home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


63

Дэш почти тридцать секунд ошеломленно молчал. Неужели Кира Миллер действительно спроектировала величайший обман в истории человечества? Обман, затянувший все восемь миллиардов человек? Необыкновенно. Потрясающе. Невозможно.

– Чуточку слишком амбициозно? – улыбнулась Кира. – Не так ли? Даже для человека с божественным интеллектом…

– Но как? – только и вымолвил Дэвид.

– Разумеется, весь план разработала Кира второго уровня. Она же внедрила ключевые части плана в нейронную структуру меня и разогнанной Киры. Это вроде программирования компьютера.

– Такого быть не может, – возразил Дэш. – Невозможно внедрить в мозг открытия, которые мы делаем во время усиления, и проиграть их в нормальном состоянии.

– Да, невозможно. На первом уровне усиления, – ответила Кира. – Но, как тебе известно, второй уровень настолько же выше первого, насколько первый выше нормального.

Дэш виновато улыбнулся. Разумеется, он знал. Он только что сказал глупость. Не зря же они использовали слово «трансцендентный».

– Продолжай, – сказал он.

– Мы давно знали, что Росс воспринимает усиление лучше нас всех, вообще без негативных изменений личности. Трансцендентная Кира была уверена, что может ему абсолютно доверять, даже когда он усилен. А еще он неплохо знал физику и мог провернуть пару чудес – с ее помощью, разумеется. Поэтому я выдала ему пожизненный запас капсул, которые резко ускорили его исследования, раз уж он был безопасен для общества и не требовал присмотра.

Дэш кивнул.

– В итоге, едва ты оправилась от пяти минут на втором уровне, как заставила Росса зубрить физику. Но не задачу холодного синтеза.

– Верно. Росс с самого начала знал реальную подоплеку событий, даже когда ее не знала я. Скрытая часть моей личности рассказала ему все. Он отвечал за реализацию трех проектов, которые трансцендентная Кира выжгла в моей голове. Разумеется, одним из них была нулевая энергия. Россу нужно было притворяться, что он делает успехи с холодным синтезом, оправдывая им свои физические исследования. И мы ни в коем случае не могли рисковать, чтобы ты или Джим – или я, если уж на то пошло, – узнали: Росс работает над реализацией принципов НЭ-двигателя, заложенных самой умной мной. В противном случае при появлении инопланетного судна вы могли связать все факты воедино. За это время Росс успел создать собственную группу, которая помогала продвигать план. Они работали на капсулах из его запаса.

– Правильно ли я понимаю, что он отвечал и за разработку нанитов?

– Да. Хотя я помогала ему с биологической частью, и его группа тоже работала над этой проблемой.

Она сделала паузу.

– На самом деле наниты гораздо проще, чем ты думаешь. Согласованные действия позволили бы нам создать их даже на первом уровне усиления, без помощи трансцендентной Киры.

– Но потом Фрей узнал о Россе и атаковал, – сказал Дэш.

Кира кивнула.

Дэш поднял брови, припомнив кое-что еще.

– Фрей узнал о Россе, обнаружив на его компьютере передовые научные работы. Он сказал, что они оказались настолько передовыми, что он ничего не смог понять, даже в разогнанном состоянии. А ведь он был дипломированным ученым.

– Фрей нашел принципы НЭ-двигателя, которые сформулировала трансцендентная Кира. Поверь мне, никто из нас не способен в них разобраться, даже под усилением. Но Росс и его группа работали над ними и смогли понять достаточно, чтобы создать на их основе действующий двигатель.

– И когда Фрей напал, Росс решил воспользоваться случаем и исчезнуть из поля зрения «Икара».

– Точно. В него действительно попали. Ему пришлось принять капсулу, чтобы помочь выздоровлению. Просто повезло, что выстрел оказался не смертельным. Но как только Росс усилился, то сразу осознал, насколько это уникальная возможность. Если он обрежет свою связь с «Икаром», то сможет действовать абсолютно независимо, не притворяясь, что работает над чем-то другим. Б'oльшую часть времени я знала о происходящем не больше вас, включая и ту ночь. Когда у него исчез пульс, я тоже была уверена, что он мертв.

Дэш помнил, как Кира отреагировала на предполагаемую смерть Мецгера, и знал – она говорит правду. Она была безутешна.

– Потом он продолжил строить свою организацию, – сказал Дэвид. – Периодически выходя на контакт с тобой.

– Именно. Вскоре после этого он усовершенствовал нанитов.

Дэш задумчиво потер подбородок.

– Наниты были нужны, чтобы укрепить угрозу, исходящую от выдуманных инопланетян, – произнес он. – Создать иллюзию, что флот уже в пути, и задать конкретный срок. Заставить род человеческий работать вместе.

– Правильно. Отодвинь угрозу далеко – и она лишится нужной актуальности, нужного влияния. Но и слишком приближать ее тоже плохо. Трансцендентная Кира рассчитала срок – тридцать четыре года. – Миллер сделала паузу. – Но наниты сыграли и другую роль.

– Ну да, они делали вид, будто предназначены взорвать все ядерные боеголовки на планете. Чтобы еще сильнее напугать нас. И заставить все страны мира вывести из обращения ядерное оружие.

– Нет. Мы по-прежнему не можем рассчитывать, что народы мира разоружатся сами. Даже сейчас. – Она широко улыбнулась. – Второй целью нанитов было вывести из обращения ядерное оружие.

– Что?

– Мы создали нанитов, которые целенаправленно перемещаются к урану и плутонию. Да, это добавило правдоподобия нашей мистификации. Но их настоящей целью было не просочиться в боеголовки и подорвать их, а просочиться и обезвредить.

Дэш вытаращился на Киру.

– Разработать нанитов, которые способны взорвать ядерную боеголовку, собрав критическую массу урана, намного сложнее, чем ты можешь себе представить, – продолжала Кира. – Я много узнала о ядерном оружии, пока помогала Россу разрабатывать нанитов.

Дэш кивнул. Он уже знал об этом. Миллер взламывала секретные правительственные компьютеры и изучала ядерное оружие. Но она изучала и биологическое. Зачем?

– Ты ведь изучала и биологическое оружие, верно? – сказал Дэвид.

Кира тоже кивнула.

– Превосходное умозаключение, – восхищенно сказала она, не подозревая, что умозаключениями тут и не пахнет. – Зачем изобретать велосипед? Нам требовалось оптимизировать распространение нанитов. А многие страны занимались масштабным моделированием и анализом распространения патогенов, разрабатывая защиту от биологического оружия.

Дэш не смог удержаться от дурацкой улыбки. У Киры получалось. Она собирала бесконечные и, казалось бы, не связанные кусочки головоломки в единое целое.

– Во всяком случае, – продолжила женщина, – как я уже сказала, очень непросто разработать нанитов, которые способны подорвать ядерные боеголовки. А создать нанитов, которые способны избавиться от радиации и очистить атмосферу, еще сложнее. Но, как оказалось, намного проще создать нанитов, которые разряжают ядерные заряды. Ядерный заряд нуждается в уране, обогащенном до очень высокого уровня, а для его получения требуется много сложного оборудования и бесконечная работа ультрацентрифуг. И если добавить в обогащенный уран немного примесей, твоей ядерной боеголовкой можно будет подпирать двери.

Дэш знал, что все именно так, как она сказала.

– Так значит, Мэтт с самого начала был в деле? – спросил он.

– Да. Он тоже был ключевым игроком. Подорвать ядерные боеголовки при помощи нанитов трудно, но подключиться к инопланетным нанитам, разобраться во внеземных программах и получить какой-то результат просто невозможно. Однако мы показали фокус. Находясь на «Копернике», Мэтт совершил столько невозможного, что когда он закончил представление, даже самые пресыщенные ученые поверили в возможность любых его действий. Мэтт вовсе не подключался к инопланетным нанитам, чтобы разобраться в них. Он сам помогал их создавать. В усиленном состоянии он разработал код, который выглядел инопланетным и был совершенно непонятен нормальному разуму. Поэтому Мэтт точно знал, как заставить нанитов отрыгнуть фальшивый сценарий конца света. Он сам его внедрял. Мы точно рассчитали время между открытием враждебной цели нанитов и точкой ноль. Возьми промежуток побольше, и информация успеет просочиться наружу до того, как нанитов удастся остановить. А это приведет к катастрофе. – Она печально покачала головой. – И без того немало людей по всему миру погибло от паники и беспорядков.

Дэш осознал, что ему непросто охватить грандиозность замысла Киры.

– Чисто для ясности, – сказал он. – Ты говоришь, что все ядерное оружие в мире сейчас разряжено?

– Все и каждое, – гордо ответила она. – Надеюсь, что рано или поздно все страны сами от него избавятся. Когда наш вид вновь обретет некое здравомыслие.

Она сделала паузу.

– Но сейчас, разумеется, правительства не знают, что их разоружили.

– Почему?

– Если у психопата-убийцы есть пистолет, лучше одурачить его и зарядить пистолет холостыми, чем украсть. Если ты украдешь пистолет, он просто найдет себе другой. А про холостые не узнает до тех пор, пока не решит открыть стрельбу в студенческом общежитии. Тогда его пистолет просто не сработает. Зато его попытка привлечет внимание полиции.

– Ты заранее приготовила эту метафору?

– Возможно, – улыбнулась Кира. – Мы объявили о прибытии инопланетного флота, чтобы дать целому поколению людей шанс увидеть себя единым видом, – пояснила она. – Встать на борьбу с общим врагом.

Дэш нахмурился.

– Но вместе с тем вы обрекли это поколение на страх перед небом. Страх приближающегося конца света.

Лицо Киры приобрело виноватое выражение.

– Я знаю. В свое оправдание хочу сказать, что это не мой план. Трансцендентная Кира рассчитала, что с негативными последствиями придется смириться. Но если этого не сделать, если люди не станут в должной мере бояться конца света, они призовут его сами, не пройдет и десяти лет.

Дэш в раздумьях склонил голову. Микроавтобус резко набрал скорость. Вероятно, Гриффин выехал на шоссе, направляясь к ближайшему лесу.

– Ты сказала, что когда была на втором уровне, то внедрила в разум себя нормальной три научных прорыва. Один – НЭ-двигатель, второй – наниты. А третий?

И вновь Кира одарила его взглядом неприкрытого восхищения.

– Приятно знать, что ты меня внимательно слушаешь, – игриво заметила она. – Третьим прорывом был принцип гравитационного волнового детектора. У Росса в команде был ученый, который взял на себя заслугу этого открытия, революции в космологии. Ему потребовалось очень точно рассчитать время. Если технология будет доступна, когда он запустит поддельный инопланетный корабль, кто-нибудь может засечь его отлет, а такого допустить нельзя. Поэтому Росс запрограммировал корабль висеть среди звезд, пока технология не будет усвоена, чтобы корабль засекли на обратном пути. Весь мир должен был узнать о летящем инопланетном корабле. Тогда в сознание людей будет гвоздем вбито существование высокоразвитой инопланетной цивилизации. Причем заблаговременно, чтобы страны всего мира успели объединить усилия в подготовке к его прилету. «Коперник» был прекрасным решением.

Дэш одобрительно улыбнулся.

– Твое альтер эго обо всем подумало.

– У всеведения есть свои преимущества, – усмехнулась Кира. – Но поверь, оно подумало не обо всем.

– Погоди-ка, – сказал Дэш, которому пришла в голову новая мысль. – Так Мэдисон Руссо – из группы Росса?

– Отличное умозаключение, но – нет. Нам нужно было гарантировать, что инопланетный корабль заметят, и мы выбрали для этого человека из группы Росса.

Кира качнула головой.

– Но Мэдисон Руссо опередила его на пять или шесть часов. Мы чертовски удивились. И это была неудача, хотя и незначительная.

– Почему?

– Мы знали, что автор открытия корабля войдет в международную команду по его изучению, и хотели собрать на «Копернике» больше наших людей.

– Больше?

– У нас там уже было трое. На «Коперник» отправились лучшие и умнейшие. Росс руководствовался теми же принципами, когда собирал свою команду.

Она покачала головой.

– Но мы решили их не использовать. Этого не требовалось, к тому же вся операция шла по принципу «для ограниченного круга лиц». У нас был только один шанс сделать все как надо.

– Мне кажется, у этого плана был один пагубный недостаток. Вам повезло, что все сработало, но что, если бы вы не смогли поставить Мэтта во главе группы по изучению нанитов? Если бы Джейк не позвонил тебе? Или не уступил требованиям Мэтта работать на «Копернике»? – Дэш умолк и озабоченно нахмурился. – Погоди… Это благодаря тебе Джейк начал охотиться на нас? Поскольку ты знала, что он станет частью международной команды?

Кира рассмеялась.

– Даже трансцендентная Кира не настолько хороша. Ни один план не переживает столкновения с врагом. Именно поэтому она создала скрытую личность, сторожевого пса плана. Она понимала, что встретится с неожиданными поворотами, которых не могла предвидеть. Поверь, план должен был идти абсолютно гладко. Никто не предусмотрел ван Хаттена. Никто не предусмотрел Фрея, который оказался внезапным кошмаром. То же справедливо и для Джейка и его группы. – Она опустила взгляд и печально закончила: – И никто не предусмотрел гибель Джима Коннелли.

Дэш вспомнил то мгновение, когда Коннелли не раздумывая пожертвовал собой ради Киры. Тогда Дэш спрашивал себя, стоила ли того жертва друга. Теперь он знал ответ. Стоила.

– Скрытая часть меня определила: существует вероятность, что Джейк будет включен в международную группу по изучению инопланетного объекта, – продолжила Кира. – Вот почему я подкинула ему идею звонить мне, если он столкнется с чем-то слишком сложным. В тот момент я была его пленницей и ругала себя, не понимая, зачем я это ляпнула.

Глядя назад, подумал Дэш, кажется совсем неудивительным, что Джейк был отправлен на «Коперник». Он докладывал Даттону, который был марионеткой Фрея. А тот хотел иметь на круизном лайнере своего человека. У него не было иной возможности узнать о найденных инопланетных секретах, поэтому его доверенные лица должны были занять местечко в первом ряду. Тем не менее Кира никак не могла рассчитывать на такую сложную схему.

– Но вам просто повезло, что все сработало, – подчеркнул он. – Повезло, что ты смогла подкинуть Джейку эту идею. И повезло, что Джейка отправили на «Коперник»…

– Ничуть. Если бы не вышло с Джейком, наши люди попытались бы организовать конкурс за право возглавить группу по изучению нанитов. Если б и это не вышло, Мэтт мог бы внести свой вклад из Кентукки. Ты же помнишь, нанитов могли изучать все. Они были повсюду. Мэтт очень скоро опередил бы всех прочих исследователей и утвердил свою квалификацию. Он в любом случае оказался бы на «Копернике». Просто немного позже. Но это не имело значения. Потому что точка ноль была ненастоящей. Он запрограммировал точку ноль на пять или шесть часов с момента, когда заставит нанитов открыть их истинные цели. А это могло произойти не раньше чем он зарекомендует себя на «Копернике».

Дэш припомнил деятельность своего друга на огромном круизном лайнере и изумленно покачал головой.

– Мэтт устроил шикарное представление, – сказал он. – Реальный гений. Этот большой парень заслуживает «Оскара».

– Не сомневаюсь, – с гордостью заметила Кира. – Хотя он действительно усиливался. Это подделать невозможно. И ему требовалось произвести такое впечатление, чтобы все поверили – он на несколько порядков превосходит любого из ученых, собравшихся на борту. Но ему досталась самая тяжелая работа. Ты и я не знали, что происходит… ну, по крайней мере, половина меня. Две половинки меня сложились вместе, только когда пришла новость, что мы справились с задачей. Но Мэтт с самого начала знал правду. И б'oльшую часть времени должен был скрывать ее от нас. Он мог довериться только моей второй половине, а она нечасто появлялась на свет.

Теперь он знает всю историю, понял Дэвид. Разумеется, есть еще что обсуждать. Но все так красиво сходилось вместе… План Киры напоминал произведение искусства – изящно сконструированные часы.

Думая о грандиозности сделанного, Дэш отстегнул ремень. Он испытывал неописуемое облегчение, будто с его груди сошло стадо слонов. Дэвид повернулся к любимой женщине – женщине, в которой он не ошибся, которая была достойна такой любви, – и по его щекам потекли слезы. Эмоциональный груз ожидания конца света, в который Дэш, как и все люди, искренне верил, и предательства женщины, которую он любил всеми фибрами своей души, наконец-то исчез.

Его переполняла эйфория.

Дэвид потянулся к Кире, и несколько минут они крепко обнимались, плача от радости. Потом разомкнули объятия и принялись страстно целоваться, чувствуя на губах соленые слезы друг друга. В конце концов ни о чем не подозревающий Мэтт Гриффин резко затормозил, вероятно, перед светофором, Дэша бросило вправо, и он едва не налетел на все еще бесчувственного Мецгера.

Дэвид счел это сигналом вернуться на свое место и снова пристегнуться.

Когда застежка ремня щелкнула, Кира тяжело вздохнула.

– Дэвид, мне очень жаль, что тебе пришлось пройти через это, – сказала она. – Но трансцендентная Кира сделала свой выбор. И после этого я уже ничего не могла поделать. Она заставила и мою невежественную половину пережить немало потрясений.

Слезы обоих сменились легкомысленным, головокружительным состоянием. Дэш одарил Киру кривой улыбкой.

– Так ты обо всем узнала, только когда Мэтт добился успеха?

– Да. Скажу тебе, я была потрясена. Это как прорыв плотины. В меня хлынули отгороженные воспоминания о действиях, которые я совершала, но о которых ничего не помнила. Сначала я остолбенела. Потом здорово разозлилась на себя. И наконец, потом пришла в восторг. Все получилось. Ядерное оружие разряжено, мировая напряженность будет не нарастать, а утихать. И, надеюсь, навсегда останется в прошлом.

Она с любовью посмотрела Дэшу в глаза и улыбнулась.

– Но самое главное – я была счастлива, что теперь могу рассказать тебе о плане. Что я снова стала цельной личностью. Что теперь мы снова будем вместе, как были до этого плана, поставившего наши отношения под угрозу.

Ее лицо напряглось.

– Но я даже не подозревала, что у Даттона хватит наглости похитить вас с Мэттом с «Коперника», когда еще пыль не осела.

Дэш кивнул. Даттон проделал серьезную работу, убеждая его, что Мэтту необходимо срочно покинуть судно.

– Когда позвонил Джейк, я была в бешенстве, – продолжала Кира. – Мы должны были праздновать победу, а не снова бороться за жизнь.

– Ну, ты придумала блестящий план нашего освобождения.

– Который пошел вкривь и вкось, – заметила Кира.

– Ты ошиблась, решив, что Эрик Фрей будет вести себя рационально. История Мэтта о лягушке и скорпионе будто про него придумана. Но твой план все равно гениален. Не посади он в засаду снайперов, все получилось бы, хоть он и сыграл по-своему. Бывает паранойя, а бывает глупость.

– Ну, учитывая все, что за последний месяц обрушилось нам на голову в прямом и переносном смысле, есть и хорошая новость. Джейк теперь на нашей стороне. Когда мы вернемся в штаб-квартиру, а Мэтт еще немного оправится, он восстановит доброе имя Джейка. Сотрет поддельные доказательства, которые состряпал Даттон, и заменит их уликами против самого Даттона.

– Что ты имеешь в виду, когда говоришь – Джейк на нашей стороне? Он прекратит охотиться на нас или станет нам активно помогать?

Дэш как минимум надеялся, что семья Сета Розенблатта, вместе с остальной частью его гексады, сможет вернуться к своей обычной жизни.

– Активно помогать. Он практически влюбился в вас с Мэттом. Не знаю, что произошло на «Копернике», но он бредит вами. Мне кажется, что теперь Джейк жаждет не пустить в вас пулю, а заслонить от нее.

Дэш помолчал, впитывая новости.

– Ты расскажешь ему правду об инопланетянах?

– Нет. Больше никто не должен знать. Только Росс, Мэтт, я и ты. И всё. По крайней мере, еще лет тридцать-сорок. Надеюсь, когда-нибудь мир станет более просвещенным, и мы сможем задуматься, не раскрыть ли наш обман.

Мысли Дэша перескочили на ван Хаттена.

– Антон похитил тебя из-за инопланетного корабля. Именно это перевесило чашу. У тебя не возникло искушения сказать ему правду, когда он затягивал тебя в смирительную рубашку?

Кира покачала головой.

– Тогда я сама этого не знала. Моя скрытая личность наблюдала за ситуацией и не посчитала нужным ввести меня в курс дела. План был слишком важен, и в него нельзя было посвящать никого лишнего, включая меня. Даже если моя жизнь под угрозой.

Дэш переваривал это отрезвляющее сообщение.

– А если бы тебя убили?

– В таком случае план бы все равно сработал. Мэтт и Росс позаботились бы об этом.

Дэвид задумался. Да, она права. В тот момент ее можно было считать расходным материалом. Слава богу, что до такого не дошло.

– И Джейк действительно хочет нам помогать?

– Всем сердцем. Он хорошо осведомлен о силе разогнанного ай-кью, но теперь считает нас хорошими парнями. Не говоря уже о том, что мы – лучший шанс через тридцать четыре года предотвратить Армагеддон номер два.

– Он хочет присоединиться к нашей группе?

– Нет. Намного лучше оставить его на месте. Он и его группа спецопераций будут нашей тайной службой безопасности. И он позаботится, чтобы мы получили поддержку с самых верхних эшелонов власти. Когда он скажет им, что великий и могучий Мэтт, который сейчас имеет богоподобную репутацию, всего лишь средний уровень нашей группы, они сразу осознают, что мы – главная надежда Земли в грядущей войне с инопланетянами.

– Верно, – широко улыбнулся Дэш. – Грядущая война с инопланетянами.

– Нам больше не потребуется из последних сил прятать свою деятельность, мы сможем работать более открыто. Не стоит сходить с ума, конечно, но прежнего напряжения уже не будет.

– Мы и раньше обсуждали возможность связаться с правительством, – заметил Дэвид. – И сошлись, что это плохая идея.

– Но теперь-то все изменилось, – ответила Кира. – Джейк по-прежнему считает, что терапии долголетия не существует. Поэтому никто не станет за ней охотиться. А с учетом нависшей над миром инопланетной угрозы правительство оставит нас в покое. Мы выдумаем какую-нибудь историю про сканирование потенциальных рекрутов на генетическую совместимость с препаратом – мол, если его примет человек с генетической несовместимостью, он сразу умрет. Поэтому если кто-то при власти попробует заставить нас взять его, мы разыграем эту карту.

Дэш восхищенно посмотрел на Киру. Она явно много об этом думала.

– И у нас будет полная поддержка Джейка, – продолжала женщина. – Нас будут знать на самом верху как спасителей планеты, которые трудятся, чтобы вновь спасти ее.

– Ладно, я уже понял. Это определенно большое подспорье. Но позволь я еще на секунду вернусь к общей картине. Я согласен, план трансцендентной Киры заставит нас всех работать вместе против общей угрозы. И глобальная напряженность будет уменьшаться. И я понял, что у нас больше не будет ядерного оружия. Но тебя не беспокоит, что теперь весь мир начнет работать над более мощным оружием? Достаточно мощным, чтобы остановить этих выдуманных инопланетян?

– Трансцендентная Кира тщательно обдумала последствия, – ответила она. – Да, люди будут разрабатывать новое оружие, но человечество станет одной командой. А стратеги в любом случае быстро поймут, что оружие и защитные системы – не ответ. Ответ – скорость и маневренность. Планета – огромная неподвижная мишень, особенно если тебе приходится защищать ее от кораблей, которые способны двигаться со скоростью света и появляться с любой стороны. Настоящий ответ – это перемещение со сверхсветовой скоростью. Мы должны быть способны встретить инопланетную угрозу как можно дальше от Земли.

Она усмехнулась.

– Ну, если инопланетяне действительно существуют. Нам нужно уничтожить их в межзвездном пространстве, прежде чем они подойдут к нам близко. Стратеги поймут, что только корабли, движущиеся со сверхсветовой скоростью, управляемые искусственным интеллектом и таранящие инопланетян в стиле камикадзе, позволят нам победить… выдуманного врага.

Дэш присвистнул.

– Ого… Инопланетянам повезло, что их не существует. Думаю, ты надрала бы им задницу. – По-прежнему улыбаясь, он добавил: – И это хорошо согласуется с нашими целями. Вчера сверхсветовые скорости были приоритетом номер один у «Икара». Сегодня они стали приоритетом у всего человечества.

– Хорошая вишенка на тортике, правда? – ответила Кира. – И не забудь, у нас уже есть НЭ-двигатель. Мы будем ждать, пока не решим, что мир способен его принять, дадим Россу еще лет десять, чтобы он полностью разобрался в технологии, а потом сообщим о двигателе миру. Тогда мы, по крайней мере, сможем отбирать исследователей и отправлять их колонизировать другие планеты. Нам не придется беспокоиться, что выживание вида зависит исключительно от Земли.

– Но ведь на эти путешествия уйдут тысячи лет? – уточнил Дэш.

– С нашей точки зрения, – согласилась Кира. – Но благодаря принципам относительности для пассажиров они будут намного короче. Правда, для достижения нашей конечной цели нам по-прежнему нужны путешествия со сверхсветовой скоростью. Но если военные станут помогать нам, а не мешать, и мы сможем спокойно набирать новых членов организации, я убеждена, что мы справимся.

Дэш вновь выбрался со своего сиденья, и они с женой начали жадно, как будто впервые, целоваться. Прелюдия часов страстной, безумной любви, которой они будут предаваться, как только доберутся до места и позаботятся о Россе.

Наконец Дэш отодвинулся и с любовью посмотрел в сияющие голубые глаза женщины, которую обожал. В эту минуту он не сомневался, что они достигнут всех целей. До тех пор, пока с ним эта замечательная женщина, возможно все.

Кира отыскала способ направить энтузиазм человечества к конструктивной, а не разрушительной цели. Разоружить планету. Трансформировать воинственный вид, расколотый на тысячи эгоистичных племен, в единую сущность силой в восемь миллиардов. И попутно спасла человечество от самого себя, оттащив его от края пропасти.

Дэш широко улыбнулся. Сейчас сложно не быть оптимистом. Кира Миллер взнуздала страсть человечества к саморазрушению.

По сравнению с этим подвигом путешествия на сверхсветовых скоростях казались детской игрой.


предыдущая глава | Убийца Бога | Примечания