home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

– Поистине, я родилась под несчастливой звездой! – трагическим голосом возвестила леди Боффарт и положила на тарелочку еще одно пирожное с малиновым кремом.

– Почему вы так думаете, тетушка?

Сегодня Эмили не разделяла пессимизма своей тетки. Леди Гренвилл полулежала в плетеном кресле, ее больная нога была удобно устроена на скамеечке, а на столе все еще хватало пирожных для того, чтобы утешиться, если произойдет какая-то досадная случайность.

– Из твоих писем я поняла, что ваш Торнвуд является средоточием всевозможных интриг, скандалов и даже преступлений! – Тетушка Розалин мечтательно подняла к небу темные глаза и тут же вновь с ожесточением принялась терзать пирожное. – И что же я вижу на самом деле? Провинциальный городишко, сборище лавочников! А этот ваш самодовольный викарий! Как, скажи мне, я могу писать о такой ерунде, как пропажа десяти ярдов муслина или драка на церковном дворе?

Эмили не удержалась от смеха.

– Почему бы и нет, тетя Розалин? Двое молодых возчиков подрались из-за горничной миссис Блэквелл – чем не сюжет для романа?

– Ты смеешься надо мной, дитя, и правильно делаешь! Надо было мне оставаться в Италии и превращать в романы сплетни, которые привозят мои соотечественники со всех концов света! А я понадеялась на твои рассказы и приехала сюда…

Леди Гренвилл встревоженно приподнялась в своем кресле.

– Вы жалеете, что приехали в Гренвилл-парк? Вам наскучило наше общество?

– Ах нет, дорогая, конечно же нет! – Леди Боффарт протянула руку и ласково пожала ладонь племянницы. – Я готова терпеть любую скуку, лишь бы только быть рядом с тобой и видеть тебя счастливой! Мы потеряли столько лет из-за ссоры с твоей матушкой, о чем я никогда не перестану сожалеть. Но ведь мои читатели ждут нового романа мистера Мартинса!

Как недавно узнала Эмили, автором популярных в последнее время романов о жизни великосветского общества был вовсе не джентльмен по фамилии Мартинс, а ее собственная тетушка, кузина ее матери, развлекавшая себя подобным образом уже несколько лет. Тетушка Розалин использовала в качестве сюжетов скандальные истории, о которых ей удавалось узнать, лишь слегка изменяя их, чтобы избежать толпы возмущенных участников этих историй у себя под окнами. Впрочем, никому, даже издателю, не было известно о том, кто на самом деле развлекает высокородных леди и джентльменов рассказами об их же проделках.

– Вы ведь только позавчера отправили издателю историю Кэтрин Рис-Джонс! Теперь вы должны проводить больше времени со мной и Лори, все эти месяцы мы вас почти не видели!

– Прости, дорогая моя, но история этой бедной больной девушки того стоила! Я уже представляю, с каким энтузиазмом читательницы примут мой роман!

Эмили покачала головой – спорить с тетушкой Розалин было так же бессмысленно, как и с леди Пламсбери, бабушкой ее супруга. Не случайно эти две дамы терпеть не могли друг друга и за пять месяцев, что леди Боффарт прожила у племянницы, виделись всего три или четыре раза.

Летняя простуда позволила леди Гренвилл пропустить бал, который в начале июля устраивала леди Пламсбери в честь дня своего рождения, и тетушка Розалин с удовольствием осталась с племянницей. Эмили и прежде не особенно любила бабушку своего мужа, а после того, как ей стала известна правда о замужестве своей старшей сестры, ее неприязнь к леди Пламсбери превратилась едва ли не в ненависть, которую было не так-то легко скрывать.

Оказывается, некогда у Луизы был возлюбленный, недостаточно богатый и родовитый, чтобы леди Уитмен согласилась выдать за него старшую дочь, и леди Пламсбери, желавшая брака своего внука и дочери лорда Уитмена, заставила Луизу принять предложение Уильяма, угрожая навредить джентльмену, которому та отдала свою первую любовь.

Узнав об этом, Эмили была удивлена и расстроена. А леди Боффарт, вставшая в ту пору на сторону влюбленных, рассорилась с Уитменами и уехала в Италию. Лишь прошлой осенью леди Гренвилл, к своей огромной радости, восстановила связь с любимой тетушкой. Сперва дамы переписывались, а в конце минувшей зимы леди Боффарт сама явилась в Гренвилл-парк, чтобы помочь племяннице разобраться в хитроумной интриге одной коварной женщины и получить новую пищу для ума и своих романов.

У Эмили была еще одна причина избегать встреч с леди Пламсбери, но ею молодая женщина пока не решалась поделиться со своей тетушкой, способной устроить скандал любого масштаба.

– Я не могу разделить вашу мечту стать свидетельницей какой-нибудь таинственной или мрачной истории, – сказала леди Гренвилл после небольшой паузы. – За прошедшие два года случилось столько всего… Я отчасти утратила веру в свою способность правильно оценивать людей, мне даже начало казаться, что все мои соседи тайно вынашивают коварные умыслы! Убийства, шантаж, корыстолюбие… Право же, с меня довольно! Я так рада, что весна и половина лета прошли спокойно, и лелею надежду, что и дальше мои друзья и соседи не станут делать ничего такого, что заставит меня не спать по ночам!

– Понимаю тебя, дорогая. – Леди Боффарт на мгновение прищурила глаза, наблюдая, как на лужайке маленький Лоренс учится стрелять из лука. – У мальчика верная рука, но он рассеян… О чем я? Так вот, Эмили, меня не удивляет, что все эти переживания расстроили твои нервы, ты слишком близко к сердцу принимаешь заботы своих друзей. Я же смотрю на все это как человек посторонний, праздный наблюдатель, уличный зевака, если угодно. И мне хотелось бы своими глазами увидеть, как твои соседи поведут себя в щекотливой или неприятной для них ситуации, особенно те, кто вчера еще лицемерно осуждал других. Ты напрасно беспокоишься, что я выставлю Торнвуд на всеобщее обозрение и кто-то из твоих добрых знакомых узнает себя. Если помнишь, я перевернула с ног на голову трагедию этой несчастной девушки, за брата которой выходит замуж твоя сестра.

Эмили вынуждена была согласиться с доводами тетки. Она не представляла, откуда черпают вдохновение писатели, и допускала, что тетушке не хватает собственных впечатлений, чтобы ее романы стали еще более остроумными и захватывающими. В основу новой книги легла история Кэтрин Рис-Джонс, но сестра превратилась в брата – убийства совершал старший брат героини, не желающий отдавать приданое жениху сестры. Другие детали тоже отличались от реально происходивших событий, а счастливый финал должен был удовлетворить самую романтично настроенную читательницу.

По просьбе леди Боффарт Эмили никому не рассказывала о том, что ее тетя и мистер Мартинс – одно и то же лицо, и опасалась бурного проявления чувств своей младшей сестры и ее будущего мужа, если они вдруг узнают себя в героях нового творения мистера Мартинса.

Леди Уитмен ничего не сказала Эмили, когда узнала, что ее опальная кузина гостит у Гренвиллов, но не позволяла младшей дочери, Кэролайн, навещать сестру. До венчания Кэролайн и Филиппа Рис-Джонса оставалось немногим более месяца, и девушка с нетерпением ожидала, когда же она освободится от власти своей матушки. Филипп собирался увезти жену на континент на целый год, надеясь, что к тому времени история его несчастий и преступлений его сестры забудется окончательно.

– С моей стороны грешно жаловаться на судьбу, ведь у меня в запасе история Феллоузов, – с хищной улыбкой произнесла леди Боффарт. – Уж их я не пощажу!

Против этого Эмили ничуть не возражала, и некоторое время обе дамы предавались воспоминаниям о событиях этой зимы. Увы, леди Боффарт опоздала, и преступники были изобличены до ее появления в Гренвилл-парке, но именно она сыграла роковую роль в крахе преступного замысла миссис Феллоуз.

Феллоузы приехали в Торнвуд из Варенны и поселились в недавно купленном поместье, принадлежавшем прежде семейству Мортем. Молодая супруга мистера Феллоуза превосходила красотой свою падчерицу Шарлотту, что не помешало другу Гренвиллов, Ричарду Соммерсвилю, впервые в жизни по-настоящему полюбить. Он влюбился в Шарлотту, и его внимание, похоже, было бы принято благосклонно, если бы не явившийся вскоре некий мистер Ходжкинс, назвавшийся ее женихом.

Страдания отвергнутого Ричарда были так глубоки, что многие из его знакомых не были удивлены, когда мистера Ходжкинса однажды нашли убитым в библиотеке Феллоузов, на следующее утро после бала миссис Феллоуз.

Особенно рьяно обвинять Соммерсвиля старалась именно миссис Феллоуз, а Эмили и сестра Ричарда Джейн сразу заподозрили кого-то из Феллоузов в причастности к смерти мистера Ходжкинса.

Суперинтендент Миллз издавна питал неприязнь к Соммерсвилю и был готов арестовать его, исходя из одного лишь навета миссис Феллоуз, но внезапно в убийстве жениха призналась Шарлотта! Девушка не могла позволить, чтобы Ричард из-за нее пострадал, и теперь уже ей грозило суровое наказание. Ричард проявил немалую изобретательность, чтобы спасти возлюбленную, и Миллзу оставалось лишь скрежетать зубами – преступница бежала! Соммерсвиль же, одинокий, как никогда, остался утешать себя тем, что помог Шарлотте обрести свободу, но на этом история не закончилась.

Из случайной фразы, оброненной Эмили в письме к тетке, завертелось новое расследование! Мисс Феллоуз обладала голубыми глазами и рыжими волосами, о чем леди Гренвилл упомянула в послании, а леди Боффарт незамедлительно прислала ответ – у Шарлотты Феллоуз с рождения карие глаза!

Суперинтендент Миллз был рад вновь ухватиться за Феллоузов и сумел выяснить, какой злой гений скрывается за ангельской внешностью миссис Феллоуз. Как оказалось, Шарлотта умерла от той же болезни, что свела в могилу ее мать, и нежелание лишиться наследства девушки, на которое и был куплен новый дом, сподвигло Феллоузов заменить Шарлотту на сестру миссис Феллоуз. Девушка была схожа с подлинной мисс Феллоуз возрастом и цветом волос, но цвет глаз подвел ее.

После этого разоблачения мистер и миссис Феллоуз обрели новое пристанище в тюрьме, поместье было выставлено на продажу, а о судьбе девушки, выдававшей себя за мисс Феллоуз, ничего не было известно с самого дня ее побега.

В будущем романе леди Боффарт собиралась устроить счастье этой героини в какой-нибудь далекой стране, только еще не решила, будет ее избранник пиратом-контрабандистом или же богатым промышленником, которого покорит ее независимый нрав.

Именно этот важный вопрос и обсуждали леди Боффарт с племянницей, когда горничная привела на террасу миссис Говард.


предыдущая глава | Пансион благородных убийц | cледующая глава