home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Вы меня везите хоронить…»

Тем временем майор Олег Андреич Порываев, который занимался гибелью Альцшулер, дал адвокату Нойкину пакет из документов – свидетельство о смерти Маргариты и разрешение покойную кремировать. Останки бедной женщины уже сказали экспертизе, что смогли.

Душеприказчик Нойкин сделал все, как обещал. Эксперты, приглашенные смотреть картины, установили, что уцелело только пять оригиналов из двенадцати полотен знаменитых мастеров. Вместо семи шедевров теперь висели копии. Подделки, что тут скажешь, удались. Были точны, весьма небесталанны.

– Особенно – «Мясницкая» Машкова, – один специалист был очень сильно впечатлен. – Я полагаю, что сам автор не отказался бы поставить свою подпись.

На пять картин, замененных на копии, существовали дарственные. Три были у Сергея, две – у Строева. Куда и как исчезли «Прачки» Гончаровой, «Вид Москвы» Машкова – придется узнавать.

Найти же внучку Маргариты не составило труда – жива, здорова, восемнадцать лет, и вышла замуж. Когда душеприказчик позвонил её на мобильный и рассказал о смерти её бабушки Альцшулер, то получил ответ:

– Свяжитесь с мамой, я совсем не знаю папину родню.

Но тут же изменила пожеланье:

– Я, лучше, переговорю, и вам перезвоню. На этот номер можно, вы с которого звоните?

Нойкин успел спросить Екатерину, где её отец? Ответ его не удивил – куда он только не закидывал запросы? Повсюду отвечали, что не имеют сведений, где этот гражданин.

Примерно через час душеприказчику Сергею позвонили. Он разбирался в номерах и понял, что звонок из заграницы. Звонила женщина. Была она взволнована, спешила разобраться.

– Простите, Катя говорила – вы Сергей? Я слышала про вас от Маргариты. Я – родственница, Алла Гольдина, гражданка США. Скажите, ради Бога, что случилось?

Он информировал гражданку США, что Маргарита умерла, уже назначена кремация, и он оповещает всех. Он даже дал ей дополнительную справку: Марго Альцшулер, в свое время, обратилась к нему с просьбой, как к другу и юристу, и наказала проследить за исполнением её последней воли. Прощание назначено в одиннадцать в ближайшую субботу. Выходит – послезавтра. Все состоится в крематории, уже заказан зал.

Повисла и висела, (уж простите за банальность) гробовая тишина, и Нойкин начал опасаться, что прервалась связь. Но вдруг он все-таки услышал:

– Спасибо. Я приеду. Катя будет. Ну, и, конечно, будет Вера. Когда поедете Марго из морга забирать?

Когда он объяснил, что тело уже в морге, в Митино, там, где и крематорий, гражданка Гольдина сказала:

– Хорошо. Спасибо, все там будем.

По-русски сочетанье этих слов привязано к особому значенью, но Гольдина – гражданка США. И даже говорит с акцентом.

Сережа Нойкин уточнял у Порываева, сказать ли внучке, что, возможно, ей достанется наследство? Решили, что пока что – лучше нет. Зачем ей шкура неубитого медведя?


* * * | Кавалер умученных Жизелей (сборник) | * * *



Loading...