home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


61

Штат Кентукки известен своими обширными пещерами, судоходными реками и бурбоном, но его прозвали Штатом Мятлика не без причины: эта пышная трава растет на плодородных почвах Кентукки и идеально подходит для разведения чистокровных лошадей. Ферма «Благородная лошадь» походила на сотни других коннозаводческих ферм региона, хотя была заметно меньше прочих. Уединенная, живописная, со сверкающими белыми оградами, покатыми холмами и прекрасным фермерским домом с острыми шпилями, торчащими между шестью мансардными окнами.

Единственное, что действительно отличало коннозаводческую ферму «Благородная лошадь» от прочих, это полное отсутствие лошадей, благодаря чему название казалось ошибкой. Ферма помещалась на частной земле, вдалеке от наезженных дорог, и потому некому было раскрыть ее тайну. Если же кто-то заблудится и случайно проедет мимо, он предположит, что лошади сейчас в конюшнях, а не на пастбище.

Кира приехала одна, в просторном микроавтобусе, практически близнеце денверского. Она припарковалась у входа в красивый дом и осторожно пошла к двери. Едва женщина подошла вплотную, дверь распахнулась. Эрик Фрей шагнул через порог и тепло протянул ей руку.

– Добро пожаловать, Кира, – сказал он, когда они обменялись рукопожатием, и указал внутрь. – Давайте начнем творить историю.

Едва Миллер зашла в дом, двое коммандос вскинули автоматические пистолеты и прицелились ей в грудь. Она возмущенно обернулась, но Фрей мягко подтолкнул ее внутрь и закрыл за собой дверь.

Кира стояла в гостиной фермерского дома; деревянные полы и совсем мало мебели – журнальный столик рядом с диваном и несколько больших мониторов на стенах. Кира нервно оглядела комнату. У стены, со связанными за спиной руками, сидели Дэвид Дэш и Мэтт Гриффин. Эндрю Даттон стоял в сторонке. Еще шестеро коммандос были равномерно расставлены по комнате.

– Что все это значит? – напряженным голосом спросила Миллер.

– А вы как думаете? – отозвался Фрей.

Кира качнула головой.

– Вам известно, что вы можете мне доверять, – растерянно сказала она. – Вы были усилены, когда я согласилась на партнерство с вами. Причем добровольно.

Фрей улыбнулся.

– Да, я знаю, что могу вам доверять. А вот уверены ли вы, что можете доверять мне?

– Но почему? – с отвращением спросила Кира, тряхнув головой. – Мир достаточно велик для нас обоих.

– Я, скажем так, плохо работаю с другими людьми, – сухо ответил Фрей. – Никогда не получалось.

Он отдал приказ двум солдатам. Один плотно стянул руки Киры за спиной пластиковыми наручниками, второй начал быстро обыскивать женщину. Даттон убедился, что в комнате нет никаких булавок или скрепок, которыми Кира может воспользоваться, повторив свой побег от полковника Джейкобсона.

– Хорошие новости, – весело заметил Фрей, – заключаются в том, что ваши трусики останутся при вас. Я не интересуюсь взрослыми женщинами. К тому же я установил поле, которое гасит всю вашу электронику.

Один из солдат забрал у Киры мобильник и кольцо для ключей, на котором болтался контейнер с резервной капсулой, и протянул их Фрею. Тот сразу передал предметы на хранение Даттону. Следом наемник избавил Киру от девятимиллиметрового «ЗИГ Зауэра» и пистолета-транквилизатора военного образца. Фрей сразу спрятал в карман пистолет и принялся с интересом разглядывать транквилизатор.

– Вижу, вы хорошо подготовились к переговорам, – заметил он. – На мой взгляд, даже слишком.

– Пошел ты… – сплюнула Кира.

– Я уже говорил, – самодовольно произнес Фрей, – взрослые женщины меня не интересуют. Но спасибо за предложение.

Он задумчиво помолчал.

– Я знаю, вы честно собирались договориться о партнерстве, так зачем оружие?

Кира ничего не ответила.

– Хотя смысл есть, – начал размышлять вслух Фрей. – Всегда есть шанс, что я обдурю вас, и тогда игра пойдет по новым правилам. Выгодно быть предусмотрительным и осторожным. Мы оба обречены на такую философию. Кстати, спасибо, что напомнили, – неожиданно сказал он и приказал четверым из шести наемников занять позицию снаружи дома.

– Видите, о чем я, – продолжил Фрей, когда наемники вышли. – Столько наемников – явный перебор, особенно когда я точно знаю, что вы с удовольствием приедете ко мне. Но я вечно сдвинут на паранойе. Совсем как вы. Кроме того, эти придурки упустили вас в «Эдванст Физикс Интернэшнл», и я хотел дать им шанс загладить вину. Есть еще двое, которых я с удовольствием представил бы вам, но они заняты – следят за окрестностями в ста ярдах отсюда. Снайперы. Вдруг кто-нибудь последует за вами… само собой, без вашего ведома.

Дэш увидел, как в голубых глазах Киры на долю секунды вспыхнула тревога. Нужно было очень хорошо знать Миллер, чтобы заметить эту вспышку, но она точно была.

Фрей поболтал пистолетом-транквилизатором, держа его за предохранительную скобу.

– Паранойя обязывает вас к пистолету, это я понимаю и уважаю. Но зачем вам эта штука? – спросил он, почесав голову. – Если в вентилятор полетит дерьмо, вы определенно не станете беспокоиться о чьих-то жизнях.

Он внимательно посмотрел на Киру, но она хранила бесстрастное выражение лица. Фрей пожал плечами.

– А, ладно. На самом деле, это совершенно не важно. Попозже я приму капсулу, и тогда все сразу обретет смысл.

– Вы совершаете большую ошибку, – настойчиво сказала Кира. – Мы же собирались объединиться, чтобы подготовиться к прилету инопланетян. И вы знаете, я не болтала зря. Мир, включая вас самих, получит хорошие шансы выжить, если мы станем работать вместе. А моя коллекция гениев? Не говоря уже о терапии долгожительства… Зачем вам от них отказываться? Это же бессмысленно.

Фрей улыбнулся.

– Я ни от чего не отказываюсь. Мы будем работать вместе. Нам еще нужно убедиться, что эти гребаные инопланетяне не прервут мою долгую-долгую жизнь, – сказал он. – И я подключусь к вашей организации тошнотно верных гениев. Но мы не будем равными партнерами. Вы сами сказали: единственный диктатор, управляющий миром, куда эффективнее кучки ссорящихся правительств. Это справедливо для любого бизнеса. Никому не нужны два равных партнера. Каждый хочет, чтобы один был главным, а второй – подчиненным. Поэтому я просто задаю тон. Вы будете ценным подчиненным. Как Даттон. Я решаю, когда и зачем вы усиливаетесь и чем нам помогаете. И я слежу, чтобы вы не забывали, у кого тут главная роль. Я люблю иметь рычаги воздействия на людей, с которыми работаю. Помогает крепко спать по ночам. Когда я подберу хороший рычаг, вы получите некоторую автономию. Но не раньше.

– Гребаный ублюдок! – зарычала Кира, ее лицо перекосилось от ярости. – Я поверить не могу, что ты это делаешь…

– Да ладно, Кира. Мы с вами очень похожи. Вы сами говорили, что на небеса отправляются за климат-контролем. Не притворяйтесь, будто вы руководствуетесь чем-то другим, кроме жестокости и эгоизма.

Он сделал паузу.

– У меня родилась прекрасная идея рычага. Хотите послушать?

Кира кипела от гнева, но не проглотила наживку.

– Помните, как Патнэм сказал вам, будто он имплантировал в ваш череп мощную взрывчатку и может взорвать ее по своему желанию? Ну, тогда он вас обманул. Но это чертовски хорошая идея.

– Вы с ума сошли, если думаете, что я могу под принуждением выдать секрет терапии долголетия. Я собиралась отдать его вам добровольно. Но если вы не измените курс, то скорее сгниете в аду, чем получите этот секрет.

Миллер помолчала, пытаясь взять себя в руки, и зашла с другой стороны.

– Послушайте, вы умный и рациональный человек. Неужели вы не видите, что мир достаточно велик для нас обоих? Как можно не заметить, что совместная работа лучше всего отвечает нашим интересам?

– Есть одна старая история, – совершенно неожиданно вмешался Мэтт Гриффин, сидящий у стены у них за спиной. – Про лягушку и скорпиона.

Фрей развернулся и уставился на бородатого хакера.

– Я что, приглашал вас выступать? – сердито рявкнул он.

– Я только что спас вашу задницу от ядерного Армагеддона, – с не свойственной ему горячностью ответил Мэтт, будто внутри у него что-то щелкнуло. – Так что я сам себя пригласил.

Великан справился с собой, и выражение его лица смягчилось.

– Так вот, – сказал он, будто его никто не прерывал, – скорпион попросил лягушку перевезти его через реку. Лягушка отказалась. «Стоит тебе оказаться у меня на спине, и ты меня ужалишь», – сказала она. «Нет-нет, – ответил скорпион. – Если я ужалю тебя, ты пойдешь на дно, и я тоже умру». Лягушка подумала и решила, что это разумно. Она согласилась и позволила скорпиону залезть к себе на спину. Посередине реки скорпион ужалил лягушку. Когда яд уже действовал, лягушка из последних сил спросила: «Но зачем? Ведь теперь ты тоже умрешь». Скорпион печально покачал головой и ответил: «Знаю. Но я ничего не мог поделать. Такова моя природа».

Гриффин закончил, и в комнате стало тихо. Все обдумывали его рассказ.

– Ладно, – произнес Фрей. – Хорошая история. А теперь заткнитесь.

– Фрей, вам стоит как следует подумать над моралью этой истории, – презрительно глядя на него, сказал Гриффин. – У вас самоубийственные инстинкты. Не стоит ли перебороть их? Попробуйте притвориться, что вы действуете разумно, в собственных интересах, а не как трахнутый мудак.

Фрей развернулся к Гриффину и без лишних слов выстрелил ему в живот дротиком с транквилизатором.

– Вы не расслышали, что я сказал вам заткнуться? – спросил он, когда глаза великана сомкнулись и он обмяк.

Кира бросила на Фрея испепеляющий взгляд.

– И незачем так сердиться, – с насмешливой невинностью заметил он, протягивая пистолет-транквилизатор Даттону. – Я просто пытаюсь помочь. Мне кажется, ему требуется подольше отдохнуть. Не волнуйтесь, Кира. У меня большие планы на Мэтта.

Дэш обдумывал побег, но со связанными за спиной руками – и крепко связанными – у него нет никаких шансов. Однако, как он сказал Кире, – когда думал, что она все еще Кира, – у воров чести нет. Ему нужно оставаться настороже, на случай если удастся вбить клин между Фреем и Даттоном. Первая попытка во Флориде провалилась, но должен быть какой-то способ заставить их последовать своим природным наклонностям и ударить другого в спину. Он не смог повернуть Даттона против Фрея, но вдруг получится наоборот. Шанс мизерный, но другого Дэш не видел. А пока он не увидит благоприятной возможности, он будет сидеть тихо как мышка; пусть о его присутствии забудут. Случай с Гриффином показал: попытка высунуть голову может иметь плачевные последствия.

– История Мэтта, – продолжал Фрей, будто ничего не случилось, – милая, но упускает суть. Вы, Кира Миллер, не лягушка. Если уж на то пошло, из вас скорпион еще лучше, чем из меня. Мы в некоторой степени связаны, по крайней мере сейчас. Если я не возьму верх, рано или поздно это сделаете вы. Это неизбежно. Патнэм пытался кинуть вашего брата. Я пытался кинуть их обоих. И так круг за кругом, пока на вершине не окажется самый умный и безжалостный. А вы и так чертовски умны от природы, даже без всяких таблеток.

Кира собиралась ответить, когда снаружи послышался какой-то шум. Дверная ручка резко повернулась, и в комнату вошли двое снайперов, о которых упоминал Фрей, поддерживая обмякшего мужчину. Его голова безжизненно повисла, из раны на плече сочилась кровь. Войдя в комнату, наемники бесцеремонно отпустили свою добычу, и мужчина рухнул на пол, как мешок с цементом.

У Дэша отвисла челюсть, но он успел прийти в себя раньше, чем кто-либо заметил его реакцию. Он с одного взгляда узнал новоприбывшего.

Это был Росс Мецгер.

Фрею не требовалось понимать, что происходит. И так ясно: проблем оказалось больше, чем он ожидал. Эрик достал из кармана капсулу и проглотил ее. Через несколько минут он станет полновластным хозяином любой возникшей ситуации.

– Докладывайте! – крикнул он снайперам.

– Этот мерзавец убрал Курта и всю его группу, – сказал наемник слева. – Тихо и без единого выстрела. Они все мертвы. – Он толкнул носком ботинка тело Росса. – Правда, он тоже.

– Этот парень в одиночку убрал четырех вооруженных и опытных солдат? – недоуменно переспросил Фрей.

И в эту секунду Дэш все понял. Мецгер был усилен. Сам по себе Росс хорош, но не настолько. Дэш помнил, как несколько лет назад, когда сам он был заложником и ждал неминуемой смерти, усиленный Росс Мецгер пришел им с Кирой на помощь, попутно убив Алана Миллера. Все повторялось. Но на этот раз Росс не был союзником. Сейчас он работал с испорченной Кирой Миллер, преследовал их собственные гнилые цели…

Снайпер кивнул.

– Я увидел его в прицел, когда он снял Дмитрия. Он двигался, как… даже не знаю… сверхчеловек, – добавил он со смесью страха и восхищения.

Фрей ахнул. Он наконец сообразил, что их таинственный налетчик усилен.

А значит, он контролирует свои показатели жизнедеятельности.

Фрей начал поднимать руку, чтобы послать пулю в голову Мецгера, но с таким же успехом он мог двигаться в замедленном темпе. Его рука еще не успела сдвинуться и на дюйм, как окровавленное тело на полу перекатилось на бок, и в воздухе мелькнула стальная полоска. Боевой нож вонзился точно между глаз Фрея, убив его на месте.

Мецгер подсек обоих снайперов прежде, чем они сообразили, что происходит, и с хрустом свернул одному шею. Второму оставалось жить от силы пару секунд, но тут Эндрю Даттон, который все еще держал в руках полученный от Фрея пистолет-транквилизатор, открыл лихорадочную стрельбу по размытому силуэту. Дротик ударил Мецгера в ногу. Будь это пуля, Росс ее не заметил бы, но его сверхчеловеческая скорость внезапно исчезла; это походило на видеозапись, которую сначала пустили на большой скорости, а потом резко остановили. Мецгер вновь осел на пол, из плеча по-прежнему сочилась кровь.

– Вставай! – крикнул Даттон солдату, которому только что спас жизнь.

Он подбежал к Кире Миллер, схватил ее за волосы и резко дернул, подтаскивая поближе к себе.

– Кто это? – требовательно спросил чиновник.

– Не знаю, – прохрипела Кира, кривясь от боли. – Он не со мной.

Даттон поднес к ее голове пистолет и дослал патрон.

– Кто он? Сколько их еще? У тебя три секунды!

– Убей меня, и ты никогда не получишь терапию долголетия! – задыхаясь, выпалила она. – Я не планировала вас обманывать. Фрей знал. Подумай об этом! Я понятия не имею, кто он такой… Но если у него есть поддержка, из нас выйдет отличная мишень, – добавила Кира после короткой паузы.

Даттон обернулся к двоим наемникам, которые остались в комнате.

– Вы двое – со мной, – приказал он. – Разойдемся, обыщем территорию и встретимся у двери через пятнадцать минут. Смотрите как следует. – Обернулся к спасенному им снайперу. – А ты оставайся здесь и присматривай за этими двумя.

С момента, когда Мецгер сделал ход, Дэш пребывал в состоянии повышенной боеготовности и ждал своей минуты. Во время суматохи он ухитрился незамеченным подняться на ноги. Снайпер, которого Даттон оставил их охранять, еще не пришел в себя: Мецгер успел здорово встряхнуть ему мозги. Руки Дэвида были по-прежнему связаны за спиной, но он готовился к броску и следил за глазами мужчины. Когда Даттон и двое наемников вышли и захлопнули за собой дверь, снайпер на секунду отвел от пленников взгляд и чуть опустил оружие.

Этой секунды Дэш и ждал. Он метнулся вперед, в одно мгновение покрыв десять футов до охранника. Снайпер успел вскинуть руку, но Дэвид – низко опущенная голова и мощная работа ногами, как у футбольного защитника, который перехватывает попытку прорыва, – уже врезался в него. Наемник отлетел к противоположной стене и выронил оружие. Чуть придя в себя, он уже тянулся к поясу за пистолетом, но Кира сделала ему подсечку. Мужчина рухнул на пол, и Дэш ударил его ногой в лицо. Удар такой силы мог пробить бетонную стенку. Голова наемника откинулась назад, глаза закатились.

Гриффин и Мецгер все еще были без сознания после попадания дротиков-транквилизаторов. Фрей и оба снайпера – мертвы. На ногах остались только Дэш и Кира.

Дэвид подбежал к телу Фрея и упал рядом на колени. Он выгибался, пока связанные руки не нащупали рукоять ножа Мецгера. Дэш ухватился за рукоятку и потянул. Ему пришлось здорово постараться, пока окровавленное лезвие не вылезло из переносицы Фрея.

Дэвид попытался пристроить нож, чтобы разрезать прочный пластик своих наручников, но запястья были стянуты слишком плотно, и он никак не мог подобрать нужный угол или подходящий рычаг. После нескольких неудачных попыток по лезвию потекла свежая кровь.

– Дай мне нож, – сказала Кира. – Я тебя освобожу.

Дэш покачал головой. Даже будь она союзником, пластик слишком жесткий, а руки стянуты слишком сильно. Она сможет удержать нож под правильным углом, но поскольку ее руки тоже связаны за спиной, у нее просто не хватит сил перерезать прочный пластик. Хотя все это совершенно не важно, поскольку они определенно не союзники.

– Ага, сейчас я дам тебе нож и позволю ковыряться в моих запястьях, – саркастически заметил он; хватит и тех ран, которые он уже нанес себе сам.

– Тогда разрежь мои наручники, а потом я освобожу тебя, – встревоженно предложила Кира.

Предложение было настолько абсурдным, что Дэш рассмеялся.

– Конечно. Ты просто убьешь меня и сбежишь. Джейк был прав: ты самая опасная психопатка на Земле. Так что не рассчитывай.

– Дэвид, – спокойно произнесла она; это был голос прежней Киры, женщины, которую он любил, и от этого его ненависть к нынешней стала еще сильнее. – Я на твоей стороне. Я всегда была на твоей… на нашей стороне. Знаю, я странно вела себя и обманула тебя, но ты ошибаешься, я тебе не враг.

– Лучше помолчи, – с отвращением бросил Дэш. – Ты серьезно думаешь, что я сейчас поверю хоть одному твоему слову? Правда?

– Дэвид, помнишь, когда ты выяснил, что за ниточки дергает Алан? И его настоящий план? Помнишь? И ты скрыл это от меня. Ты не знал, как я среагирую, а на карту было поставлено так много, что ты не рискнул довериться моим актерским способностям. Помнишь? – настойчиво повторила она. – Я думала, что мы уже мертвы, что все потеряно. И ты позволил мне так думать – по достойной причине.

Она перевела дыхание.

– Сейчас ситуация похожая. Дерзкий план, в который были посвящены Росс и Мэтт. Но не вы с Джимом. Я не могла рисковать и рассказать тебе. Слишком многое было поставлено на карту.

Кира как никогда казалась несчастной и уязвимой.

– Но я всегда любила тебя, Дэвид. Всем сердцем, – промолвила она и качнула головой. – И никогда не разлюблю.

«Господи, как она умеет убеждать», – подумал Дэш. Он обманул ее, когда речь шла о жизни и смерти, – и не зря. Неужели она говорит правду? Неужели она поступила так же, как когда-то он сам? Ему хотелось верить Кире каждой клеточкой своего тела, но тут разум вернулся ударом бейсбольной биты, и Дэш проклял себя за эту секундную слабость.

– Ты и вправду считаешь меня таким дураком? – с горечью выкрикнул он. – Я слушал, как ты трепалась с Фреем. Когда он был усилен. Я все слышал! Ты сказала, чтобы он убил меня, если захочет. Ты сказала, что хочешь с ним объединиться. Что твое социопатическое альтер эго поглотило твою личность. И все это было правдой! Каждое слово! Иначе Фрей бы увидел.

– Джейк позвонил мне из Южной Африки, пока вы летели во Флориду, – торопливо сказала Кира. – Даттон подставил его, чтобы вывести из игры. Но он сбежал. И сейчас верит, что меня тоже подставили. Поэтому он предупредил меня, что Даттон захватил тебя и Мэтта и везет в Штаты.

Она сделала паузу.

– Я знала, что Фрей попытается использовать вас обоих в качестве рычага. Поэтому я ждала его звонка. И у меня хватило времени придумать план. Я знала: единственный способ заставить его доверить мне свою жизнь – убедить, что я на его стороне. Когда он усилен, а я – нет.

Кира напряженно смотрела на Дэша, ее голубые глаза умоляли поверить, довериться.

– Когда мне позвонили с неизвестного номера, – продолжила она, – я поняла, что это Фрей, что он хочет торговаться за вас с Мэттом. И я была готова. Я приняла капсулу и только потом ответила на звонок. Как оказалось, сначала это был ты, но к тому времени, когда я говорила с Фреем, я уже была усилена.

Дэш отшатнулся. Кира говорила очень рассудительно. И сейчас она не разогнана. Даже она не способна на лету придумать такую сложную и достоверную историю… Или все-таки способна?

– Я не стала выделять долю своих способностей на создание медленной версии себя. Я использовала сто процентов способностей, чтобы создать аватар Киры, который сойдет за меня нормальную. Я позаботилась, чтобы мои глаза не сияли сверхчеловеческим разумом. Чтобы мой язык тела, мои манеры полностью соответствовали нормальной Кире Миллер. Чтобы я выбирала те слова, которые свойственны ей. Есть только один способ обмануть усиленный разум – пройти усиление самому. Тогда ты сможешь управлять выражением лица на клеточном уровне, заставлять язык тела в точности следовать за словами.

– Так это все было подстроено? – спросил Дэш, боясь поверить и вновь оказаться обманутым.

– Да! – выразительно ответила Кира. – Я предложила Фрею все, чего он мог пожелать, причем так, чтобы он мне поверил. Потом, когда они с Даттоном приехали бы в нашу штаб-квартиру, мы с Россом легко с ними справились бы и освободили вас. И наконец – наконец! – объяснили тебе, что же на самом деле происходит. Я не рассчитывала, что он захочет встретиться здесь, и тем более не ожидала обмана, когда он и так получал все. И все равно, у меня в рукаве был Росс.

Она качнула головой.

– План должен был сработать. Нам просто не повезло. Я бы в жизни не догадалась, что Фрей дойдет до такой паранойи и где-то укроет снайперов.

Это объясняло пистолет-транквилизатор, который вызвал такое недоумение Фрея. Социопатов не слишком заботило сохранение чужой жизни. Кира хотела оставить Фрея и Даттона в живых, чтобы получить от них как можно больше информации и раскрыть их организацию.

– Ты построила план на том, что Фрей во время разговора будет усилен и решит, что читает тебя. А если бы он не усилился?

– Я бы настояла на этом, – немедленно ответила Кира, – с самого начала разговора. Чтобы доказать ему свою искренность. Джейк неоднократно предостерегал меня, поэтому я спланировала несколько подходящих моментов.

Дэш обдумывал ее последние фразы, и тут железный самоконтроль Киры снова не выдержал. Лицо женщины вновь стало несчастным и уязвимым, но на этот раз по щекам потекли слезы.

– Дэвид, я люблю тебя, – прошептала Кира. – Я понимаю, насколько жестоко все вышло. Понимаю, как тебе больно. Понимаю, почему ты мне не веришь. Но я клянусь тебе: я не социопатка, которую изображала перед Фреем. Я женщина, которую ты любишь.

Дэш оцепенело смотрел на нее. Все ее слова звучат правдоподобно. Но что, если она опять держит его за дурака?

– Даттон и его люди могут в любую минуту вернуться, – сказала Кира. – Тебе нужно решить, можешь ли ты мне доверять.

Дэвид смотрел в ее прекрасные глаза, все еще влажные, хотя она уже не плакала. Может, она говорит правду. А может, его сердце даже сейчас мешает рассудку. Но если так, пусть лучше Кира убьет его. Смерть станет долгожданным освобождением.

– Ладно, – кивнул Дэш. – Давай.

Они быстро встали спиной к спине, и Дэвид принялся пилить ее путы ножом Мецгера. Ее наручники были затянуты не так туго, и между запястьями оставалась пара дюймов пластика. Пилить за спиной, в неудобной позиции и не имея подходящего упора, было нелегкой задачей и требовало каждой унции его силы и сосредоточенности, но через несколько минут ему удалось освободить Киру.

Дэш мысленно перевел дыхание. И что случится теперь?

Как она и сказала, Кира тут же начала пилить его наручники. Освободив руки и держа их перед собой, женщина могла работать в полную силу. Не прошло и минуты, как острое лезвие боевого ножа, покрытое запекшейся кровью, перерезало пластик.

Кира забрала с тела Фрея свой «ЗИГ Зауэр», а Дэш выбрал один из автоматических пистолетов, разбросанных по комнате. Вдвоем они оттащили снайпера, убитого жестоким ударом Дэша, в глубь комнаты, чтобы его тело было не видно от дверей. Потом оба заняли позицию по бокам двери, примерно в двенадцати футах от нее. Спрятав оружие за спинами, как будто они все еще связаны, Дэвид и Кира приготовились встретить врагов.

Не прошло и минуты, как дверь распахнулась. Даттон вошел в комнату и остановился перед Миллер.

– Этот парень действовал в одиночку, – сказал он. – Но я займу место Фрея, так что мне понадобятся твои волшебные пилюли.

Чиновник искоса взглянул на Киру.

– Кстати, я предпочитаю взрослых женщин.

Он собирался продолжать, когда наконец сообразил – что-то неправильно. Нигде не видно снайпера, оставленного сторожить пленников. Двое наемников почувствовали неладное мгновением раньше, но прежде чем они успели среагировать, Дэш и Кира превратили троих мужчин в ошметки.

Миллер понимала – у них не было другого выхода, но это кровавое убийство заставило ее упасть на колени, с трудом сдерживая рвоту. Затем женщина с усилием стряхнула с себя ужасное ощущение орудия смерти и чувство физической брезгливости и подошла к Россу проверить его рану.

– Найди аптечку, – распорядилась она.

Дэш вновь поразился ее способности забираться в седло после любого падения. Да, Кира – действительно потрясающая женщина.

Он пробежался по дому и через несколько минут вернулся с военной аптечкой скорой помощи. Кира промыла рану Мецгера и принялась бинтовать ее. Росс потерял немало крови, но в те несколько минут, когда он притворялся мертвым, усиленный разум выстроил факторы свертывания крови и иммунные тельца и направил эти биохимические армии к ране, начав эффективный процесс заживления. Кира была уверена, что Мецгер все сделал.

Она как раз заканчивала, когда Мэтт Гриффин открыл глаза. Доза транквилизатора была невелика и явно не рассчитана на мужчину таких габаритов.

Гриффин встряхнулся, потом оглядел комнату и увидел лежащие повсюду трупы. Он осмотрелся еще раз, будто сомневаясь, не обманывают ли его глаза. Двигались только два человека. Кира Миллер ухаживала за Россом. Дэвид Дэш, который был виден в распахнутую дверь, наблюдал снаружи за окрестностями.

Мэтт громко, с облегчением выдохнул, и Кира резко обернулась на звук. Она поймала его взгляд и заметно расслабилась.

– Кира, эмм… просто любопытно, – криво усмехнулся великан, демонстративно оглядывая комнату и разбросанные по полу тела. – Я случайно не пропустил чего-нибудь интересного, пока спал?


* * * | Убийца Бога | cледующая глава