home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Мы пробыли в Великом лесу еще добрую неделю. Так решил Рей, твердо настояв на том, что мне просто необходим мирный период для восстановления. Вот с этим я точно спорить не стала. Все же последние несколько месяцев выдались не только сложными, но и очень напряженными. Два нервных срыва я получила и как-то за третьим не стремилась.

Мы с Реем много общались, узнавали друг друга. И я училась ему доверять. Наверное, именно за ту неделю я сумела окончательно принять перемены в своей жизни, оставить все обиды и с надеждой посмотреть в будущее. Все будет хорошо. Мой Сфинкс рядом, значит, выкрутимся.

А вот мои попытки убедить Нельсу с Альминтом остаться в эльфийском лесу успехом не увенчались. Во-первых – кто бы мог подумать! – но Ал, тот самый Ал, который при нашей встрече жаждал убить рыжего стража перекрестка любым доступным методом… с ним спелся! Они могли часами просиживать над чертежами и вычислениями новых артефактов, споря до хрипоты. Во-вторых, в меня клещом вцепилась подруга. Дескать, без нее я за пределы леса не выйду, ибо опять пропаду, вляпаюсь и попадусь. Попытки выяснить, во что такое я могу вляпаться, если со мной будет Рей, к моей большой досаде, провалились. Нельса просто не хотела меня слышать! Мол, еду с тобой, и все тут! Ну я и плюнула на эту безнадежную затею, что мне еще оставалось…

Но конечно же гвоздем местной программы стала внезапная дружба Рея с Лексом. И вот это, должна сказать, был феномен, который не смогла объяснить даже Дария. После памятного мордобоя эти двое стали просто не разлей вода! Да, с Алом мой Сфинкс тоже отлично общался. Но вот не было с ним такого, как с алхимиком! На мои осторожные расспросы Рей всегда беспечно пожимал плечами. А потом, загадочно усмехаясь, говорил, что у них с этим неправильным эльфом ну очень много общего.

Единственную возможную зацепку смогла дать лишь моя куратор. Мы как раз сидели на берегу озера в дриадской роще, когда она поведала нам, как они с Лексом стали мужем и женой.

Оказалось, что Дара – мы с Нельсой получили возможность называть ее именно так, по-свойски – замуж вообще не собиралась. Ей хотелось путешествовать, узнавать другие расы, причем не из учебников… Но уж точно не сидеть сиднем в дриадской роще, как делали остальные. В Великом лесу не принято навязывать путь, да и вообще, эльфы и дриады всегда были за гармонию. Потому, когда справившая совершеннолетие Дара изъявила желание отправиться в путешествие, ее никто не стал удерживать. Просто вежливо попросили хотя бы раз в два дня связываться, чтобы старшая родня знала, что с ней все в порядке. Юная дриада беспечно согласилась и в этот же день умотала. В дальние степи. К оркам. Собственно, именно оттуда она и вернулась с диким ирокезом такого ядовитого цвета. Оказалось, что красный – теперь естественный цвет волос, который появился у Дары из-за шаманского ритуала родства, проведенного орками. Как со смехом созналась кураторша, в Великом лесу ее новый облик вызвал фурор. Она понаслаждалась таким феерическим успехом и опять укатила. На этот раз в подгорья, к гномам. Вот только юная еще дриада не учла одного – ее экзотический внешний вид оценили. И заинтересовались.

Лекс всегда был не таким, как все. Во-первых, четвертый ребенок в семье. Для Великого леса, где всегда существовал баланс – в среднем в семьях за все время рождалось двое-трое детей, – уже чудо из чудес. Но помимо этого юный эльфенок оказался совершенно бездарным в плане традиционной эльфийской магии земли. Это при том, что большинство исконно эльфийских способностей – например, видение магических потоков и структур – остались при нем. Зато Лекс проявил недюжинные способности к боевым искусствам, что было неудивительно для семьи военачальника, и к алхимии, которой в Великом лесу почти не занимаются. Вот и получилось, что учился он у людей, да и большую часть времени проводил в Адельслане. А тут вот так совпало – он вернулся повидать родню, и в это же время из оркских степей приехала Дара. Необычная дриада просто не могла не заинтересовать такого же необычного эльфа. Лекс недолго думая отменил все планы и направился за понравившейся девушкой к гномам.

Гениальный алхимик никогда не испытывал недостатка в женском внимании. Броская, нестандартная внешность, обаяние и умение красиво говорить всегда помогали мужчине добиваться желаемого. Вот только в этот раз он не преуспел. Дара его компании не обрадовалась, да и на шею бросаться не спешила. Ведь почти все отношения между своими заканчивались брачным обрядом, а вот этого ей совсем не было нужно. Короче, к большому удивлению Лекса, его самым банальным образом отшили. И, как это часто бывает, отказ лишь подогрел интерес и так заинтригованного донельзя эльфа.

Полгода осады по всем правилам ничего не дали. А когда Дара сделала предложение в духе: «Лекс, ты такой классный. Может, останемся просто друзьями?» – попросту взбесился. И, как говорится, пошел ва-банк. В очередной своей поездке, на полпути к Великому лесу, эльф попросту похитил своенравную дриаду и привез в укромный домик в глухой чаще. А потом сделал предложение. Вернее – поставил ультиматум, потому что предложением, на мой вкус, там даже близко не пахло. Дескать, за полгода совместных странствий Лекс пришел к выводу, что они – идеальная пара. Потому, как в любимом с детства фильме: «Либо ты выйдешь отсюда женой товарища Саахова, либо вообще не выйдешь». Вторая часть, конечно, не прозвучала, просто вопрос был в сроке. И эльф заявил, что ради такой расчудесной девушки готов подождать, сколько потребуется.

Дара, конечно, в ответ высказалась, что фиг ему на постном масле и все такое, но Лекс тоже не собирался сидеть сложа руки.

Дриада смущенно призналась, что продержалась ровно месяц. Дальше настойчивость эльфа и притяжение, которое до этого она упорно пыталась игнорировать, сделали свое дело. Так с тех пор и жили. Весело и со вкусом.

После этого рассказа Нельса звонко расхохоталась и заявила мне:

– Слушай, а они с Реем не братья? Методы по завоеванию девушек у них похожие!

– Угу, только меня своровали сразу, опережая события, так сказать, – криво усмехнулась я и исподтишка показала подруге кулак. А потом, чтобы сменить тему, повернулась к дриаде: – Дара, а ты с нами не собираешься? Так сказать, с Лексом за компанию.

– Да я бы с удовольствием, – меланхолично отозвалась она, кончиками пальцев поглаживая водную гладь. – Но не могу.

– Ты же беременна, да? – негромко спросила Нельса, отстраненно ее рассматривая. – Кажется, зачатие произошло недавно. По крайней мере, до сегодняшнего дня ничего не было видно.

Глупый вопрос задавать я не собиралась. Подруга – целительница и такие вещи сечет сразу. Меня больше удивляло другое – когда успели-то? Впрочем, как говорила моя мама – дурное дело нехитрое. Острая тоска по родным на миг сдавила горло, но я решительно ее отогнала. Ничего, разберемся с этим всем – можно будет и родителей обрадовать. А пока… все слишком зыбко.

– Я сама не ожидала, – пожала плечами Дара и рассеянно улыбнулась. – Столько лет ничего, а тут… Впрочем, матери-природе виднее, когда и кому пора. Так что увы, вы едете без меня.

Ну да, ей теперь ближайших десять-одиннадцать месяцев – именно столько дриады вынашивают детей – лучше из Великого леса не уезжать.

– А как же Лекс… – несмело начала говорить Нельса, но Дара ее перебила.

– Он знает. – Она светло улыбнулась. – И счастлив так же, как и я.

– Значит, тоже остается. – Я сделала логичный вывод и махнула рукой. – Ну и правильно! Он тебе сейчас очень нужен…

– Кто тебе сказал? – Дриада с интересом на меня поглядела и насмешливо сощурилась. – Лекс едет с вами, все в силе.

– Но как? – обескураженно выдохнула Нельса, повторяя мои мысли. – С нами может быть опасно…

Кураторша сделала круглые глаза, а потом заливисто рассмеялась, будто подруга выдала отличную шутку.

– Девочки мои, – снисходительно произнесла она, – Лекс большую часть времени путешествует и выполняет заказы. Думаете, на его пути встречалось мало опасностей, в том числе смертельных?

– Дара, в этот раз в противниках будет вся гильдия наемников, – негромко возразила я. – И не факт, что силы Рея хватит, чтобы уберечь нас всех.

– Ты недооцениваешь Лекса, Алиса. – Улыбка дриады стала еще более снисходительной. – Он полон сюрпризов, даже Сфинкс признал его очень достойным и сильным противником. К тому же у нас говорят, если нить жизни должна оборваться, она оборвется даже в стенах дома. А удача, как известно, благоволит смелым.

– Ничего себе! – Нельса с уважением посмотрела на нее. – Я бы так не смогла, наверное…

– Знаешь, что такое любовь? – Дара щелкнула подругу по носу. – В том числе способность наступить на горло своему «я так хочу». Уметь принимать выбор и дорогу любимого и поддерживать его в этом выборе. Если этого нет… О какой любви вообще может быть речь?

Даже потом, когда мы начали собираться в путь, я размышляла над этими словами. Особенно в тот момент, когда Нельса пристала к Лексу с вопросом, мол, как он может оставить беременную жену и отправиться к черту на кулички.

– Мне всегда есть куда и к кому возвращаться, девочка. – Он сверкнул белозубой улыбкой. – А теперь – так вдвойне. И уж поверь мне, к ним я вернусь даже с того света, если понадобится.

Короче, эта ненормальная, но такая классная парочка подкинула нам с Нельсой пищу для размышлений.

Великий лес, как и положено, мы покинули на рассвете. Эльфы выделили нам своих файмирнов, родственников Бэмора, скакуна Лекса, – похожих на обычных лошадей, но своеобразного серебристого цвета, к тому же более быстрых и выносливых. На мой вопрос, почему не тех единорогопегасов, на которых были эльфы, когда спасали нас от Дейна, мне снисходительно пояснили, что кэриты (так пегасы назывались) – товар штучный, да и выбирают хозяина раз и на всю жизнь. Обломали, короче.

Дорога ровным полотном ложилась под копыта скакунов, погода была прекрасна – самый расцвет осени, когда листья уже начали желтеть, но холода все еще не наступили. Вот только за границей из эльфийских дубов проснулась моя паранойя. Потому я едва ли не каждую минуту суматошно осматривалась, так как мне все чудилось – вот-вот мы нарвемся на наемников. Или – не приведи святой мегабайт – на самого Дейна. Вспомнила этого мерзавца и внутренне передернулась. Чур меня, чур!

Но первый день пути прошел вполне мирно, под ехидную пикировку мужчин и наши насмешливые комментарии. Такая себе загородная прогулка.

На следующий день мы проехали немаленькое село и начали двигаться через очередной лес, и тут моя подозрительность достигла своего апогея. Я даже не могла нормально ехать!

– Впереди засада. – Лекс притормозил Бэмора и, выпрямившись, закрыл глаза. – Сколько всего, не скажу, но двоих магов чую точно.

– Так, может, просто мимо едут? – подобрался ближе Альминт.

– Нет. – Эльф качнул головой и посмотрел прямо на него. – Оттуда фонит силой трийе.

Дейн! Я судорожно вцепилась в поводья. Опять он! Но сегодня со мной Рей… Так что ничего этому гаду не светит!

– О, наконец-то я с ним познакомлюсь, – воинственно оскалился мой Сфинкс и повернулся к алхимику. – Лекс, ты не забыл то, над чем мы работали?

– Обижаешь, – лениво усмехнулся тот и похлопал себя по бессменному патронташу. – Все с собой. Пойдем устраивать этим самоубийцам большой сюрприз?

– А как же, – хмыкнул Рей и посмотрел сначала на меня, а потом – на Нельсу. – Девочки, держитесь немного позади меня, чтобы, в случае чего, я успел среагировать. Ал, последи за ними.

– Разумеется, – склонил голову маг и направил своего скакуна к нам.

– Ну что, идемте приветствовать моего сородича, – кровожадно ухмыльнулся Рей и уверенно направил файмирна вперед.

Мне было страшно. Еще как! Да, я понимала, что теперь не одна. И помимо Сфинкса, который априори сильнее любого трийе, с нами сильный маг и талантливый алхимик, у которого явно что-то припасено для такого случая. Но прекратить бояться я так и не смогла. Только мысленно молилась… Кому? Наверное, небу. Просила защиты и хоть толику удачи. Чтобы у наших мужчин все получилось. О том, что сейчас наверняка кто-то будет умирать и меня накроет откатом, я старалась не думать. Зато, как оказалось, об этом ни на миг не забывал Рей. Он посмотрел на меня через плечо и твердо произнес:

– Алиса, если почувствуешь, что поймала чужую боль, сразу вцепляйся файмирну в гриву и держись так сильно, как сможешь. Если станет совсем плохо – сползай на землю. Хорошо?

– Хорошо, – согласно вздохнула я и сосредоточилась на том, чтобы хоть как-то унять бешено колотившееся сердце.

Мы на полном скаку выехали на опушку леса и сразу же увидели довольно-таки внушительную толпу, которая нас поджидала. А дальше… Честно говоря, я позорно пропустила самое интересное. Увидела только, как Лекс вырвался вперед и выбросил в стороны руки. И меня накрыло чужой болью. Я прикусила до крови губу и, как и советовали, прижалась к шее своего файмирна, изо всех сил стискивая его гриву. Как не свалилась – до сих пор не понимаю… Но, когда Рей стащил меня и прижал к себе, помогая справиться, вокруг уже валялась куча трупов разной степени обгорелости. Кстати, Нельсе было не лучше, чем мне, – она стояла немного в стороне, опираясь на Ала, и радовала нежно-зеленым цветом лица.

– Ты в порядке? – Рей обеспокоенно заглянул в мои глаза.

– Да, физический контакт сделал свое дело, – слабо улыбнулась в ответ.

– Хорошо, – кивнул мой рыжий страж и осторожно поставил меня на траву. – Иди к Лексу и не отходи от него ни на шаг. А я пойду, все-таки поищу этого шустрого сородича…

Меня сдали с рук на руки эльфу, а затем Сфинкс вышел немного вперед и издевательски крикнул:

– Ну и где же ты, Дейн? Хватит уже прятаться, я тебя все равно найду.

– А чего меня искать? – непонятно откуда раздался не менее издевательский голос. – Я давно уже здесь.

И в нескольких шагах от стража перекрестка появился мой главный ночной кошмар, мой враг и мучитель. Я судорожно вздохнула и вцепилась ногтями в руку Лекса. Ну же, Рей, уделай его! Давай! Черт с ним, я даже откат перетерплю! С радостью!

Но…

– Ты! – вдруг выдохнул Сфинкс и, сжав кулаки, подался вперед. – Я же убил тебя!

– Здравствуй, братец, – ехидно оскалился Дейн и медленно вытащил из рукава кинжал, в рукоятке которого блеснул красный камень. – Вот этим, что ли? Ай-ай-ай, смотреть надо, чем в родственников тыкаешь!

Братец?! Я почувствовала, как моя челюсть самым натуральным образом грохнулась на землю. То есть Дейн – и есть тот самый Арвирай, который убил Элизу?

– Похититель душ! – Рей неверяще посмотрел на оружие, вернее, на камень, а потом бросил быстрый взгляд на меня. – Рай, ублюдок, ты хотел получить душу Элизы!

– Ты всегда был немного тугодумом, Рей, – довольно осклабился тот, поигрывая опасным кинжалом. – Правда, не все у меня получилось… Но зато я остался жив, как видишь.

И опять Сфинкс бросил на меня косой мимолетный взгляд.

– О, поторопился насчет тугодумия, – ухмыльнулся мой враг, видимо, заметив эти гляделки. – Что, Рей, дошло, почему твоя маленькая Алиса до сих пор ничего не помнит? – и открыто на меня посмотрел. – Как жаль, что я понял, кто ты, только после твоего побега. Сейчас не было бы такой головной боли.

Под этим гадостным взглядом я вздрогнула и поспешила укрыться за широкой спиной Лекса. Дейн-Арвирай притворно вздохнул и опять сосредоточился на Рее. Но тот уже успокоился и был собран.

– Всего лишь плюс одна причина, чтобы тебя все-таки убить, – ровным тоном произнес он, закатал рукава рубашки и направился к своему давнему врагу.

– Ну попробуй, – Рай ухмыльнулся, а затем…

– Алиса, – жалобно пропищала рядом со мной Нельса, – у меня что, в глазах двоится?

Но я была в слишком сильном шоке, чтобы выдавить из себя хоть слово. Только стояла, широко открыв рот, и не могла отвести глаз от невероятной картины.

– Нет, малышка, – вместо меня отозвался Альминт.

Дейн, видимо, чтобы сбить всех с толку, принял облик Сфинкса. Сейчас, наверное, даже мать не смогла бы отличить, где старший сын, а где младший. Вот же гад, а!

А я… Да просто все кусочки пазла встали на места. К тому же в отличие от Ала, я видела разницу между замершими друг напротив друга мужчинами. У Рея волосы были немного светлее, а Рай оказался выше, да и в плечах немного шире.

– Святой мегабайт! – пораженно выдохнула я, когда ко мне вернулся дар речи. – Да они же близнецы!

– Что?! – воскликнули друзья.

– Она права, – подал голос молчавший доселе Лекс. – Если присмотреться – заметна разница. – Он криво ухмыльнулся. – То-то мне всегда чудилось, что у Дейна и Рея есть что-то общее… А это я связь близнецов учуял! Немыслимо… – Эльф покачал головой. – Как же так… Подобного рода связи настолько крепки, что даже мысль пойти против второго причиняет боль. Наверное, Арвирай попросту свихнулся!

– Это многое объяснило бы, – проворчала я, все еще не веря своим глазам.

Пока мы переваривали столь чудные новости, рыжие трийе закончили гляделки и бросились друг на друга. Арвирай с ходу попытался зацепить Эрвирея похитителем душ, но мой Сфинкс оказался быстрее. Черт, как обидно! Я помочь ничем не могла! А потому лишь с замиранием сердца наблюдала за боем и все четче понимала – не только смерть Элизы заставила Рея слететь с катушек. Осознание того, что самый близкий человек, почти что половинка тебя самого, хладнокровно предал, не могло не оставить своих следов. Сердце на миг сжала острая жалость. Мой бедный Сфинкс! В один момент потерял и любимую, и брата… Да уж, нелегко ему пришлось.

– Та-а-ак!

Зловещий голос Лекса моментально вывел меня из своеобразного транса.

– Дейн или Рай, без понятия, как его теперь называть, просто отвлекает внимание, – любезно пояснил эльф, быстро ухватив меня за руку. – А нас сейчас пытаются окружить наемники. Охота по-прежнему идет за тобой, Алиса. И, как назло, снарядов у меня больше нет.

Я тяжело сглотнула и завертела головой, выхватывая суматошным взглядом все новые детали. Например, слева от нас будто сами собой шевелились кусты, справа из травы выглядывал какой-то мужчина. Это только то, что заметила! А сколько пропустила, просто не зная, на что обращать внимание? Блин, да нас действительно почти окружили!

Лекс быстро достал свой неизменный арбалет, и я, предчувствуя, что накроет чужой болью, шустро упала на траву. Там сжалась в комок и зачем-то накрыла голову руками. Вскоре надо мной раздались несколько щелчков, а потом меня так скрутило, что я прокусила язык, чтобы не заорать. Но, несмотря на шум в ушах, все же слышала, что происходит вокруг.

– Рей, это засада! – рявкнул Лекс.

Мне было слишком плохо даже для того, чтобы просто голову поднять, потому я продолжала валяться на траве. Но буквально через мгновение меня подняли на руки. Я вдохнула ставший уже родным запах солнца и ветра и наконец-то позволила себе расслабиться. И сразу же начала отпускать боль. Хорошо, что хотя бы при физическом контакте мы с Реем можем обмениваться энергией.

– Любого, кто подойдет на расстояние ментального удара, я уничтожу, – повысив голос, произнес Сфинкс. – А ты, Рай, что, уже уходишь? Как же наша драка, дорогой братец? Или вид миари на моих руках тебя пугает?

– Не вижу смысла продолжать. – В голосе Арвирая явственно слышалась усмешка. – Впрочем, как и оставаться здесь… Жаль, не получилось Алису забрать, ну да и без нее справлюсь.

Я кое-как разлепила глаза, чтобы посмотреть на этого гада. Что-то мне подсказывало, что у Рая куча козырных тузов в рукавах, и главный он нам еще не показывал. Всмотрелась в ненавистное отражение любимого лица и едва не вскрикнула. Что-то будет! Плохое! Я чую!

– Кстати, Рей, думаю, тебе это интересно, – произнес Рай, медленно отходя назад. – Через несколько дней я буду уже на Фэрикате. Давно следует поставить перед Большим советом вопрос о твоей ликвидации. Доказательств твоего безумия у меня полно, да и свидетель имеется. Так что жди гостей! – зло выплюнул он и исчез.

Наемники поспешили последовать примеру главы своей гильдии и ретироваться с поля боя, а потому скоро на поляне остались лишь мы. Но я все равно никак не могла успокоиться и расслабиться. Да и Рей… Его сердце у меня под ладонью колотилось как бешеное, к тому же он так тяжело дышал!..

– Рей, – беспомощно взглянула на его застывшее лицо, – что теперь будет?

– Плохо будет, – ровным тоном отозвался мой Сфинкс. – Не знаю, каким образом, но Рай, видимо, нашел способ пройти через арку перехода без помощи стража и получить доступ к порталу в наш родной мир, Фэрикат. Наверное, из-за того, что ослабла моя связь с перекрестком миров…

Сфинкс сокрушенно вздохнул и, не отпуская меня, сел прямо на траву. Напротив нас расселись Нельса, Ал и Лекс.

– Старейшины рода, конечно, в курсе того, что я сошел с ума, – буднично проговорил Рей. – Но пока портал на Фэрикат надежно сокрыт в недрах перекрестка миров, это их мало волнует. Поэтому, собственно, меня так и не пытались устранить… Но если Рай доберется до Большого фэрикатского совета и поставит вопрос ребром… Вероятнее всего, позволят открыть патент на убийство. Я, конечно, далеко не простая мишень, но возможно всякое, да и выйти на меня без перекрестка трийе смогут. Именно потому самое лучшее решение – отправиться за Раем. Благо к самому перекрестку миров он переместиться не может, это доступно только стражам. Так что пара-тройка дней у нас в запасе имеется. Но сейчас меня больше беспокоит другое. – Сфинкс невесомо поцеловал меня в макушку. – Алиса, в Рае живет частица твоей души.

– Как это? – Я сначала опешила, а потом потребовала: – Объясни!

– Это даже я могу пояснить, – отозвался на диво меланхоличный Лекс. – Если я правильно понял, Элизу Рай-Дейн убил именно тем кинжалом. После этого душа оказалась заточена в камне на рукоятке, уж не знаю, зачем хозяину это было нужно… А в тот момент, когда Рей почти убил брата тем же кинжалом, душа Элизы стала свободной, но столкнулась с душой Рая. И зацепилась за нее, не дав этому мерзавцу помереть.

– Все верно, – подтвердил Сфинкс.

– В таком случае, Алиса, у меня для тебя плохие новости. – Эльф вздохнул и окинул меня сочувствующим взглядом. – Чтобы вернуть память и восстановить целостность души, тебе придется убить Арвирая. Своими руками и этим самым кинжалом.

Ой, как-то мне резко подурнело… Если уж я так бурно реагирую, когда рядом кому-то больно… Самой убить… Боюсь, есть шанс не пережить это занимательное мероприятие.

– Не волнуйся, я помогу, – ласково произнес Рей, на миг сильнее прижав меня к себе.

Спасибо, конечно, но все равно не вдохновляет… Ибо даже с физическим контактом меня накроет, точно знаю. И будет не просто плохо и больно… Черт, меня даже передергивало от одних мыслей об этом!

– А может, ну ее, эту целостность души? – тихо спросила, обведя присутствующих умоляющим взглядом.

– Боюсь, не получится, – покачал головой Лекс. – Без этого ты угаснешь. Сложно сказать, за какое время, но не думаю, что у нас есть больше пяти – десяти лет. И магия перекрестка миров здесь не поможет.

Что? То есть – не убью Рая, умру сама? И без вариантов? Вот же!.. Меж двух огней…

– Алиса, не думай пока об этом, – опять попытался успокоить меня Рей. – Сначала этого мерзавца надо догнать и обезвредить. А потом уже займемся твоей персональной проблемой. Я буду рядом, а значит, все будет хорошо.

Очень хотелось бы верить. Потому что пока никаких светлых пятен в будущем я в упор не видела… Тихонечко вздохнув, прильнула всем телом к Сфинксу. Ладно, действительно об этом думать пока рано. Есть заботы и поважнее.

– Кстати, зато теперь понятно, почему на тебя не подействовало заклинание забвения, которое пытался наслать Рай в том подвале, где ты просидела некоторое время, – задумчиво проговорил Лекс.

Хм, сколько он об этом знает… Прямо спец! Или действует по принципу – сам не маг, но теорию обязан знать?

– И почему? – вяло поинтересовалась я, еще не до конца придя в себя после всего произошедшего.

– Видимо, заклинание, которое он пытался на тебя наложить, стирает память со всех слоев, в том числе – с душевного. А так как в нем часть твоей души, это должно было подействовать и на него, – пояснил эльф. – Но, скорее всего, на нем была какая-то защита…

– Еще бы, – усмехнувшись, перебил друга Рей. – Арвирай – еще тот перестраховщик. Всегда таким был.

– Тем более, – безразлично пожал плечами Лекс. – Потому, вероятнее всего, заклинание просто рассеялось, так и не дойдя до первого слоя. Вот и получилось, что оно не сработало ни на нем, ни на тебе.

– Значит, в наших планах ничего особо не меняется., – Альминт вернул нас к сути разговора. – Вот только до перекрестка отсюда ехать добрую неделю. А ты, Рей, говорил, что у нас в запасе всего пара-тройка дней. Мы не успеваем перехватить Де… Арвирая, как бы ни старались.

Я уже окончательно оклемалась, потому и мозги заработали. Ал прав. Даже если мы будем нестись галопом большую часть дня, благо файмирнам такое под силу, все равно не успеем. И кто знает, что именно или кто именно будет нас ждать у перекрестка…

– Ты прав во всем, но на этот случай я когда-то сделал вокруг арки перехода… кое-что, – неприятно усмехнулся Рей. – Мне придется оставить вас ненадолго, чтобы проверить все и настроить. Только надо будет немного твоей крови, Алиса. Ты же не против? – Дождавшись моего уверенного кивка, он продолжил инструкции: – Вы, главное, двигайтесь дальше, а я поставлю на ауру Лекса метку и по ней вас найду. Только будьте очень осторожны, не нарвитесь на еще одну засаду. Договорились? – И он пытливым взглядом обвел нас всех.

– Можешь не беспокоиться, – отозвался серьезный эльф. – Мы будем осторожны. И уж я позабочусь, чтобы незамеченными к нам не подобрались.

Сфинкс вздохнул и скользнул пальцами по моей шее. По ненавистному камню, который портил нам все!

– И я не услышу, если тебе придется худо, – произнес с таким сожалением, что я просто не смогла не поднять голову и не улыбнуться светло и ободряюще. Дескать, не боись, милый, прорвемся!

– А ты на меня не просто метку поставь, а свою любимую. Ту, которая на Алисе стояла, – с ухмылкой предложил Лекс. – Тогда я тебя в любой момент позвать смогу.

Рей расхохотался. Весело и от души. Хм, что же такого смешного сказал эльф, я не понимаю…

– Не боишься, что маги и мои сородичи, которые обязательно придут в Этсель после снятия блокировки перекрестка, с тебя потом не слезут? – ехидно подколол мой рыжий страж друга. – Ты же в курсе, что такая метка до конца не снимается! А трийе известны… разнообразными вкусами.

Блин, да о чем они? Я себя последней блондинкой чувствовала! Поймала взгляд Нельсы и поняла, что блондинок здесь все-таки две. Потому что Ал не проявлял никаких признаков интереса, только ухмылялся, а подруга недоуменно хлопала ресницами не хуже меня.

– И что? – Эльф вскинул светлую бровь. – Уж поверь мне, науку, как отшивать извращенцев, я освоил в совершенстве.

А я… Раскрыла рот от удивления. То есть если поставить такую метку… это словно признать, что Рей и Лекс были любовниками?! Ой не могу! Я тихонько хихикнула, а потом звонко расхохоталась.

– Чудно, – раздался мрачный голос Нельсы. – Вижу, Алиса все поняла. А мне кто-нибудь объяснит, что в этом такого веселого?

– Малышка, такие метки Сфинкс ставит только на возлюбленных или любовников. Это словно знак на ауре – мое! – Ал притянул нахохлившуюся подругу к себе и поцеловал в висок. – Так что…

Мы с Нельсой с одинаковым нездоровым интересом воззрились на насмешливо улыбающегося Лекса. И что, ему не все равно? Это же на ауре на всю жизнь пятно останется! Да и Даре будут в глаза тыкать, я уверена. Пусть не свои, не эльфы с дриадами, но знающие люди точно будут.

– Что вы на меня так смотрите? – хмыкнул алхимик и окинул нас лукавым взглядом. – На самом деле совершенно не важно, что будут думать другие. Для особо ретивых любителей экзотики у меня имеется очень простой рецепт: два раза по морде – и вопросы сняты. Даре я тоже объясню, уверен, она поймет правильно. А артачиться, если есть шикарный способ быстро позвать Рея к нам, не вижу совершенно никакого смысла.

На этом тема была закрыта, и мы занялись делом. То бишь я, Нельса и Ал – обедом, а Рей с Лексом – меткой. Короче, у меня появилось свободное время, чтобы хорошенько подумать и попытаться поймать за хвост одну мыслишку, которая все никак не хотела даваться в руки… Но я решила не сдаваться, и через добрый десяток минут выноса мозга самой себе таки ее сделала! И замерла, с задумчивым видом уставившись вдаль.

Раю была нужна моя сила. Та самая сила, которой я как миари подпитывала Сфинкса. Причем та часть, которую он получал, его не устраивала – иначе не пытался бы соблазнить меня под личиной Рея… Или в своем настоящем облике, тогда я не присматривалась. А значит, что? Ничего хорошего…

– Алиска, ты чего замерла столбом? – окликнула меня Нельса. – Ты же обещала травок для каши поискать!

– Не до того, – обронила я и, повысив голос, позвала: – Рей!

– А? – отозвался он, не прекращая водить руками над головой у Лекса, который валялся на траве с самой постной физией.

Пришлось самой подойти ближе, а за мной подтянулись и заинтригованные маг с подругой.

– Я думаю, у твоего братца есть еще какой-то козырь, – без обиняков сказала я и уселась на траву рядом с эльфом. – Вот только вопрос в том, успел ли он воплотить свои планы в жизнь…

– Поясни, – потребовал Рей, по-прежнему не отрываясь от своего занятия.

– Смотри сам. – Я вздохнула и подняла лицо к небу. – Каждый день он забирал у меня энергию, причем так, что я потом добрых часов шесть была в отключке. Для чего она ему нужна?

– Хороший вопрос… – пробормотал нахмурившийся Альминт.

– А потом он попытался взять в десять раз больше, прикинувшись мной, – подхватил мою мысль Сфинкс. – Попытка, конечно, провалилась, но… – Его руки над головой Лекса на миг замерли, а потом опять задвигались. – Даже не представляю, что такого мог придумать Рай. Моя фантазия пасует. Но ты права, надо держать ухо востро. – И мой страж перекрестка миров нахмурился. – Честно говоря, не нравится мне это.

– И мне, – не открывая глаз, отозвался эльф. – Говорю прямо – моя интуиция вопит, что грядет гадость.

Когда Рей закончил с меткой на ауре друга, мы попытались провести мозговой штурм и понять, что же может нас ждать, но… Так ни до чего и не додумались.

А потому Сфинкс, набрав моей крови, взял поводья своего файмирна, еще раз строго попросил не геройствовать и чуть что – звать его, после чего исчез. Вместе со скакуном. А мы продолжили наш путь, следуя строго за Лексом, который острым взглядом придирчиво осматривал чуть ли не каждый куст. Все населенные пункты, которые попадались по дороге, мы старательно объезжали – дружно пришли к выводу, что сдал нас кто-то из того села, которое мы проехали до засады. Ал обмолвился, что у гильдии наемников издревле есть какой-то секрет быстрой передачи сведений, что конечно же тоже подтверждало наши подозрения.

Так что файмирны бодро рысили по грунтовой дороге, лесным тропкам и просто полями, солнышко медленно, но уверенно катилось к закату, а мы понемногу расслаблялись. Кажется, Арвирай решил все силы бросить на перекресток миров. Ну и хорошо, надеюсь, Рей ему там нос прищемит. Или голову оторвет, но это уже так, мечты.

– Слушай, Лекс, – я поравнялась с эльфом, – можно вопрос?

– Мм? – Он бросил на меня косой взгляд.

– Откуда ты столько знаешь о трийе? Такое ощущение, что ты ими активно интересовался…

– Так и есть, – усмехнулся он и подмигнул мне. – Эта раса всегда была мне интересна, а особенно – личность Сфинкса. – Лекс негромко рассмеялся. – Кто бы мог подумать, что все так сложится.

– Вот уж точно, – хихикнула я. – Ирония судьбы не…

Договорить не успела. Дикая боль обожгла, словно жидкий огонь, и я, закричав, попросту свалилась с файмирна, больно ударившись боком о землю. Перед тем как потерять сознание, я еще услышала разгневанный рык эльфа.

В себя пришла от того, что меня кто-то тряс за плечи.

– Алиса, очнись! Ты должна помочь!

Кажется, этот отчаянный голос принадлежал Альминту, но я могла и ошибаться. Так как мне было плохо. Очень. Болела вся правая сторона, которую я ушибла, свалившись с файмирна. Во рту было сухо, а легкие горели огнем. У-у-у, что же это такое?! Убили, что ли, рядом с нами кого-то, а я откатом отгребла?

– Алиса!

Щеку обожгла пощечина. Так что пришлось собирать себя в кучу и разлеплять глаза. Мутный взгляд тут же выхватил бледного как смерть мага.

– Ал, что случилось? – прокаркала я, пытаясь вдохнуть полной грудью. Получилось не особо, потому зашлась в приступе мучительного кашля.

– Нельса! Ее подстрелили из лука! Она умирает! Помоги ей!

Мне моментально стало лучше. Потому что поплохело. Парадокс, но случилось именно так.

Я подорвалась на ноги – где только силы взяла?! – и завертела головой. Выхватила взором шесть трупов, четырех лошадей без всадников, которые паслись неподалеку, и руки, безвольно свисавшие с ближайшего дерева. Черт, засада… А я отвлекла Лекса, и он ее проворонил! Вот дура, а!

Немного поодаль заметила белоснежную макушку алхимика, который склонился над землей. Ага, видимо, Нельса там. Уж не знаю, чем я могу помочь… О святой мегабайт, она из-за меня пострадала!

Сделала несколько шагов и чуть не свалилась на землю – перед глазами заплясали черные круги, а колени подогнулись. Хорошо, Ал подоспел вовремя и успел меня подхватить. А потом повел туда, где, как я четко слышала, негромко ругался эльф.

Дойдя до места… я обессиленно упала на колени рядом с подругой.

Выглядела Нельса плохо. Посерела, шумно дышала, а на животе расплылось красное пятно. Мне хотелось то ли ущипнуть себя, чтобы проснуться, то ли позорно разреветься на быстро вздымающейся и опадающей груди. Я виновата! Я!

– Увы, я сделал все, что мог, – грустно поведал Лекс. – Она сейчас придет в сознание, но исцелить ее не в моих силах. Я все же не целитель.

А я – всего лишь травница. И лечить смертельные раны тоже не умею.

Почему-то я зацепилась за последнюю мысль. Смертельные раны, смертельные болезни, смертельные… Зачесался неприметный тонкий шрам на предплечье, заставив меня потрясенно вскинуться. Амелиум! Я о нем совсем забыла! Подумаешь, только сорок процентов шанса на успех! Но не ноль же, как без него!

– Нельса, – я негромко позвала подругу, – ты меня слышишь?

Ее ресницы дрогнули, а потом она все же сумела открыть глаза.

– Амелиум. У тебя есть?

Едва заметное движение головой. Отрицательное. Чё-о-орт, что же делать! Тот, что вшит в мою руку, настроен только на меня!

– Алиса, что такое амелиум? – раздался встревоженный голос Ала.

– Не мешай! – рыкнула, даже не глядя в его сторону, а потом сосредоточила все свое внимание на умирающей подруге. – Тот, что у меня, как-то перенастроить можно?

Она открыла рот и явно попыталась что-то сказать. Я решительно нагнулась, так, чтобы ухом почти касаться ее губ. И все-таки услышала прерывистое:

– …тонкую часть… пальцами. Потом… с другой… стороны… в кровь… мою. И… в рану…

После чего Нельса закатила глаза, потеряв сознание.

Значит, шанс есть. Я шумно вдохнула и решительно потребовала:

– Нож дайте.

– Зачем? – осторожно спросил Лекс, видимо не уверенный в моей вменяемости.

– Резать себя буду, – рыкнула я и требовательно протянула руку. – Давай! Быстро, пока она не умерла.

А вот Ал такими глупыми вопросами не задавался. Без сомнений протянул узкий нож:

– Держи.

С благодарностью посмотрела на него и взвесила явно кухонное приспособление в руке. Этой штучкой точно никого не убивали, иначе я бы не смогла его так спокойно взять. Впрочем, как раз это сейчас не имело никакого значения.

Снимать рубаху я не стала, не до того было. Разрезала плотную ткань и примерилась к едва заметному шраму. Страшно, конечно… Но ради подруги…

– Что здесь произошло? – встревоженный голос Рея, который, видимо, только-только успел явиться на зов, слышался словно через вату. Мне было не до него.

Острая боль прошла почти мимо меня, так я сосредоточилась на процессе. Осторожно, по шраму, разрезать кожу, а потом – мышцы, не задев капсулу амелиума. Потом зашипеть на кого-то, кто порывался помочь, и, прикусив губу, чтобы не орать, выковырять из кровоточащей раны свою последнюю надежду. Трясущимися пальцами сжать приплюснутый конец и макнуть пилюлю в кровь слабеющей на глазах Нельсы. Амелиум едва заметно засветился зеленым, принимая перенастройку.

Ну что же… Буду молиться всем богам всех пантеонов, чтобы получилось. Осторожно вложила капсулу в рану и зачем-то прикрыла окровавленный живот подруги рукой.

Ну же, давай!

Меня попытались оттащить, но я зарычала и, кажется, приложила этого доброхота локтем. А сама не отрывала взгляда от едва дышащей Нельсы. И чем дольше ничего не происходило, чем тише дышала подруга, тем сильнее мне хотелось разреветься в голос. Неужели не сработало?! Так нечестно! Она должна жить, должна! Все не может закончиться вот так!

А потом…

– Сердце остановилось. – Кажется, это был Лекс. – Увы…

Нет… Нет. Нет!..

Не понимая, что делаю, вцепилась в плечи подруги и закричала изо всех сил:

– Нельса, не смей! У тебя еще вся жизнь впереди! Создательница, мать твою, это не смешно – попасть в те шестьдесят процентов, которых убивает твой амелиум! Дыши, кому сказано!

– Алиса, это не поможет. – Мягкий голос Рея, а потом…

Нельсу выгнуло дугой.

– Сердце бьется! – изумленно проорал Лекс. – Не знаю, как, но оно бьется!

Что? Получилось?! Да-а-а!!! От облегчения я разревелась и уже не сопротивлялась, когда меня отодрали от подруги, а потом принялись укачивать как маленького ребенка.

– Не плачь, моя хорошая, – шептал мой зеленоглазый страж перекрестка. – Все получилось, Нельса будет жить.

И от этих слов слезы катились все быстрее. От радости. И от облегчения.


Глава 4 | Безумный Сфинкс. Салочки с отражением | Глава 6



Loading...