит на вашей стороне? – спросил Дэвид.

– Вони было до небес, можете себе представить, – отозвался Джейк.

– Девяносто процентов стран уже подтвердили анализ Мэтта, – сказал Даттон. – Те, у кого есть доступ к чистому урану или плутонию, подтвердили, что эти проклятые жуки движутся прямо к нему, как и предсказывал Гриффин.

– Так мировые правительства подтвердили реальность угрозы?

Даттон рассмеялся.

– Ага. Подтвердили. Теперь сидят и срут в штаны. А почему нет? Сейчас все этим заняты.

– Все согласились держать эту информацию в секрете?

Джейк кивнул.

– Мэтт сказал им, что сможет обезвредить эти штуки за пару свободных часов. Так какой им смысл раскрывать новости? Даже самое открытое правительство в мире не станет этого делать. Если наступит конец света, все это будет не важно. Если Мэтт справится, получится, что они ни за что ввергли свою страну в панику.

– В действительности на разглашение этой информации просто нет времени, – заметил Даттон. – Те, кто знает, скорее всего сидят дома и в последний раз трахают своих жен.

– Что значит «сидят дома»? – возразил Дэш. – Разве они не должны разряжать свои ядерные заряды?

– Слишком поздно, – ответил Джейк. – Знай мы раньше, это можно было бы сделать. А теперь – либо Мэтт, либо Армагеддец.

– А если он успеет взломать их программу самоуничтожения, – спросил Дэвид, – хватит ли часа или двух до точки ноль?

– Должно хватить, – ответил Джейк. – Мэтт заявил, что если он справится, команда будет относительно простой и ее можно будет передать по всем каналам. Каждая радиостанция, вышка мобильной связи, точка Wi-Fi и спутник связи будут готовы к передаче.

Дэш покачал головой.

– Вам бы стоило убедиться, что на каждой подводной лодке и у каждого ядерного реактора тоже будет человек, готовый передать сигнал. Лично, из первых рук.

Джейк кивнул.

– Это сообщение получили все правительства, включая все террористические организации, укрывающие ядерное оружие.

Даттон подошел к холодильнику и вытащил бутылку газировки.

– У нас еще много дел, поэтому давайте перейдем к тому, ради чего я вас вызвал.

Дэш поднял брови.

– То есть?

– Нам нужно быть готовыми эвакуировать вас с Мэттом, как только он получит код самоуничтожения. – Даттон заметно нахмурился, явно мысленно добавив «если».

– Простите, еще раз? – растерянно переспросил Дэш.

– Как только кризис будет предотвращен, Мэтт станет самым разыскиваемым человеком на Земле.

– О чем вы говорите? – не выдержал Дэвид. – Он станет самым обожаемым героем на Земле.

– Ага. Это тоже. Люди всего мира станут его обожать. А их правительства – бояться.

Дэш задумался.

– Производит слегка избыточное впечатление, да?

– Думаете? – переспросил Даттон, закатив глаза. – Если бы я узнал, что у Китая есть свой эквивалент Гриффина и он работает на правительство, я бы тоже срал кирпичами. Не для протокола, но мы бы шлепнули его быстрее, чем вы оглянетесь. Как вы думаете, что прямо сейчас планируют Россия, Китай, Иран, Сирия и еще кучка других стран?

Дэш с отвращением посмотрел на чиновника.

– То есть спасибо, что спасли наши задницы, но вы так невероятно талантливы, что вам придется умереть?

– Примерно так, – ответил Даттон. – Я полагаю, мы сможем его защитить, особенно на нейтральном лайнере, где запрещено оружие. Но зачем рисковать?

– Я это не покупаю, – сказал Дэш. – Вы не обратили внимания на одну важную деталь? Если мы переживем следующие несколько часов – что, прямо скажем, не факт, – мир никогда больше не будет прежним. В космосе есть кое-какие виды, о которых нам придется побеспокоиться.

Джейк кивнул.

– Я тоже к этому пришел. Когда на карту поставлено выживание планеты, никто не станет сводить счеты с единственным человеком, имеющим какое-то представление об инопланетных технологиях и программировании. И не важно, на какое правительство он работает.

Дэш задумался. Гриффин станет собственностью мира, будет работать на ООН? Нет, об этом не может быть и речи. Мэтт не сможет долго скрывать, что он гениален только в редких случаях. Если он станет работать открыто, то рискует выдать существование препарата и «Икара», а это неприемлемо. Мэтт сможет продолжать исследования инопланетных технологий, но ему снова придется это делать из подполья, хотя это будет намного сложнее. Но все это проблемы завтрашнего дня. Если он когда-нибудь наступит.

– Возможно, вы правы, а я ошибаюсь, – согласился Даттон. – Надеюсь, что это так. И, возможно, все нации разделят вашу правильную и рациональную точку зрения. Но старые привычки живут долго. Зачем рисковать? Давайте уберем Мэтта с этого судна раньше, чем кто-нибудь поймет, что случилось. Давайте вернем вас обоих в Штаты и выпустим на волю, как и обещали. Чем плохо подстраховаться?

– Согласен, – после нескольких секунд раздумий ответил Дэш. – Но во время эвакуации нас должен сопровождать Джейк. Это мое условие.

– Зачем?

– Он единственный, кому мы доверяем.

– Как трогательно, – насмешливо заметил Даттон. – Несмотря на то что он убил одного из вас? И пытался убить всех?

Даттон сыпал соль прямо на рану, но Дэвид заставил себя сдержаться.

– Именно, – спокойно ответил он.

– Как скажете, – отозвался Даттон.

– И еще одно, – продолжил Дэш. – Прежде чем куда-либо лететь, мы должны стопроцентно убедиться, что коды Мэтта действительно отключают нанитов.

– Ясен хрен, – неприязненно бросил Даттон.


предыдущая глава | Убийца Бога | cледующая глава