home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




2

Гамов проснулся среди ночи в холодном поту.

Рядом испускал замысловатый храп китаец Минога. Мирно посапывал, лежа на боку, сотник Мазнок. Со стороны он напоминал массивный валун, покоящийся в опасной позиции — вот-вот скатится… Еще один сосед Константина по палатке, молчаливый, серолицый уроженец Ганахиды, как обычно, спал снаружи у входа.

Нет, не в первый раз Гамов просыпался в холодном поту посреди ночи. Бывало, что он вываливался из опасного и сумбурного сна словно из мешка, облепленного изнутри зловонной слизью. В этом сне Гамов не был один на один с собой. Присутствовал еще кто-то, и Константин все больше убеждался, что это не изменчивый ночной кошмар.

Он встал и вышел из палатки. Там была все та же мутная ночь, где вместо привычного землянину звездного неба плыли над головой в слепящей тьме несколько размытых, серых пятен, чуть подсвеченных изнутри. Лагерь спал. В нескольких шагах от Гамова виднелись огоньки одного из маячков охранной системы, выставленных Эльканом. Никто не подойдет незамеченным, никто не выйдет за периметр.

Никто?.. И тут Костя ясно различил контуры светлой фигуры, стоявшей около маячка. Протянулась затянутая в дайлемитскую ткань рука, маячок коротко пикнул, полыхнул, и в следующее мгновение человек вышел за периметр охранной системы.

Сигнализация не сработала.

В Гамове тотчас же вскинулись, расшевелились все глубинные охотничьи инстинкты, разбуженные в нем гареггом. Он почувствовал на губах терпкий, соленый привкус. Константин выпрямился, вдохнул всей грудью раз, другой, третий.

Кто же так свободно и безнаказанно расхаживает по ночам, легко разрывая путы охранной системы, выставленной самим Эльканом? Необходимо знать.

Гамов сунулся в палатку и, захватив с собой бей-инкар, направился по следам неизвестного. Он не был уверен, что охранная система не сработает после того, как периметр пересечет он сам. Пусть так. Проснется весь лагерь, и тогда Элькан устроит разбор полетов…

Не сработала. Несколькими бесшумными, длинными шагами Гамов вымахнул на склон холма и увидел, что неизвестный взял путь в направлении Нежных болот. Человек зажег светильник — старый, убогий «вечный» фонарь. Он раскачивался и прыгал в руках неизвестного. Хлопья белесого света неряшливо сыпались во все стороны.

Гамов же прекрасно обошелся и без фонаря… В иной ситуации Костя задумался бы, как вообще он способен видеть в этой кромешной тьме. Сейчас же он принимал как данность и свою способность взглядом раздвигать темноту, и те силы, молодые, клокочущие, что наполняли его тело. Ему даже сделалось жарко, на лбу выступила испарина.

До первых приступов к Нежным болотам, по оценкам капитана Епанчина, было около часа ходу, но Гамов и преследуемый им человек (как казалось Константину) добрались гораздо раньше…

Ночь была черна, но неровный, словно изгрызенный чьими-то гигантскими челюстями контур болот был еще чернее. Под ногами стало похлюпывать, и Гамов отчетливо ощущал, что почва начинает проседать… Он взбежал на каменный гребень, чьи выплывающие из темноты контуры напоминали гигантского ящера. Кинул взгляд вперед…

Преследуемый им человек стоял у самой береговой линии. Еще шаг, и он ступил бы в тягучую, темную жижу, кое-где схваченную — на поверхности и чуть вглубь — слабым зеленоватым свечением. Неизвестный присел на корточки, поставил фонарь и медленно окунул обе руки в эту жуткую жижу, испускающую сладковатое, тошнотворное зловоние.

Гамов не раздумывал. Он выхватил из-за спины бей-инкар и, спрыгнув со скалы, опустился рядом с неизвестным. Ноги едва ли не по щиколотку ушли в топкую почву.

— Ну? — сказал Константин на дайлемском наречии Общего и поднял клинок. — И что за ночные прогулки? Здоровье пошаливает?

— А что, ты хороший лекарь? — не вздрогнув и даже не поменяв позы, отозвался неизвестный и только тут поднял голову и повернул к Гамову лицо, освещенное прыгающими бликами «вечного» фонаря. Впрочем, Константин узнал бы это лицо и без всякого освещения.

Лейна. Племянница Акила.

Человек, непонятно из каких соображений присоединившийся к отряду Элькана. Человек, которого непонятно отчего бестрепетно принял сам Элькан. У Гамова всегда было на этот счет много вопросов, только за эти несколько дней следования от вверенной ему крепости Этер-ла-Винг к Дайлему он ни разу не решился задать их.

Теперь, верно, время вопросов пришло. Время вопросов — время ответов.

— Убери меч, — бросила племянница Акила. — Убери меч, глупец, я не причиню тебе зла.

— Как бы это я не причинил тебе зла… — бросил Гамов сквозь зубы. Но клинок все же опустил, однако убирать бей-инкар в ножны не торопился.

Они стояли в кругу света, зыбко очерченного мерцающим и, кажется, гаснущим фонарем. Лейна поднялась и произнесла:

— Я слышала, в вашем мире ночи куда светлее наших.

— По-разному бывает… — машинально уронил Гамов. — Ты, девочка, не заговаривай мне зубы. «Ночи»… Элькан запретил выходить за периметр, да это и невозможно без его ведома. И?..

Лейна опустила голову, но молчание оказалось коротким. Гамов даже не успел разродиться приготовленной для этого случая фразой. Племянница соправителя сардонаров проговорила:

— Я объясню. Элькану все известно, так что можешь не удивляться, отчего я так запросто выхожу из охраняемой зоны, за маячки… Странно, что ты не почувствовал сам. Гареггины ведь обладают сверхъестественным чутьем. Я «огонек». — Быстро взглянув на непроницаемое лицо Гамова, она продолжила почти без паузы: — Тебе, верно, приходилось слышать об амиацине? Об амиациновой лихорадке? Все приближенные Леннара, убитые в шлюзе на твоих глазах, и сам Леннар были заражены. Тела убитых сожгли в очищающем огне, об этом уж позаботился мой дядя. Этим он хотел предотвратить распространение возможного мора. Почти удалось… Ведь был еще один человек, который был заражен, но кого не сожгли, не уничтожили. Леннар. Воплощенный бог сардонаров. Там, в пиршественном зале в Горне… Ты видел все. Зараза перешла с него на нас, но это обнаружили не сразу. Хворь захватывает человека по-разному. Она может сжечь его за несколько дней, превратить в кусок зловонного студня, вопящего от ужаса и боли и призывающего смерть. А может идти медленно, шаг за шагом. Тех, кого пожирает «быстрая» амиациновая лихорадка, называли «искрами». Вспыхнул и потух… «Огоньки» — это те, кто заразился «медленной» амиациновой лихорадкой. Никто не знает, у кого болезнь идет так, а у кого иначе и почему. Вот смотри. — Она засучила рукав, и Гамов различил на ее коже красные насечки, похожие на жабры у рыбы. — Это явный и грозный признак. Да, «огоньки» и «искры». Ясно только то, что «искры» обречены, а у «огоньков» есть еще шансы… Один шанс.

— Какой?

— Вот он! Простирается перед тобой!

Гамов шагнул вперед, и его правая нога погрузилась в вязкую массу на береговой черте.

— Нежные болота? Я думаю, они скорее убьют, чем исцелят, — угрюмо произнес он. — Даже несмотря на то что у них такое ласковое название…

— Ну знаешь, — возразила Лейна, — каждое лекарство способно как убить, так и исцелить. Что, сам не ведаешь?

Гамов словно в растерянности перекинул бей-инкар из одной руки в другую и спросил:

— Ну… Как же это ты думаешь лечиться? Уж конечно не хлебать эту жижу как микстуру или взвар?

— Конечно нет. Было бы слишком просто. Слишком нелепо. Тогда бы мой дядя не боялся этой заразы больше, чем проклятия и пожара.

— Я дышу сейчас с тобой одним воздухом. И делал это много раз. Не считая… — Гамов не договорил. — Что, я тоже поражен?

— Все мужчины таковы: думают прежде только о себе. Нет. Ты не поражен. Тому две причины. Во-первых, ты гареггин. Эта страшная болезнь не пристает к таким, как ты. Во-вторых, «длинная» лихорадка не передается… Она незаразна. Но тебе это уже не должно быть интересно, ведь ты гареггин.

— Откуда тебе известно все это?

— Мой дядя знает многие тайны Храма. Он учился в Большом Басуале, он перенимал знания и от Обращенных, вышедших из Академии и потом отступившихся. Ему многое ведомо. А я… а я его пытливая племянница.

Константин обеими руками перехватил рукоять бей-инкара и вогнал его в ножны, болтающиеся за спиной.

— Ты говоришь правду? А зачем ты пошла к болотам? Разве эта ночная вылазка… способна остановить продвижение болезни? Это же бессмысленно.

— Бессмысленно, — согласилась Лейна. — Но я знаю, что где-то в этих болотах прячется мое избавление. И меня манит, манит к ним. А разве тебя, гареггина, НЕ ТЯНЕТ сюда же — по другой причине, но все равно… Нежные болота — вотчина гареггов, то место, откуда они расползаются по землям и в конце концов попадают в вас, в ваши тела!

Константину вдруг почудился какой-то длинный, тоскливый, протяжный звук, он повторился еще и еще, он шел откуда-то снизу, словно в толще черных болот, как на теле издыхающего чудовища, раскрылся огромный зев. По спине землянина пробежал холодок, и тотчас же Константина бросило в жар. Эти ощущения походили на те, что бывают при сильных простудных заболеваниях. Гамов мотнул головой и пробормотал:

— Эти Нежные болота меньше всего похожи на медпункт… Значит, Элькан доверился тебе больше, чем любому из нас? Больше, чем мне? Не посмотрел, что ты племянница самого Акила, соправителя сардонаров!

— У него и у меня было сто возможностей завести отряд в ловушку и сдать сардонарам, — резко ответила она. — Если ты об этом!.. Кстати, ты тоже бывший сардонар. Нет… У нас другие цели.

Огромная пучина болот пульсировала перед глазами, то сгущаясь до иссиня-черной тьмы, то отекая теплыми серыми прожилками. Костя Гамов спросил очень тихо:

— Какие же цели у тебя, Лейна? Я хотел это понять с самого начала… с того самого момента, как ты рассредоточила свой отряд по окрестностям Этер-ла-Винга, а сама перешла к нам. Одна… Назови эти цели, Лейна. Пусть в этом вашем чертовом мире для меня станет одной загадкой меньше.

Она спрятала кисти рук в рукава длинного дайлемитского одеяния и подошла ближе, так близко, что ее лицо чуть не коснулось лица Гамова. Он попытался высвободить из вязкой почвы правую ступню, но ноги что-то перестали слушаться. И снова, как тогда, во внутреннем дворе крепости Этер-ла-Винг, когда в него въехала карета и открылась дверца, у Константина зажало горло, зажало жестко и властно, и снова запрыгало суетливое сердце. Он увидел совсем-совсем рядом ее глаза, темные, терпкие, волнующие, как вот этот жуткий простор болот, и словно громадным ножом отрезало для него и резкий пронизывающий ветер, пробирающий до костей и заталкивающий в ноздри нестерпимое зловоние, и страх, и тревогу, и мучительное недоумение: зачем, отчего?

— Не только из-за болезни, — раздался ее голос— Ты, конечно, сам и не думал понять. Вы все такие…

Он хотел отвечать, он замер, но тут острое ощущение вдруг вывернувшей из-за спины смертельной опасности грубо полоснуло по нервам, как кривым трезубцем. Он развернулся, одновременно выхватывая из-за спины бей-инкар, а рванувшаяся всем телом Лейна высвободила из рукавов обе кисти, и в пальцах правой ее руки оказался плазмоизлучатель, так называемая «проблесковая», малая, модель. Оружие плотно легло в ладонь девушки. «Хитрая, какая хитрая, — мелькнуло у Кости Гамова, — все до секунды, до эпизода просчитано!..»

Берег за его спиной вздыбился столбом, поднялся горой метра на три, и вознесшаяся черная, антрацитово поблескивающая масса оказалась тварью, во всем напоминающей червя-гарегга, когда б не размеры. С раструба излучателя Лейны сорвалась вязкая, густая вспышка неистово-зеленого света, она на мгновение зависла в воздухе, вибрируя, и влепилась в морду чудовища. Полетели во все стороны сочащиеся куски черной плоти, брызги густой, зловонной слизи. Гамов не испытал ни страха, ни отвращения. По его лицу текли черные ручейки, а он замер, глядя на то, как агонизирует огромный червь, толчками высвобождая свое тело из топи. Подумав, он поднял клинок и врубился в толщу черной кольцеватой плоти. Он почувствовал, как через него будто проходит слабый разряд электрического тока, а потом вдоль позвоночника и крупных нервов втыкаются мелкие иголочки. Вдруг каскад туго закрученной боли вошел под ребра и в печень так, словно туда щедро засадили мясницкий нож. Костя закричал и вырвал клинок из тела гигантского гарегга, и тотчас же сжавшая подреберье мука отпустила, ослабла и, заворчав, толчками выбилась из тела. Гамов опустил глаза: ему казалось, что там должна зиять чудовищная рана, но одежды были невредимы, и пальцы не нащупали под тканью ни намека на повреждения.

— Чудны дела твои… — выговорил он, вскидывая взгляд на Лейну, целиком охваченную мутным светом «вечного» фонаря и неотрывно глядящую на тело гарегга. — Хороши тут ночные прогулки! Собака Баскервилей — сущий щенок по сравнению с… А вот и местные Стэплтоны.

Те, кого он назвал именем конандойловского персонажа знаменитой повести о чудовище и его жертвах, появлялись один за другим. Подобно Гамову, они, кажется, весьма недурно ориентировались в темноте. Около десятка высоких, худых, изможденных людей соскользнули с прибрежных скал, вышли из толстых складок ночной тьмы, возникли словно из-под земли. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: это те, кого именуют «бродячими», или «дикими»,гареггинами. Двигаясь удивительно бесшумно, они образовали и быстро сомкнули полукольцо, прижимая Гамова и Лейну к болотам.

— Твои собратья, — хрипло выговорила Лейна. — Пока не трогают… чувствуют в тебе своего… Да и ты!..

— И я, — отозвался Гамов, выставляя перед собой клинок и обводя его острием полукруг темных длинных фигур, — и я почувствовал, только запоздало… Тут, девочка, просто россыпь новых ощущений.

«Дикие» не спешили. Их движения были плавными, словно заторможенными, и эти плавность и заторможенность не совсем вязались с тем, что «бродячие» гареггины возникли словно ниоткуда — стремительно, разом, мгновенно. Их лица попали в полосу света, и неприятно поразило Гамова то, что глаза их были закрыты. Одинаковые гладкие, длинные, худые лица с сомкнутыми веками. Гамов взмахнул клинком, но они никак не отреагировали. И внезапно он понял. Сложно было не понять.

— Им не нужен я. Им нужна ты!

— Конечно, — выговорила она. — Еще бы!.. Я пришла к болотам за исцелением, а не за смертью, я убила их тотемное чучело!

— Поосторожнее со словами, Лейна, — бросил землянин, — у меня такое впечатление, что они все понимают и вот сейчас накажут!.. Прочь! Идите откуда пришли, мы вас не трогаем! Я не знаю, на каком дьявольском наречии с вами толковать, но я не хочу вас убивать и предупреждаю!..

Один из «диких» согнулся и, захватив обеими руками полные пригоршни липкой почвы, с удивительной прытью швырнул в Гамова. Костя махнул клинком, разбивая комки влажной земли. Лейна наклонила голову и, глянув исподлобья, дважды выстрелила — два изуродованных тела, рассаженных до переносицы, отбросило к основанию скалы-«ящера».

Ближний к землянину «дикий» гареггин, высоченный, костистый, широко раскинул в стороны руки, словно хотел обнять Константина (быть может, так оно и было), а потом разинул черный рот и заревел. Гамов замер, раздираемый противоречивыми, накатывающими одно на другое мощными чувствами. Умом он понимал, что эти, с закрытыми глазами, смыкающиеся полукольцом и отжимающие к черной кромке болот, — враги, их нужно и должно убивать. Но диким, схваченным чужой силой нутром, новыми инстинктами он противился этому. Такие же гареггины, как и он… Убить… Убить ту, что только что подняла руку на Большого священного червя…

У него исказилось лицо. Слизь убитого Лейной гигантского гарегга текла по лицу, от нее пылала кожа. Гамову стало жарко. Как будто внутри высвободился мощный источник энергии и толчками распределял по организму живой и щедрый огонь.

— Га-а-амов! — пронзительно закричала Лейна и, оказавшись возле него, отвесила землянину пощечину. Несколько гареггинов закричали, словно били их, а Гамов, замотав головой, бросился вперед, снес выставленную в его сторону голову, залепленную черными волосами, тычками локтей отбросил двух гареггинов, раскроил грудную клетку еще одному, а на лица «диких» легли одна за другой две бешено-зеленые вспышки. Это стреляла Лейна…

Они вырвались. Нет, в самом деле у них было очень мало шансов, и они подспудно сознавали это — как-никак привелось выстоять против доброго десятка «диких» гареггинов, пусть безоружных, — но они все-таки вырвались.

Уроки легкой атлетики, полученные Гамовым в детстве и ранней юности и помноженные на дикую мощь, вливаемую в жилы гареггом, были использованы сполна. Несмотря на то что береговая черта болот осталась далеко позади, в ноздрях невыводимо копошилось это мерзкое, сладковатое зловоние… Пискнула Лейна. Оказалось, что все эти несколько минут бешеного бега он почти тащил ее за собой; не исключено, что она даже падала. Впрочем, имеет ли значение, если они все-таки ушли?

— Зачем было нужно все это?! — воскликнул Костя Гамов, ныряя в низинку и наконец-то позволяя себе привалиться спиной к темному валуну. Лейна ответила не сразу, достаточно продолжительное время он слышал только ее сбивчивое, шумно рвущееся наружу дыхание. — Какого дьявола вообще было соваться на эти проклятые болота?! У меня вся харя в слизи этой твари!

— Какая тебе разница? — устало выговорила она. — Какая теперь тебе разница, если маленькая копия этой самой твари давно уже сидит в тебе и стала твоей частью?

— Да, — механически произнес Гамов и тут почувствовал, что ему очень холодно, что пальцы рук сводит какая-то неестественная судорога, такая, как если бы стоял сорокаградусный мороз. Гамов вдруг поймал себя на том, что ему очень хочется двинуть ОБРАТНО. Да!.. К линии болот, к черной, жирной почве, где из складок тьмы вываливают безгласные «дикие»с закрытыми, словно во сне, глазами, где тепло и спокойно… Константин поднялся на ноги и даже сделал шаг, но опомнился. Замер. Резко выдохнул, произнес по-русски: — Если у меня и была иллюзия, что я начал понимать этот чужой мир, так сейчас она сдохла. Пискнула и лапки кверху. Капут!

— Что?

— Так… Ничего. Я, кстати, спас тебе жизнь. Они бы тебя порвали. И вот чего тебе не спалось?

— Я вижу, тебя уже тянет обратно. У всех гареггинов так. Я читала в книгах, которые видела у дяди… Нежные болота — прародина гареггов, так что в некоторой степени и твоя прародина тоже. Уверена, что сейчас ты меньше тоскуешь по своей далекой голубой планете. Зов гареггов пересиливает…

— Нужно возвращаться, — тихо сказал землянин. — Неважно, тянет меня или нет. Нужно было мирно спасть у себя в палатках.

— Мне кажется, я тебя не приглашала с собой!

— Это так. Но все же, согласись, на моем месте ты тоже поинтересовалась бы, кто это бродит по ночам и спокойно пересекает периметр охранной системы.

— Да, наверное…

— Целительные свойства болот остались неизведанными, зато то, что может убить, показало себя лицом. И какое лицо… брр! Собратья по несчастью… Непонятно, где они живут, где оборудуют лежбища или что там… наша разведка ведь ничего не обнаружила.

— Элькан предполагает, что они живут в тоннелях под болотами.

Гамов прислонился спиной к камню, смиряя в теле крупную, мерзлую дрожь и стараясь переварить очередную новость.

— В каких т-тоннелях? Наверное, Элькан думает, что болота покрывают собой развалины какого-то древнего комплекса, имеющего прямое отношение к возникновению и жизни гареггов, а эти милые «бродячие» гареггины ютятся в незатопленных коридорах, так, что ли?

— Примерно, — тихо уронила Лейна. — Пока закончим. Сюда кто-то идет.

— Да, я слышу. Этот кто-то — мой десятник Мазнок, увязавшийся за мной с Этер-ла-Винга. Только он так пыхтит на ходу.

— Хорошо. Идем обратно в лагерь. — И, подойдя вплотную к Гамову, так что он хорошо различил черты ее лица в слепящей темноте ночи, добавила: — Надеюсь, ты все-таки не понял, что не одна лишь болезнь оторвала меня от земли Ганахиды. Идем, недогадливый человек с голубой планеты!..

«Теперь только идиот не догадается, — протащилось в его мозгу, — хотя в этом мире легко почувствовать себя недоумком…»

— Вот вы где! — закричал Мазнок, вскидывая над головой промасленный факел. — Я так и знал, что эти дурацкие маяки, которые повтыкал в землю наш предводитель, ни Илдыза не охраняют, раз каждый может вот так просто шляться по ночам!

— Помолчи, — оборвал его бывший комендант Этер-ла-Винга. — Не лучшее ты выбрал место, чтобы поминать Илдыза. Никакой дисциплины, — добавил он непонятно к чему и выбил зубами крупную дробь.

В ушах стоял низкий, унылый, давящий гул, словно Нежные болота звали, не отпускали. Его подташнивало. В печени копошились осколки недавней дикой боли. Нет, в лагерь, в лагерь!.. В палатку и спать, и больше никаких вопросов, никаких темных глаз Лейны! Видно, и здесь, на Шестом уровне Корабля, в землях Кринну, верна старая русская поговорка: утро вечера мудренее.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...