home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Оставшиеся до Рождества дни леди Гренвилл изматывала себя поездками на зимние балы и обеды. Она не отклонила ни одного приглашения и к тому же каждый день после завтрака выходила на прогулку с Лоренсом и Люси, чего бы это ни стоило ее больной ноге.

Леди Боффарт, замечавшая, как все более бледной и уставшей кажется Эмили, с нетерпением ждала Рождества. На следующий же день она заставит племянницу уложить багаж, только самое необходимое, и Гренвилл-парк наконец-то останется позади вместе со своим неверным хозяином.

Подруги переживали за Эмили, но если Сьюзен сомневалась в правильности ее намерений, то Джейн целиком и полностью их одобряла. Как и ее брат, бывший самым верным другом леди Гренвилл.

Как только до Ричарда дошли сплетни, он явился к Эмили, вне себя от праведного гнева. Соммерсвиль был намерен «как следует встряхнуть этого болвана», как выразился он об Уильяме, и молодой женщине стоило немалого труда уговорить Ричарда оставить все, как есть.

Лорд Гренвилл как раз уехал на несколько дней в Лондон, навестить Джорджа Пейтона по какому-то делу и купить подарки на Рождество, но, скорее всего, чтобы повидать свою любовницу. Ему очень повезло, что Соммерсвиль не застал его, иначе между друзьями неминуемо случилась бы ссора, навсегда разрушившая их дружбу.

– Я надеялся, что рано или поздно он оценит сокровище, которое ему послала судьба, – ворчал Ричард, не успокоившийся даже после двух чашек чая.

– Как и я, – Эмили улыбнулась про себя – друзья приезжали утешить ее, а на самом деле это ей приходится успокаивать их, убеждать, что она будет счастлива и без Уильяма. – И он не виноват, что влюбился в миссис Рэйвенси, ты должен это понимать.

– Я и понимаю, – Соммерсвиль слегка покраснел, вспомнив, очевидно, свои настойчивые ухаживания за миссис Рэйвенси. – Но он не должен был давать волю этому чувству. Никогда бы не подумал, что он способен на такое лицемерие! А ведь я знаю его с самого детства!

– Он способен на большее, поверь мне, – леди Гренвилл вспомнила о загадочной женщине, требовавшей от Уильяма позаботиться о своей дочери и ее ребенке. Этот секрет лорда Гренвилла так и оставался нераскрытым, и Эмили не представляла, как подступиться к нему, не спрашивая Уильяма прямо о том, кто была та женщина.

– Эмили, послушай… – Ричард нервно улыбнулся, огляделся по сторонам, словно в поисках поддержки, но, так и не найдя, за что зацепиться взглядом, снова повернулся к собеседнице. – Я говорил тебе однажды, что буду рад обвенчаться с тобой, когда тебе надоест терпеть отвратительное поведение Уильяма…

– Да, что-то подобное ты действительно говорил, – она в притворном удивлении подняла брови. – И что же, ты полагаешь, это время настало?

– А почему бы и нет? – насмешливый тон Эмили неожиданно задел джентльмена. – Твое сердце разбито, мое тоже, но мы, как это ни странно, хорошо понимаем друг друга. Почему бы нам не избавиться от одиночества вместе? Я обещаю, что тебе не будет скучно! Только представь, как мы повеселимся, когда увидим лица наших соседей!

– Еще бы! – подхватила Эмили. – Леди Гренвилл сбегает от мужа с его лучшим другом, игроком, чьим состоянием, вернее, тем, что от него осталось, управляет отец его сестры! Ах, Ричард, ты развеселил меня сейчас, и давай остановимся на этом.

– Весь последний год я почти не играл, – насупился Соммерсвиль. – И мистер Несбитт настолько хорошо управляет моими деньгами, что скоро я, пожалуй, смогу содержать жену. Джейн и Эдмунд будут счастливы, если ты поселишься вместе с нами. И твоя прелестная воспитанница тоже, конечно.

– Хватит, Ричард, ты не можешь говорить об этом всерьез, – затянувшаяся шутка обычно вызывает раздражение, так случилось и на этот раз. – Я не собираюсь снова выходить замуж, нет уж, лучше быть свободной, как тетушка Розалин.

– Но, Эмили…

– Довольно! Рано или поздно ты позабудешь мисс Феллоуз и встретишь другую девушку, которую полюбишь так же сильно. И не сможешь жениться на ней, потому что у тебя уже будет жена, с которой тебе всего лишь «весело»! Что тогда? Еще один развод? Ты и без того не считаешься завидным женихом, а в этом случае ни один отец не согласится выдать за тебя свою дочь!

– Ну, хорошо, я сдаюсь, – проворчал Соммерсвиль. – Хоть ты меня и не убедила.

– Пройдет время, и ты поймешь, что твой благородный порыв мог сослужить тебе дурную службу, если ты, конечно, не подшучиваешь надо мной. – Ричард протестующе замотал головой, и Эмили вдруг представила выражение лица лорда Гренвилла, если бы он узнал о браке своей жены и друга детства. На мгновение ей захотелось сыграть этот спектакль. Соммерсвиль уловил, как изменился ее взгляд, из раздраженного превратившись в лукавый, и тут же воспользовался переменой ее настроения.

– Я говорил искренне, дорогая, мне кажется, мы могли бы быть счастливы, на свой лад. Но я понимаю твое нежелание вступать во второй брак, в котором нет любви. Однако же мы можем подшутить над твоим неверным мужем. Уильям заслуживает наказания!

– Прежде я не думала о мести, но, пожалуй, ты прав, – задумчиво протянула леди. – Предлагаешь устроить напоследок розыгрыш для соседей и сочинить сплетню о нашем романе?

– Не о романе, а о будущем браке, – решительно возразил Ричард. – Твоя репутация не должна пострадать.

– Какое мне дело до нее, если я все равно уеду из Торнвуда, да и из Англии? – Эмили чувствовала, что эта идея невольно захватывает ее.

– Тогда нам надо все продумать! – оживился Соммерсвиль. – Уверен, Джейн нам поможет. Она чертовски зла на Уильяма!

– Что касается твоей сестры… – леди Гренвилл нахмурилась. – Как ты думаешь, она счастлива в браке?

Лицо Ричарда вытянулось, он неопределенно пожал плечами.

– Надеюсь, что так.

– Джейн не выглядит такой счастливой, какой была Сьюзен в первые дни замужества, да и потом тоже. Ты живешь с ними в одном доме и должен все замечать, скажи, Эдмунд не обижает ее?

– Я бы этого не допустил! Но я не видел, чтобы они хоть раз поссорились или даже повысили голос друг на друга. Может быть, Джейн трудно привыкнуть к тому, что она теперь не свободна? Она привыкла все решать сама за себя, да и за меня. А ее муж – человек совсем другого склада. И потом, Эдмунд проводит намного больше времени в Лондоне, нежели здесь.

– Не в этом ли причина? Они только что поженились, а супруг уже оставляет ее одну.

– Джейн знала, что выходит замуж за дельца, и что он не станет сидеть рядом с ней и читать вслух. Мне казалось, она нашла именно такого мужа, какого искала.

Эмили была озадачена поведением подруги. Миссис Стоунвилль не жаловалась, на вопросы и поддразнивания подруг отвечала своим обычным, ровным, тоном, но глаза ее не светились от счастья.

– Что, если она разочарована в своем браке? – Леди Гренвилл надеялась, что брат Джейн рассеет ее беспокойство, но Соммерсвиль, похоже, тоже чувствовал, что его сестра что-то скрывает или же что-то гнетет ее.

– Еще слишком рано говорить это, – Ричард не выглядел уверенным в своих словах. – За три недели они, наверное, не успели привыкнуть друг к другу, понять и принять чужие привычки и взгляды. Должно быть, это очень непросто для них обоих, но со временем, надеюсь, моя сестра научится соглашаться с мнением супруга, даже если считает его неправым, а Эдмунд поймет, что она намного умнее, чем мужчины привыкли думать о слабом поле.

– Хорошо бы это было именно так! – несмотря на то, что Эдмунда Стоунвилля когда-то полюбила ее старшая сестра, Эмили не находила его неотразимым. Как будто пережитые горести оставили морщинки не только на его лбу, но и на его душе. Лучше бы Джейн было влюбиться в кого-то с более легким нравом! Но после того как Ричард спустил за карточным столом ее приданое, у его сестры возникло отвращение к молодым джентльменам подобного склада, и ее никак нельзя было за это винить.

– Моя сестра ни с кем не откровенна так, как с тобой. Если с ней что-то происходит, рано или поздно она поделится с тобой своими тревогами, а до тех пор не стоит расстраиваться из-за Джейн, когда ты сама стоишь на пороге необходимых, но тяжелых перемен, – иногда Соммерсвиль удивлял друзей неожиданно глубокими для него суждениями. – На следующий день после того, как вы с леди Боффарт и прелестной мисс Хаттон уедете из Торнвуда, я шепну Риддлу, что собираюсь сделать тебе предложение, как только ты получишь развод. Или пусть это сделает Джейн.

– Почему Риддлу? – неожиданный выбор наперсника очень удивил Эмили. – Он уже успел прослыть неисправимым болтуном, думаешь, кто-то поверит ему?

– Наши соседи поверят чему угодно, лишь бы у них появилась новая тема для разговоров зимними вечерами. Тем более ты ведь на самом деле уедешь, – возразил Соммерсвиль. – Нам поможет и то, что Риддл – чужой в Торнвуде, рано или поздно он вернется в Лондон. Я скажу ему, что не собираюсь раскрывать наш с тобой секрет торнвудским знакомым, и попрошу быть шафером на свадьбе, ведь у меня в Лондоне нет близких друзей.

– О, я понимаю, – кивнула леди. – Миссис Блэквелл и все остальные сочтут эту историю правдоподобной. Риддл проболтается об отведенной ему роли, и ни у кого не возникнет сомнений, почему ты выбрал его, Торнвуд снова превратится в гудящий улей!

– Ты не находишь, что в последние два года жизнь в городке стала намного более увлекательной, и кое-кто из нашей компании имеет к этому самое непосредственное отношение, – усмехнулся Ричард. – Убийства, кражи, шантаж… Когда Риддл услышал о трагедиях в пансионе, а затем еще и о преступлениях Кэтрин Рис-Джонс, он ушам своим не мог поверить! В его понимании, в маленьких городках никогда ничего не происходит.

– Да уж, он проявил непростительную наивность, – усмехнулась Эмили. – Однако же неужели его дядя, суперинтендент, ничего не рассказывал Риддлу и его родителям обо всех этих происшествиях и преступлениях?

– Полагаю, Миллз очень мало говорил о тех случаях, когда ему не удалось блеснуть своими способностями и найти преступников раньше тебя, – откровенно рассмеялся Соммерсвиль.

– Не будем забывать, что это ты помог сбежать мнимой Шарлотте Феллоуз, а в разоблачении Кэтрин Рис-Джонс принимали участие и Джейн, и Уильям, и ты. Но ты прав насчет Миллза, – леди Гренвилл вспомнила недовольное лицо суперинтендента. – Значит, его племянник находит свой визит в Торнвуд достаточно занимательным…

– Он очень живо интересуется всем, что происходило в городе и соседних поместьях, – подтвердил Ричард. – Даже больше, чем здешними молодыми леди. Впрочем, у каждого свои интересы.

– Возможно, он опасается вновь попасть в неприятную историю вроде той, из-за которой ему пришлось уехать, – ответила Эмили, добавив про себя: «Или он тоже пишет романы, как моя тетушка Розалин. Вот только для этого занятия Риддл чересчур глуп. Но он навряд ли оценивает себя подобным образом, так что все возможно».

Друзья еще немного поговорили, и Соммерсвиль собрался уезжать, перед этим повидавшись с Люси и Лори. Не без труда, но Эмили все-таки удалось заставить Ричарда дать ей слово не устраивать никаких объяснений с лордом Гренвиллом, ради нее. Пускай скандал разразится, когда ее уже не будет в Торнвуде.

Соммерсвиль неохотно дал это обещание, но был решительно настроен вычеркнуть Уильяма из числа своих близких друзей. И утешался планом возмездия, детали которого собирался обсудить с сестрой.

К сожалению или к счастью, этот план не был исполнен, так как леди Гренвилл не удалось покинуть Торнвуд вместе с леди Боффарт и Люси.


предыдущая глава | Наследник Монте-Кристо | cледующая глава



Loading...