home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Миссис Даррем выглядела опечаленной, что было совершенно не свойственно этой решительной женщине, управлявшей домом сильной рукой. Эмили знала, что экономка не появится у нее в такое время без важной причины.

– Что-то случилось, миссис Даррем? – спросила хозяйка дома.

– Да, миледи. Кухарка узнала эту новость от молочника и рассказала мне, а ее помощницы уж наверняка разболтали всем остальным слугам. Я решила, что вам лучше узнать об этом от меня.

Эмили невольно занервничала, но то, что новость принес молочник, немного успокоило ее – значит, беда стряслась не с кем-то в доме.

– Я готова выслушать вас, миссис Даррем. – Леди Гренвилл говорила спокойно, но взгляд ее выражал нетерпение.

– Вчера во время праздника вор украл сумочку у одной женщины, – начала миссис Даррем.

– Я слышала ее крик. – Эмили не ожидала, что речь пойдет о владелице модной лавки. – Ей нужна помощь?

– Нет, миледи. Дело в том, что грабитель не остановился на этом. В пустынном проулке он напал на другую женщину, ограбил и… убил ее. – Экономка запнулась, когда произносила это ужасное слово.

– Господи! – Эмили вцепилась пальцами в край столешницы. – И кто эта женщина? Я знаю ее?

В этом вопросе не было нужды. Если б дела обстояли иначе, миссис Даррем не стремилась бы сама рассказать леди Гренвилл о торнвудской трагедии.

– Увы, да. Это мисс Вернон, молоденькая учительница из пансиона…

Эмили замерла в своем кресле, только пальцы побелели – с такой силой она держалась за свой столик. Перед глазами промелькнуло веселое, живое лицо мисс Вернон. Девушка была такой юной, приветливой, весьма неглупой… Со временем она могла бы стать незаменимой помощницей миссис Рэйвенси, ее любили ученицы, и на нее с симпатией смотрели горожане. Она могла даже выйти замуж и навсегда остаться в Торнвуде. И вот ее жизнь оборвалась по вине какого-то бродяги, негодяя, ради нескольких шиллингов готового совершить непоправимое.

Леди Гренвилл подняла на экономку печальный взгляд, по ее бледным щекам потекли слезы.

– Мне так жаль, миледи. – Пожилая женщина хотела бы обнять и утешить эту леди, способную сопереживать столь многим людям, но она никогда бы не осмелилась на такое. Хорошо, что в доме сейчас леди Боффарт и ее подруга, уж они сумеют найти нужные слова, чтобы успокоить хозяйку – примерно так думала миссис Даррем, когда Эмили попросила оставить ее одну.

Леди Пламсбери, Расселы и их тайны были на время забыты. Эмили плакала о мисс Вернон до той самой минуты, когда к ней вошла тетушка Розалин. Увидев племянницу с опухшими глазами, леди Боффарт тотчас бросилась к ней.

– Боже, что с тобой, дорогая моя? Лоренс заболел? Или ты получила плохие вести?

– Да, тетушка. – Эмили позволила обнять себя и уткнулась лицом в округлый бок своей тетки, затянутый в синий шелк. – Погибла мисс Вернон…

– Та милая учительница? – Леди Боффарт тут же вспомнила Элис. – Это большое несчастье для пансиона и всех, кто знал эту девушку. Что же с ней случилось?

– Вчера она не дождалась окончания церемонии и пошла домой одна, какими-то узкими переулками… И грабитель подстерег ее… и убил.

– О, бедняжка, какая злосчастная судьба! – Леди Боффарт сочувственно покачала головой и тут же нахмурилась. – Но мне казалось, ваш Торнвуд – спокойный городок, и констебли надежно защищают его жителей от преступников. По крайней мере, от грабителей из простонародья, об убийцах из общества я сейчас не говорю.

– Так и есть, вернее, было до сих пор. – Эмили достала платочек и принялась вытирать слезы. – За все годы, что живу в Гренвилл-парке, я лишь несколько раз слышала о кражах, случившихся в городе. Но чтобы воры кого-то убили… нет, такого прежде не бывало.

– Должно быть, девушка не хотела отдавать свои вещи. Или преступник боялся, что она узнает его, может быть, она стянула с его головы капюшон или как-то еще смогла увидеть его лицо. В маленьких городках воры должны тщательно маскироваться, иначе их очень быстро схватят.

– Наверное, все так и было. Думаю, сегодня в церкви мы услышим много подробностей случившегося, и не все из них будут правдивыми, – разговор помогал Эмили успокоиться.

– Не лучше ли тебе остаться дома? – Тетка приложила прохладную ладонь ко лбу племянницы. – Ты так расстроена и выглядишь совсем больной. И вчерашний день утомил тебя, столько простоять на ногах…

– Сперва я хотела остаться, но теперь решила, что поеду. Агнесс, должно быть, вне себя от горя, а ей ведь надо присматривать за девушками! Нужно как-то ободрить ее. Как все они радовались переезду в новый дом! – Эмили внезапно вспомнила о школе. – Мы надеялись, что осенью пансион заполнится, а теперь некоторые родители могут и не отпустить своих дочерей в Торнвуд!

– Уличные грабежи случаются во всяком городе, милая. – Леди Боффарт присела напротив и старалась подобрать слова, чтобы поскорее успокоить Эмили. – Девушкам не следует гулять в одиночку по городу и уж тем более не стоит приближаться к пустынным переулкам. И хорошо бы, чтобы в доме был хотя бы один мужчина. Пусть попечительский совет наймет лакея, садовника или кого-то еще, кто мог бы жить рядом с ними и при необходимости отпугнуть грабителя.

– Вы правы, тетушка, но со слугой им придется подождать. Нужно сперва заняться поисками новой учительницы. Ох, бедная Агнесс, она доверяла мисс Вернон и полагалась на нее, а девочки успели полюбить Элис, особенно маленькая Бет. Я могу себе представить, как она страдает, она ведь словно потеряла старшую сестру!

Леди Боффарт вполне понимала чувства Эмили и поспешила предложить план, который поможет обитательницам пансиона оправиться от горя и одновременно даст ее племяннице возможность сделать что-то для своей новой подруги Агнесс и ее подопечных.

– Почему бы тебе не пригласить миссис Рэйвенси и девушек погостить немного в Гренвилл-парке? Это поможет им отвлечься и прийти в себя до того, как наступит пора открывать школу. Тем более что в доме нужно кое-что доделать.

– О, это чудесная мысль, я должна была сама догадаться! – Эмили заметно оживилась, как и надеялась тетушка. – Вот только что скажет Уильям?

– Я не думаю, что твои гостьи нарушат его уединение. Может продолжать прятаться в своем кабинете, а мы здесь будем рукодельничать и музицировать, устроим пикник у озера и придумаем другие развлечения!

– А одна из нас будет читать вслух роман мистера Мартинса, – наконец-то леди Гренвилл улыбнулась. – Я сегодня же приглашу Агнесс и девочек, а мой муж волен делать, что ему угодно. Если его не устроит наше общество, пускай едет в Лондон. Хотя ему нравится беседовать с миссис Рэйвенси, он считает ее одной из немногих разумных женщин в своем окружении.

– К тому же она так красива, – многозначительно прибавила тетушка Розалин.

– Не думаю, что он это заметил. В прошлом году, когда Ричард с таким воодушевлением отзывался о ее красоте, Уильям остался равнодушен.

– Это и к лучшему, женатому мужчине не стоит восхищаться красотой других женщин, – постановила леди Боффарт. – А теперь тебе лучше бы умыться, Лори расстроится, если увидит тебя с заплаканными глазами.

Эмили опять согласилась с тем, что ее тетя говорит разумные вещи, и, прихрамывая, вышла из гостиной. Леди Боффарт осталась размышлять о том, какие еще занятия можно придумать для юных леди, чтобы они не заскучали в Гренвилл-парке и не слишком тосковали о мисс Вернон.


По дороге в церковь Эмили, по совету тетки, сообщила мужу о будущем визите миссис Рэйвенси и ее учениц. В присутствии леди Боффарт и миссис Рассел лорд Гренвилл не смог ничего возразить. Он лишь пробормотал:

– Боже, мой дом будет полон женщин!

– Надеюсь, ты не станешь все время прятаться от нас, как делал до сих пор? – тут же вмешалась в разговор леди Боффарт.

– В самом деле, Уильям, порой ты ведешь себя невежливо! Мне даже неловко перед миссис Рассел! – обрадованная поддержкой, заявила Эмили.

– Пустяки, моя дорогая! – тут же стала возражать почтенная дама. – Видели бы вы, как ведет себя мой сын!

– Тебе не следовало позволять ему дурно с тобой обходиться! – Леди Боффарт тут же оставила Уильяма в покое и обернулась к подруге: – Его отец был образцом гостеприимства, а сын трясется над каждым шиллингом!

– Увы, он походит на своего отца лишь внешне, а характером пошел в деда. Я помню, какие скудные обеды подавались на стол в те времена, когда был жив отец моего мужа…

Остаток пути миссис Рассел предавалась воспоминаниям о своей молодости. Эмили не слушала ее, она размышляла о печальной участи мисс Вернон. В присутствии Лоренса, чинно сидевшего в коляске между родителями, она не могла позволить себе плакать, но печаль не оставляла ее.

Весь Торнвуд, как и следовало ожидать, говорил только о совершенном преступлении. Вчерашняя церемония открытия больницы была позабыта, к досаде некоторых ее основателей. Викарий Кастлтон нашел несколько ласковых слов для каждой ученицы миссис Рэйвенси и для нее самой, ему вторила миссис Кастлтон, за спиной которой стояла заплаканная Джемайма – она успела подружиться с мисс Вернон.

По окончании проповеди люди не спешили расходиться, и на церковном дворе собралась целая толпа. С помощью тетушки Розалин Эмили, наконец, пробралась к миссис Рэйвенси.

Директриса выглядела бледной, но спокойной – как и подобает леди, не склонившейся под тяжестью невзгод. Девочки стайкой сиротливых маленьких птичек сбились в группку рядом с ней. Бет, как и ожидала Эмили, казалась самой несчастной.

– Мне так жаль, Агнесс! – Леди Гренвилл обняла подругу.

– Нам всем жаль. Ох, мне не следовало отпускать ее одну! Я же предлагала попросить у кого-нибудь из наших любезных знакомых экипаж и отвезти ее домой, но она отказалась! – Самообладание миссис Рэйвенси явно держалось на тоненьких ниточках.

– Вам не стоит винить себя, – решительно заявила леди Боффарт. – В ее смерти не виноват никто, кроме этого негодяя! И все же, почему она пошла домой одна?

Миссис Рэйвенси кратко пересказала обеим леди события вчерашнего дня и то, что им удалось узнать у констебля. Бет опять заплакала, а Бланш недовольно дернула ее за край платья и что-то прошептала.

Эмили посчитала момент подходящим и пригласила Агнесс и девочек погостить у нее неделю или две, как только мисс Вернон упокоится на торнвудском кладбище. Леди Боффарт заметила, как загорелись глаза у двух старших девушек, и решила присмотреться к ним позже, когда они поселятся в Гренвилл-парке. Одна из них вполне может выступить прототипом героини ее следующего романа. Да и история мисс Вернон найдет свое место на страницах одной из книг. Тетушка Розалин вовсе не была черствой, безвременная смерть молодой девушки расстроила ее, но писатель должен использовать каждый факт, каждое небольшое происшествие, чтобы сделать свои истории более занимательными и достоверными.

После недолгих колебаний и обязательных вежливых фраз Агнесс согласилась переехать вместе с девушками в Гренвилл-парк. Она была уверена, что поездка пойдет на пользу девушкам, особенно Бет, которая наверняка быстро подружится с маленьким Лори – дома у нее остался младший брат, и девочка часто говорила, как скучает по нему. А за это время можно будет закончить со всеми работами в гостиной, нанять кого-нибудь прибраться в саду и заменить заднюю дверь на более крепкую – если в городке появился грабитель, такие меры будут нелишними.

Когда дамы окончательно уговорились о дате переезда и доставке гостей в Гренвилл-парк, Эмили с тетушкой вернулись к своей коляске, где лорд Гренвилл с сыном уже ждали их. Миссис Рассел была приглашена на обед к своей старой знакомой.

– Я так рада, что Агнесс согласилась! – сказала Эмили. – Малышка Бет выглядела такой измученной, должно быть, она очень плохо спала этой ночью. И другая девушка, Диана, показалась мне сильно расстроенной, а две старшие девушки держались как настоящие леди.

– Возможно, они не были так привязаны к мисс Вернон, и для них это печальное событие, но не настоящее горе, – заметила леди Боффарт. – Мне показалось, что мисс Клифтон и мисс Гунтер очень оживились, когда услышали о твоем приглашении. Должно быть, они никогда не видели более роскошной усадьбы, чем Гренвилл-парк.

Миссис Рэйвенси иногда приезжала с одной или двумя ученицами на чай к леди Гренвилл, и Эмили было известно, как ждут девушки этих поездок и как строго следят за их очередностью. Осенью, когда другие девушки вернутся в пансион, они будут завидовать тем, кто оставался в Торнвуде и удостоился чести быть приглашенными леди Гренвилл, пусть даже причина, побудившая ее сделать это, весьма печальна.


предыдущая глава | Пансион благородных убийц | cледующая глава