home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Сама Элис Вернон в это время старалась придать уютный вид своей комнате. Накануне она до позднего вечера трудилась внизу вместе с девушками и миссис Рэйвенси и слишком устала, чтобы обустраивать свой укромный уголок.

Комната ей нравилась, пусть и была несколько темновата, в ней было всего одно небольшое окошко. Просторное помещение было выгорожено из чердака года четыре назад, когда сестра аптекаря передала бразды правления домом Расселов новой экономке и поселилась вместе с братом и его семьей. Остальную часть этажа занимал чердак, сейчас пустой, – рачительный Чемберс потрудился даже разобрать груды всевозможного хлама, накопившегося на чердаке за последние лет пятьдесят.

Элис радовало то, что рядом с ней не будет других комнат – порой ей хотелось побыть одной, подумать о будущем или просто помечтать в тишине, заполнить страницы дневника… В старом здании пансиона уединение было недостижимой мечтой – мисс Вернон делила комнату с одной из старших учениц.

Теперь у нее, наконец, появилось убежище, где она могла спрятаться ненадолго от вездесущих девушек. Мисс Вернон уже повесила на стену небольшое зеркало в овальной деревянной раме и разместила на противоположной стене несколько акварелей, написанных ее подругами по пансиону. Она надеялась, что у кого-то из них точно так же висят и ее акварели.

Комната была оклеена обоями с рисунком из веток цветущего миндаля – весьма своеобразный выбор для пожилой женщины, но Элис они казались очень милыми и почти не испачканными. Только на стене, возле которой стояла кровать прежней хозяйки, виднелось несколько жирных пятен – старушка наверняка любила выпить в постели чаю с ломтиком поджаренного хлеба или масленой булочкой.

Мисс Вернон поставила кровать у другой стены и теперь с сожалением рассматривала пятна.

– Как жаль, что у меня нет куска таких же обоев! – Она привычно поднесла руку к виску, чтобы потеребить в задумчивости темно-каштановый локон, и тут же резко опустила, досадуя на гладкую прическу. Но подметать полы и развешивать картины с кокетливыми локонами совершенно невозможно, не говоря уж о том, что миссис Рэйвенси не одобряла кокетства как у учительниц, так и у учениц, по крайней мере в стенах пансиона.

Девушка подошла к стене и задумалась, каким из немногочисленных предметов меблировки можно скрыть пятна. Навряд ли она станет принимать гостей в своей комнате, подруг в Торнвуде у нее еще не появилось, но Элис всегда стремилась окружать себя чистотой и уютом, насколько это было возможно.

– Что ж, я придвину сюда кресло, а рядом поставлю рабочий столик, и пятна не будут видны. О, чуть ниже обои темнее, и рисунок не совпадает, наверное, миссис Чемберс заклеила одно из пятен. – Элис наклонилась, чтобы разглядеть обои получше. – Может быть, мистер Чемберс нашел бы еще остатки обоев с таким же рисунком, спроси я его об этом прежде, но, даже если они и оставались после оклеивания этой комнаты, при переезде он, конечно, выбросил все лишнее.

Девушка задумчиво провела пальцами по более яркому участку стены и вдруг почувствовала, как прогибается рисунок.

– Похоже, этот кусок прикрывает не пятно, а дыру в стене, – озабоченно сказала себе мисс Вернон – она частенько разговаривала вслух сама с собой. – Что, если из нее полезут мыши?

Напуганная, она тут же выпрямилась и почти отпрыгнула от стены, словно между цветками миндаля уже проглядывали мышиные носы.

– Надо узнать, насколько велика дыра, и заделать ее как можно скорее, – решила Элис и принялась искать среди своих вещей нож для разрезания бумаги, с помощью которого надеялась аккуратно отделить кусок обоев, так, чтобы после заделывания прорехи в стене его можно было приклеить обратно.

Она очень старалась сделать все как можно тщательнее, и труды были вознаграждены – вскоре отделенный от стены квадратный кусок обоев шириной чуть больше фута лежал на полу. К удивлению Элис, в дощатой стене не обнаружилось сквозной дыры в чердачное помещение, там была лишь небольшая выемка, что-то вроде ниши глубиной не более двух дюймов. И в этой нише что-то было!

Мисс Вернон, будучи гувернанткой, не раз читала своим подопечным всевозможные сказочные истории, она сразу догадалась – это клад! Или хотя бы тайник, где спрятана карта, указывающая путь к зарытым на церковном кладбище или в подвале булочника сокровищам.

Волнуясь и в то же время посмеиваясь над собой, Элис протянула руку и вытащила содержимое тайника. Им оказалась поставленная вертикально небольшая книжечка. Ниша в стене была так мала, что положить туда что-то более крупное не удалось бы.

Девушка встала и подошла к окну, чтобы лучше рассмотреть свою находку.

– Наверное, это дневник какой-нибудь девушки, умершей от несчастной любви! И он пролежал здесь бог весть сколько лет! Или же судовой журнал какого-нибудь бравого капитана, из которого и вправду можно узнать, где зарыты пиратские сокровища!

Элис принялась листать толстые коричневатые страницы, густо исписанные крупными округлыми буквами. Прочитав несколько слов то на одной, то на другой странице, она весело рассмеялась:

– Это всего лишь записи покойной миссис Чемберс! И как я могла забыть, что эту стену поставили лишь несколько лет назад, когда она переехала к брату! Похоже, здесь одни только рецепты и памятные записи о праздниках, устраиваемых миссис Рассел в своем доме.

Мисс Вернон не испытывала сильного разочарования. Она пережила несколько волнительных мгновений предвкушения, когда ей казалось, что она держит в руках нечто чудесное, и этих впечатлений было довольно для того, чтобы не отбросить с досадой бесполезную тетрадь. Элис даже не была удивлена тем, что миссис Чемберс – а кто же еще? – так постаралась, чтобы ее записи не нашел никто. Каждая уважающая себя экономка хранила в тайне какие-нибудь особенные рецепты, которыми не хотела ни с кем делиться. Что ж, стремление сберечь свои секреты могло обрести и вот такую форму. Несколько чрезмерно, но нельзя забывать, что миссис Чемберс была уже очень стара и могла позволить себе кое-какие странности.

Тетрадь уже не представляла для мисс Вернон никакого интереса, и она собиралась спуститься и попросить кухарку приготовить немного клея, чтобы прикрепить оторванные обои на место. Но тут ее планы были нарушены – сквозь неплотно прикрытую дверь было слышно, как кто-то торопливо, едва ли не вприпрыжку, поднимается по лестнице.

– Бет, ну конечно! А я-то уж начала беспокоиться, где это ты пропадаешь! Тебя не слышно уже два или даже три часа, – шутливо обратилась Эмили к своей самой юной ученице.

Девочка ничуть не обиделась на это дружеское поддразнивание – только кивнула учительнице и быстро оглядела комнату.

– Как много вы успели сделать, мисс Вернон! Кажется, ваша комната будет самой уютной в доме, не считая разве что гостиной, но с ней пока еще ничего не понятно!

– Я надеюсь, вы с девочками сможете обустроить свои спальни как можно более уютно, да и миссис Рэйвенси с ее тонким вкусом постарается придать очарование всем комнатам, даже тем, где вы будете заниматься.

– Мне придется делить спальню с Бланш, Полли и Дианой. – Девочка наморщила носик, показывая свое отношение к кое-кому из своих соседок, и прошлась по комнате. Задержалась у акварелей, заглянула в зеркало, снова поморщилась и повернулась, наконец, к той стене, где мисс Вернон недавно обнаружила сокровище старой экономки:

– О, что это за дыра, мисс Вернон? Вы оторвали обои, чтобы посмотреть, нет ли там мышей? – Бет присела на корточки и заглянула в нишу, не проявляя никакого страха перед серым полчищем в отличие от своей наставницы.

– Я нашла клад, – самым таинственным голосом, на какой была способна, ответила Элис.

Девочка тут же вскочила на ноги и умоляюще сложила руки перед грудью:

– Мисс Вернон, пожалуйста, пожалуйста, поскорее расскажите мне все! Что там было – кольца и старинные монеты или завещание какого-нибудь герцога? Или что-то еще?

– Ни за что не угадаешь. – Мисс Вернон почувствовала угрызения совести, не стоило сперва заинтриговать девочку, а через минуту разочаровать ее, но было уже поздно. – В тайнике оказались записи сестры мистера Чемберса. Ты слышала о том, что она много лет служила экономкой в семействе Расселов, а после того, как оставила свое место, поселилась с братом.

– Конечно, я слышала! – Бет еще не поняла, что ничего интересного больше не услышит. – И что было в ее записях? Какая-то ужасная тайна этих Расселов? Кто-то из них убил свою жену или двести лет назад похитил бриллианты из королевской сокровищницы?

– Увы, моя дорогая, такие истории случаются только в книжках. – Мисс Вернон подошла и обняла девочку, чтобы смягчить горечь своих слов. – Миссис Чемберс записывала в эту тетрадь рецепты и перечни блюд для праздничных обедов миссис Рассел, а также, наверное, всякие мелочи, которые нужно сделать в течение дня, но о которых легко можно забыть. Я тоже порой веду такие памятные записи.

Бет надула губки:

– Какая чепуха! И зачем было прятать ее в стене?

– Не знаю, дитя. Я слышала, что у каждой экономки есть такая тетрадь, в которой она собирает старые рецепты или записывает те, что придумала сама и не хотела бы, чтобы о них узнал кто-то еще. Поверь мне, для старушки это было очень важно, пусть мы с тобой и не можем этого понять!

Девочка продолжала хмуриться, и мисс Вернон придумала, как отвлечь ее:

– Возьми-ка эту тетрадь и после чая отнеси ее мистеру Чемберсу. Это словно бы наследство его сестры, и мы должны вернуть ее. Я хотела сделать это сама, но тебе пойдет на пользу небольшая прогулка.

Бет тут же воспряла духом – девочкам нечасто позволяли отлучаться из пансиона без сопровождения миссис Рэйвенси, мисс Вернон или одной из дам-попечительниц.

– Я обещала помочь миссис Пиркс с мясным пирогом, которым мы будем ужинать. Можно, я отнесу тетрадь после завтрака?

– Разумеется, дорогая, не думаю, что здесь нужна спешка, а вот если мы останемся без пирога, ни одна из нас не сможет уснуть, так и будем вертеться от голода на своих кроватях!

Мисс Вернон обрадовалась, увидев, как повеселело лицо девочки, когда она представила себе эту картину.

– А теперь возьми тетрадь и ступай, попроси миссис Пиркс дать мне немного клея. Я хочу вернуть обоям первозданный вид.

– Вы не сохраните этот тайник для себя? Вы могли бы хранить там свой дневник.

– Нет, Бет, мне это ни к чему. Я надеюсь, в этом доме никто не станет читать чужие дневники, даже если они будут лежать на видном месте.

Бет тут же заверила своего дорогого друга, что именно так и обстоят дела, и умчалась, захватив с собой тетрадь миссис Чемберс.

Мисс Вернон продолжила заниматься своей комнатой и очень скоро перестала думать о миссис Чемберс и ее причудах.


А Бет зашла в свою комнату, чтобы оставить там дневник и надеть фартук – помощь на кухне требует аккуратности, особенно если двигаться так стремительно и порой неловко, как тринадцатилетняя девочка.

У окна сидела с шитьем Бланш, самая старшая из учениц, привлекательная темноволосая девушка с узким смуглым лицом.

– Что это у тебя? – спросила она, увидев, что Бет небрежно положила на столик тетрадь, полученную от мисс Вернон.

– Мисс Вернон нашла в своей комнате дневник старой экономки, миссис Чемберс. Я должна отнести его аптекарю, сделаю это после завтрака, – нехотя пояснила Бет, недолюбливавшая Бланш и ее подругу Полли.

– И что же в этом дневнике? Любовные письма? – ожидаемо спросила Бланш, ее тонкие губы сложились в усмешку.

– Ничего интересного! – отрезала Бет. – Старые рецепты, списки гостей, которые приезжали на балы и обеды в тот дом, где жила миссис Чемберс, и прочая подобная ерунда.

– Действительно, ничего интересного. – И Бланш снова склонилась над шитьем.

Бет завязала ленты фартука и покинула комнату, сожалея, что ей придется жить вместе с такой высокомерной и насмешливой девицей, как Бланш. На лестнице девочка встретила Полли Клифтон, поднимавшуюся поболтать с подругой. В руках Полли держала корзинку с вишней, из которой должна была извлечь косточки – все ученицы в школе должны были трудиться даже летом, если уж не смогли улизнуть из пансиона на каникулы.

– Опять слоняешься без дела по дому, пристаешь к мисс Вернон? – фыркнула Полли.

Бет окинула неприязненным взглядом полную фигурку девушки и надула щеки, передразнивая ее:

– Зато я не сплетничаю, как некоторые, и не выглядываю из окна, когда мимо проходит доктор Сайкс!

– Ах ты, маленькая дрянь! – Полли покраснела, светло-голубые глаза под белесыми ресницами угрожающе сощурились. – Если б не эта вишня, оттаскала бы тебя за волосы! Но я еще успею это сделать вечером!

Ничуть не напуганная угрозой, Бет показала ей язык и помчалась вниз по лестнице – ворчание миссис Пиркс, заждавшейся помощницы, уже слышалось из кухни.


предыдущая глава | Пансион благородных убийц | cледующая глава