home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


107

Несколько минут я смотрел на Страфу. Вдохновение не вспыхнуло ослепительной звездой, а скорее медленно подкралось, как инфекция.

– Куда вы собирались ее отнести? И каким образом?

На объяснение ушло некоторое время, поскольку сам Майкон Д. там не бывал, но в конце концов я понял, что речь идет о лачуге, в которой мы с Лунной Плесенью провели ночь на полу. Безма собирался провести ритуал там, с помощью Майкона и наемников.

– Предположительно, есть запасное убежище.

Но Майкон не знал, где именно. Учитывая проявленную Безмой некомпетентность, вполне возможно, никакой альтернативы не существовало.

Перевозить Страфу собирались в фургоне, том же, на котором раньше забрали добычу из кузницы и «Дивных диковин». Фургон стоял неподалеку, за большим мавзолеем, так, чтобы его не заметили могильщики. После того как Майкон выгрузил вещи у дома Хаузера, его послали за Страфой.

– А как во все это вписывается Костемол?

– Костемол? Никак. Он один из Разрушителей Констанции Альгарды.

– Ему принадлежит тот дом. И он дядя Орхидии Хедли-Фарфоул.

– Возможно, Мейнесс… Возможно, он намеревается сбить с толку или обмануть бездействием.

Ну конечно.

– Мейнесс вел себя так, словно дом принадлежит ему.

Во время моего пребывания там я не заметил следов недавних посетителей.

– Вы должны решить, что будете делать, – сказал Майкон. – Мейнесса подпирает полночь. Если я не появлюсь в разумное время, он поймет, что что-то пошло не так. И перейдет к запасному плану. Который у него есть всегда.

Я заметил коварный блеск в опущенных глазах Майкона. Он изображал содействие и раскаяние, но не окончательно бросил Мейнесса. Хитрозадый мерзавец лелеял слабую надежду сохранить верность боссу.

– Я не дам вам забрать мою жену. Но раз уж вы прозрели и собираетесь посвятить остаток жизни добрым делам, я позволю вам поучаствовать в состязании за право вонзить кол в сердце самой концепции Турнира мечей.

Ну хорошо. Я выразился не столь помпезно, но суть была такова. И я хотел создать впечатление, что вовсе не столь умен, как кажется, а это мне всегда неплохо удавалось. Я хотел, чтобы он решил, будто может манипулировать мной, сделав вид, что перешел на мою сторону, дабы купить время.

Он согласился, не уточняя деталей. Слава богам, потому что у меня не было ни деталей, ни фантазии.

– Тогда пошли. – Снаружи я сказал Каштанке: – Майкон говорит, что поможет нам. Но ты все равно за ним присматривай. Если он сделает что-то подозрительное, убей его и съешь улики.

Может, псицы и не нападут на человека, но пусть Майкон об этом поразмыслит.

Судя по виду собак, они все поняли. Некоторые тщательно обнюхали Майкона, словно проверяя, мягкий ли он и вкусный или жесткий и жилистый.

Я ухмыльнулся старому могильщику. Его лицо осталось бесстрастным.

– Я хочу, чтобы склеп заперли. Сделай необходимый ремонт. А еще хочу арендовать или одолжить гроб, точь-в-точь такой же, как тот, в котором лежит моя жена. – Продолжая ухмыляться, я спросил Майкона: – Ведь Мейнесс не знает, какой у Страфы гроб?

Майкон был озадачен. Он ни черта не понял. Я сам имел весьма призрачное представление о том, что собираюсь сделать. Оно включало Морли Дотса и воспоминание о нашем знакомом вампире. Мы с Морли были единственными живыми людьми, знавшими, что тогда произошло.

Мы с Майконом забрали фургон. Вместе с могильщиком направились в сторожку, где я напомнил Морли о старых шальных деньках и завуалированно озвучил свое предложение. Он меня понял, развеселился и ничем не выдал нас Майкону.

Оставив щедрые чаевые и мою подпись на векселе, покрывавшем ремонт мавзолея, Морли, Майкон и я, а также мои привычные спутницы-псицы, направились на восток, в сопровождении фургона, в котором стоял накрытый одеялом гроб. Хотя у него не было стеклянной крышки, он вполне мог сойти за тот, в котором теперь обитала Страфа.

Кладбищенские ребята поклялись Истинным именем Бога, что работы по восстановлению мавзолея начнутся завтра с утра. Небрежное упоминание Метательницы Теней послужило старикам достаточным источником вдохновения.

Нам оставалось около полумили до цели, когда рядом материализовались Паленая и Доллар Дэн Справедливый, очевидно, ждавшие в засаде.

– Три минуты, – сказала Паленая. – Не больше.

– Откуда вы знали, что я пройду здесь?

– Крысиный слухи, – ответил Дэн. – Мы спросить, ты где быть. Обычный крысы сообщить примерный маршрут. Это место выглядеть подходящий.

Я не купился на эту туфту. Его слова кричали за версту: Тайная власть крысюков вышла на новый уровень! Это могла быть только пропаганда.

Однако Паленая его не поправила.

Майкон вытаращился на крысюков, ведущих себя как обычные люди, но стойко проигнорировал намеки на крысиную магию.

– Ладно, я понял. Способ значения не имеет. Что стряслось?

Паленая никогда не стесняется сообщить дурные новости. Нужно – значит, нужно.

– Барат Альгарда, Киога Сторнс, Рихт Хаузер, этот странный Башир и Метательница Теней пропали.

– Они ворвались в Четтери сегодня днем. Отправились за магистром Безмой из-за Федера и его друга. Мы находились снаружи. Дело приняло жаркий оборот. Земля содрогалась, поднялись облака ядовитой пыли. Мы решили не вмешиваться. Нам об этом еще все уши прожужжат, когда снова явится тайная полиция.

Должно быть, Лунная Плесень избавила меня от всех официальных маячков. Давненько мне под ноги не попадался жестяной свисток.

Майкон пришел в ужас при мысли, что кто-то, даже с Холма, решился вторгнуться в собор. Он был не одинок. Вторжение приведет к сильным волнениям, возможно, насилию, а также некоторым язвительным вопросам начальника Тайной полиции ко всем участникам свары.

Разрушители должны были учесть это в своих расчетах.

– Что за катастрофа, о которой мне следует узнать немедленно? – спросил я.

– Сегодня во второй половине дня, возможно, пока вы были на кладбище, головорезы ворвались в дом Метательницы Теней. Перевернули его вверх дном, украли все, что могли унести, убили Машего и похитили Кивенс и Кипа. Их возглавлял магистр Безма. Колдовство, задержавшее частных охранников, привело к масштабной порче имущества. Машего убила четырех бандитов, а ранила стольких, что выжившие не смогли забрать своих мертвецов.

– Кивенс и Кип? Похищены? – Эту возможность я не рассматривал. Откуда Безма узнал, что Метательница Теней отсутствует? Или он предположил, что она по-прежнему в коме? – А как же телохранители, которым полагалось защищать Кивенс?

– Их там не быть, – смущенно признался Доллар Дэн. – Она приказать им уходить, уволить их, не хотеть, мешать их уродливая задница у нее под ноги, не хотеть их видеть никогда. Час до прийти головорезы. Потом им серьезно напомнить, она не есть их наниматель, они вернуться к работе и теперь ее искать.

Как похищение вписывается в концепцию турнира? Я уставился на Майкона.

Тот выглядел искренне раздосадованным.

– Я ничего об этом не знаю. Мейнесс должен был готовиться к ритуалу.

– Вы знаете, о ком мы говорим?

– Да. Их имена возглавляют список самых востребованных игроков, который составил Мейнесс.

– Но если он как следует изучил вопрос, то должен знать, что ребята не обладают сверхъестественными силами.

– Но… – Он мне не верил. Или не хотел верить. – Девочка – дочь Потока Яростного Света! А мальчик придумывает все эти невероятные изобретения. Он должен иметь связи с иным миром.

– Единственный талант девочки заключается в предприимчивости. Она в этом искусней мальчика, поскольку имеет представление о магии, пусть и не способности к ней. Мальчик же не узнает сверхъестественное, даже если оно свалится ему на голову. Но если это что-то механическое… Он придумывает всякие штуки. И вместе с девочкой доводит их до ума.

Лучший друг Кипа, спутница, но, к ее отчаянию, не возлюбленная, была зеркальным отражением мальчишки и часто проявляла большую изобретательность.

– Полагаю, мы знаем, где искать пропавших, – сказал я.

– Грязный Человек и Уайли Бау работать над это, – ответил Дэн.

– Хорошо. В любом случае я направлялся повидать магистра Безму. Теперь он дал мне дополнительный повод к визиту. И раз уж речь зашла о Грязном Человеке, что с ним стряслось сегодня днем?

Мы продолжили двигаться в прежнем направлении. Впереди нас будет ждать Джон Растяжка. Он сообщит, какую корректуру следует внести в планы.


предыдущая глава | Коварное бронзовое тщеславие | cледующая глава