home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Леннар заткнул за пояс копье и проговорил:

— Нужно найти ночлег до того, как спустится ночь.

— Где? Ночлег здесь, в Проклятом лесу?

— Нужно идти в глубь леса. Я припоминаю, что я вышел оттуда, быть может, даже вспомню дорогу, которая привела меня к оврагу. Там есть постройки.

— Ну конечно, ЕСТЬ! Говорят, там находится чертог Илдыза — багровый Глиманар! — воскликнул Бреник, за время обучения в Храме подковавшийся в демонологии и мифологических построениях священнослужителей.

— Да брось ты! — зарычал Ингер. — И без тебя тошно. Даже Инара, женщина, не ноет, а ты прямо замучил своим скулежом! Смотри у меня, как дам по башке, так все твои глупые страшилки вылетят!

На этот раз Леннар шел первым, бросая вокруг себя внимательные, цепкие взгляды. Нет, не суеверный страх, а что-то вроде любопытства, азарта исследователя возникало, неукротимо поднималось и росло в его душе. Что таится там, в чаще темнеющего леса? Там, где невидимая птица только что излила тревожную гортанную трель и провалилась в сгущающееся безмолвие? Леннар обратил внимание, что по мере углубления в лес становилось все тише. Если опушка у оврага полнилась звуками, то здесь даже шелест ветвей и хруст палых веток и листьев под ногами, казалось бы, вязли в густой, безъязыкой тишине.

— Идите прямо за мной, не глазейте по сторонам! — скомандовал Леннар.

Его руки Машинально извлекли из-за пояса последнее копье-миэлл, ощупали острый наконечник.

Инара, которая до этого момента вела себя очень мужественно, увидела это и схватилась за локоть Леннара:

— Ты… ты ведь сумеешь победить их?

— Кого, девочка? — спросил Леннар с улыбкой и сам удивился той легкости, с которой это было сказано.

— Но ведь это же Проклятый лес, а мы идем все глубже и глубже! Правда, я пока что не видела… не видела ничьих следов…

— Вот это-то и плохо, — произнес Лайбо. — Потому что обычныйзверь всегда наследит, я-то уж знаю.

Леннар промолчал. Они обогнули небольшое, с торчащими из мутной трясины кочками болотце, накрытое плотным одеялом мошкары. От болотца поднимались тяжелые сернистые испарения, от которых начала кружиться голова. Ингер немедленно увяз одной ногой в жиже у берега, а при попытке Лайбо помочь ему оба провалились по пояс. Тащить двух бедолаг пришлось довольно долго, и когда вся великолепная пятерка путников, перемазанная с ног до головы вонючей болотной жижей, выбралась на сушу, ночь опустилась на лес во всем своем всевластии. Леннар предложил отойти от болота еще на пару сотен шагов вглубь и, присмотрев место, развести костер и разогреть на огне съестные припасы. Лайбо и Ингер, уже пропустившие по несколько глотков вина для согрева, немедленно согласились: им было уже все равно. Бреник озирался по сторонам и выбивал зубами мелкую дрожь — едва ли от холода.

Развели костер под огромным разлапистым буком. Ингер принялся жарить припасенное мясо. Ароматный запах защекотал ноздри. Бреник невнятно бормотал:

— Как бы запах жареной телятины не привлек сюда какого-нибудь чудовищного сыроядного хищника, да уберегут нас великие боги! Да не оставят нас своей неизреченной милостью и…

И он принялся возносить молитвы, делая упор на те, что были обращены к пресветлому богу Ааааму, которому, по мнению Бреника, ничего не стоило спасти всего лишь пятерых беглецов, если он в далекие времена уже спас от погибели и небытия целый огромный народ. Впрочем, молился он недолго. Все чаще и чаще он стал беспокойно озираться на кусты, делая все более и более длительные и натужные передышки между молитвами. Первым о невзгоде бывшего послушника догадался Лайбо. Он хитро подмигнул Инаре и произнес, обращаясь к Бренику:

— Что, брат, туго с перепугу приходится? Медвежья болезнь навалилась? Так иди воо-о-он в те кусты. А то еще того гляди в штаны навалишь! Весь аппетит, значит, перебьешь!

Со сдавленным стоном Бреник последовал совету Лайбо.

— Перепугался мальчонка, — сказал Ингер. — Как бы он там не обгадился, а то потом возись с ним.

— Ингер! — укоризненно сказала его сестра.

— А что? Не так уж долго идем, а он уже всех…

Протяжный, полный ужаса и муки вопль вдруг пронесся между деревьями. Крик шел как раз оттуда, куда удалился со своим несчастьем Бреник. Леннар вскочил и, вскинув миэлл, сунул в костер смолистую ветвь, чтобы ею освещать себе путь.

— Я с тобой! — вскинулся Лайбо, хватая храмовническую саблю.

Крик не повторялся. Леннар негромко позвал: «Бреник, дружище!» Никто не отвечал. Хруст ветвей заставил Леннара обернуться. Он увидел, что Ингер и Инара тоже следуют за ним, предпочитая идти в темноту вслед за своим предводителем, чем безоружными сидеть у одинокого костра в этом чужом ночном лесу.

— Бреник!

Молчание.

Леннар тяжело вздохнул и поднял горящую ветвь. Крыло света смахнуло ночную тьму с того провала между деревьями, откуда только что кричал Бреник. Никого. У Леннара поплыло в глазах. Он повел горящей ветвью из стороны в сторону и сделал несколько решительных шагов. Еще одно энергичное движение импровизированным факелом. Ему стало жутко. Словно из-за каждого ствола, из-за каждого прихотливого уступа почвы под ногами, горбатясь, припадая к земле и беззвучно ухая, вырастали тени. Они смотрели на Леннара тусклыми, безжизненными, как чешуя снулой рыбы, глазами и замирали, словно для последнего, рокового прыжка. Страх смял, затопил Леннара. Животный, беспричинный, он схватил его за запястья ледяными лапами. Пальцы беглеца разжались, и копье скатилось в темную траву.

— А-а-а! — вдруг закричала Инара, но Леннар уже не видел ее темных глаз, которые заполонил неназываемый, дикий ужас.

Темный провал между двумя огромными деревьями манил. Леннар уже не отдавал себе отчета в своих действиях. Огромные светлячки, или же просто почудилось… или это — широко поставленные горящие глаза адского чудовища? Там, за корявым стволом, в сырой, слепорожденной низине?

Леннар уже не размышлял. Что-то темное, давящее парализовало его волю; он сделал несколько шагов в темноту и вдруг почувствовал, будто что-то упругое, холодное обвивает его ниже колен и тянет в разверзнутый зев тьмы… Земля выворачивалась из-под ног. Она сминалась в складки, проваливалась. Корни деревьев зашевелились и поднялись, словно живые удавы. Леннар оступился и упал. И тут началось… Леннара завертело, складывая, пережимая, разрывая на части словно тысячей клещей, и он почувствовал, что его, как промокшую детскую рукавицу, выворачивают наизнанку и выжимают всю влагу. Страшная сила подняла и швырнула тело Леннара и…

Все померкло.

…Леннар очнулся от того, что его лоб коснулся прохладной ровной поверхности. Он поднял глаза. Первое, что он увидел, был ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ЧЕРЕП. Его-то он и ощутил кожей лба. Череп беззлобно скалился желтоватыми зубами. Леннар стал приподниматься. Ему открылось огромное пространство, заполненное ровным мягким светом. Насколько хватало глаз, везде белели человеческие кости: и чинно лежащие скелеты, как если бы человек решил умереть и принял для упокоения самую величественную позу; и черепа и кости по отдельности; и какое-то месиво, почти крошево из небольших осколков, словно покойника разорвало в клочья. Поле скелетов упиралось в серебристую стену. Леннар задрал голову и увидел стену — совершенно гладкую, без единого выступа. Лишь где-то там, на высоте, которую не способен оценить человеческий взгляд, Леннар разглядел нечто вроде решетчатой балюстрады, тянущейся по всей длине стены.

Вдруг дикий вой взрезал тишину.

Выл Бреник. Да, как не узнать его пронзительный голос!.. Слава богам, жив, но все так же несносен! Его вынесло сюда же. Он ползал на четвереньках, пиная черепа и кости, а потом повалился ничком и закрыл голову руками, содрогаясь всем телом и бормоча. В целом суть высказываний Бреника была проста и ясна, как глаза младенца: «Ну вот мы и в аду. Ну вот и прибыли! И ждет нас огненный демон Илдыз, громадное чудовище в пять человеческих ростов, с тремя ногами, с глазами на кончиках пальцев. И окружен он кольцом мерзких чудовищ — говорящих вепрей, гигантских сороконожек, пиявок, сосущих кровь, болотных упырей и пропахших сырым мясом голых ведьм с грудями такими огромными, что они закидывают их себе за плечи!..»

— П-похоже на то, — застуженным голосом выцедил весельчак Лайбо, поднимавшийся с земли в пяти шагах от Леннара, и вдруг зашелся натужным, хриплым смехом. — Черепа, кости… хорошо засеяли поле местные демоны. Хе-хе-хе!.. Где мы?

— Молчи, — прошипел Ингер. — Не дразни!..

Кого именно не дразнить, его самого или кого-то еще, Ингер не стал уточнять. Может, не осмелился. Неподалеку поднималась с земли Инара. Всю пятерку путешественников разом перенесло в это непонятное место. И тут произошло то, чего никто не ожидал. Леннар вскочил на ноги и бодро закричал:

— Ну, слава богам! Хотя они тут как раз ни причем… Знаю! Я ЗНАЮ, где мы!.. Ну конечно!.. Ведь все… все указывало мне на то, что мы тут очутимся! Сначала — рассказ Бинго о «лепестке Ааааму», потом Поющая расщелина, где мы были с тобой, Лайбо, и с тобой… с тобой, Инара! После был этот черный круг в небе, и в нем — радужные пятна, оплывающие, как… как кровоподтек на громадном глазу божества! Ну да! Да!!!

Многоголосое эхо, отражаясь от стен, заставило всех спутников Леннара повалиться ничком и зажать уши руками, чтобы не сойти с ума.

— Я знаю, — не унимался Леннар, — я вспомнил! Не знаю, что я могу вспомнить еще, но ЭТО я вспомнил точно!

И он обвел рукой громадное гулкое пространство, куда игра неведомых могучих сил зашвырнула их, словно жалкие песчинки, осыпавшиеся с неописуемо громадной руки великана.

…Примерно в это же время — в неописуемой ярости! — старший Ревнитель Гаар вернулся во Второй, ланкарнакский, Храм Благолепия. Здесь его ждали оглушающие новости, тоже на первый взгляд очень плохие. Бледный жрец Алсамаар, тот самый, что руководил задержанием Леннара (удачным в отличие от миссии самого омм-Гаара), подбежал к старшему Ревнителю и, склонив голову, произнес, стараясь говорить спокойно:

— Беда, брат Гаар. Беда.

— Да уж куда хуже?! — вырвалось у взбешенного Ревнителя.

Алсамаар, наверное, не понял смысла этой короткой фразы. Да, собственно, он и не стал в него вникать. Он выдавил из себя только несколько слов, но когда их суть дошла до отуманенного гневом и ненавистью рассудка омм-Гаара, он вздрогнул всем телом и отшатнулся, вжавшись спиной в могучую мраморную колонну. Вот что сказал жрец Алсамаар:

— Беда. Стерегущий Скверну умер.

— Умер?! — взревел омм-Гаар, чуть придя в себя. Сжимались и разжимались его могучие кулаки, на запястьях взбухали мощные веревки вен. — У-умер?

— То есть нет, еще не умер, но его душа привязана к телу такими тонкими нитями, что вот-вот взовьется к небесам, присоединится к сонму упокоившихся душ под дланью великого Ааааму, — витиевато ответил Алсамаар.

Старший Ревнитель Гаар тряхнул головой и бросил:

— Где он?

— В гроте Святой Четы, — тихо ответил Алсамаар. — Мы не смеем войти туда. Ждали тебя, брат Гаар. Только у тебя есть достаточная степень посвящения,чтобы войти туда.

Изумлению омм-Гаара не было предела. Он опустил тяжелую шишковатую голову так, что массивная челюсть почти коснулась груди, и выговорил:

— В гроте Святой Четы? Но зачем он пошел туда? Ведь до праздника Глосса, Желтого Небесного Паука, еще тринадцать восходов. Даже Стерегущий Скверну не может нарушать древних ритуалов!

— Все это так. Но, боюсь, он уже не сможет ответить нам. Он лежит на ступенях…

— На ступенях?! — проревел Гаар. — Головой к саркофагам? И потому никто из вас не посмел войти туда, в грот Святой Четы, чтобы оказать ему помощь? Погоди, брат Алсамаар… Но ведь кроме него и меня туда имеет право вступать брат Караал, старший Толкователь. Где он? Почему вы не разыскали его, а ждали меня?

— Брат Караал бежал из Храма, — ответил жрец Алсамаар. — В его покоях все перевернуто вверх дном, подожжены бесценные свитки и фолианты… мы едва успели потушить пожар и спасти священные тексты. Кроме того, под ложем брата Караал а найден труп одного из Цензоров, которые постоянно были при нем. Его закололи саблей, ударив прямо по ложу, пробив его и пришпилив Цензора к полу, как бабочку. Но это еще не все…

— Что-то ЕЩЕ?

— Да. У брата Караала нашли вот это.

— Что это?

И омм-Гаар принял от жреца несколько опаленных огнем страниц, испещренных письменами. Его взгляд коснулся их, и Гаар вздрогнул.

— Это… это нашли у старшего Толкователя Караала?

— Да.

— Но ведь это же… — Старший Ревнитель снова скосил взгляд к жженым страницам, и взгляд выхватил фразу: «… падет Храм у стоп ЕГО, обагренных кровью Бога, и рухнет в черную пропасть, сползет в чрево земли, разорванный надвое…»Но ведь это же копия со списка из Книги Бездн! Страшной, еретической Книги Бездн!

— Да, брат Гаар, — пролепетал Алсамаар, пятясь к стене.

— Та-а-ак… — свирепо раздув ноздри, протянул старший Ревнитель Гаар, — хорошие новости вы мне тут сообщаете. Стерегущий Скверну умирает или почти уже умер, и не где-нибудь, а в гроте Святой Четы… один из Цензоров убит, а брат Караал бежал, и в его апартаментах — страницы из Книги Бездн, траченные пламенем! Из Книги Бездн, за которую умерщвляют медленным огнем! Да-а-а… А отчего, скажи мне, отчего умирает Стерегущий Скверну?..

— Его ударили ножом в грудь, — ответил жрец Алсамаар, не глядя на старшего Ревнителя, — или чем-то наподобие того, насколько я вообще мог разглядеть от входа в грот Святой Четы. Орудие убийства и сейчас торчит в его груди… По крайней мере, торчало в тот момент, когда я осмелился заглянуть туда. Спустись в грот, брат Гаар!

— Цензор, Стерегущий Скверну… — пробормотал старший Ревнитель. — И кто же, по твоему мнению, мог это сделать?

— Только брат Караал, старший Толкователь, — последовал немедленный ответ.

Старший Ревнитель Гаар и сам склонялся к тому же мнению. Он питал давнюю и прочную ненависть к старшему Толкователю Караалу, но сколь устойчива, столь и бесплодна она была — потому что законы Благолепия налагали на брата Караала абсолютную неприкосновенность, как и на всякого старшего Толкователя вот уже много поколений подряд. Каждый Толкователь обладал подобной неприкосновенностью, чтобы, не боясь, не таясь и не оглядываясь на возможные последствия, изрекать истину, сколь бы горька она ни была. Теперь же, виновен ли Толкователь Караал или нет, у Гаара были все основания обвинить его в преступлении против Благолепия, спустить по его следу погоню, а потом судить и карать, как то предписывается законом. Старший Ревнитель Гаар не мог не сознавать того простого факта, что со смертью Стерегущего Скверну и исчезновением старшего Толкователя Караала он, Гаар, становится первым лицом Храма. И главным кандидатом в предстоятели. Тем более что у омм-Гаара давно вызревала подспудная вражда со Стерегущим. Последний, будучи человеком умным, суровым и по-своему справедливым, не мог не видеть, что брат Гаар, мягко говоря, чтит далеко не все заповеди Храмового устава. И время от времени нарушает их. Омм-Гаар знал, что Стерегущий размышлял над тем, а не подать ли ему прошение в Ганахиду, в Первый Храм, чтобы Сын Неба, Верховный предстоятель веры, перевел омм-Гаара в другое место, более соответствующее его благочестию и талантам. О, сколько ядовитой иронии в этих словах!..

И вот теперь Стерегущий мертв или скоро станет таковым. Быть посему!.. Старший Ревнитель привык скрывать свои чувства, но тут он едва не позволил себе улыбнуться широкой, не открывающей зубов — торжествующей улыбкой хищника.

Одна лишь мысль, назойливо долбящая в висок, не давала Гаару совершенно удовлетвориться всем сообщенным ему: ЗАЧЕМ Караал бежал, потеряв тем самым и сан, и сопряженную с ним неприкосновенность? И убил Цензора? Едва ли из-за этого. Да и не стал бы добродушнейший, ровный характером Караал поднимать руку даже на самого ничтожного из храмовых служек, не говоря уж о Цензоре и о самом Стерегущем Скверну. Последний, кажется, даже приходился Караалу родней. По крайней мере, омм-Гаар подозревал что-то такое: уж очень хорошо Стерегущий относился к Толкователю, слишком вольно и положительно трактовал проступки Караала, всякий раз находя оправдания тому или иному деянию старшего Толкователя! Тогда зачем Караалу убивать высокопоставленного иерарха, благоволящего к нему, и потом позорно бежать? Наверняка такой хитроумный человек, как этот Караал, мог изыскать хоть сто способов избежать и тени ответственности, даже если бы его руки были по локоть в крови! Да и не похоже все это на Толкователя… Впрочем, что гадать? Нужно увидеть все собственными глазами!

— Пойдем, — решительно произнес старший Ревнитель и, широко ставя ноги в тяжелых сапогах, направился по галерее. За ним, еле поспевая, семенил жрец Алсамаар.

Грот Святой Четы находился в самом сердце Храма. Собственно, в свое время Храм и был построен вокруг этого грота. Грот Святой Четы был рукотворным и представлял собой остатки какого-то невообразимо древнего культового сооружения. Грот был вырублен прямо в базальтовой породе, чрезвычайно твердой и долговечной. Вход в это священное место был обнесен развалинами древней стены, которая при всех своих довольно внушительных размерах (в три человеческих роста) казалась ничтожно малой по сравнению с гигантскими размерами храмового зала, посреди которого она находилась. Вход преграждали сначала тяжелые, грубо выкованные ворота, а потом — уже в самом гроте — набухшая деревянная дверь, пропитанная какими-то маслами, позволявшими ей сохраняться вот уже сколько поколений.

У двери, вытянувшись и застыв в полной неподвижности, стояли два Ревнителя. Брат Гаар свирепо взглянул в лицо сначала одного, потом другого, толкнул боком дверь и очутился в том самом месте, в которое даже ступить боялся не самый последний человек в Храме жрец Алсамаар.

Это была небольшая сводчатая пещера, высеченная в камне. Она освещалась несколькими факелами, прочно вделанными в стены. Утверждалось, что эти факелы горят без вмешательства человека вот уже боги знают сколько. Собственно, факелы, их происхождение и чудесным образом поддерживаемый огонь не интересовали в данный момент брата Гаара. Он прошел по грубо выбитым в камне ступеням, придерживаясь локтем за стены, и остановился на последней ступеньке. Наклонился вперед и вцепился взглядом в дальнюю стену. Там, на небольшом возвышении из серого с красноватыми вкраплениями камня, покоились две гробницы, поставленные под углом, один край выше другого. Крышки их были совершенно прозрачны, и сквозь ядовито-желтый туман, заполнявший внутреннее пространство гробниц, виднелись контуры тела в одном из саркофагов. Второй был пуст. Гаар машинально опустился на колени, осенил себя священным знаком… Его взгляд коснулся неподвижной фигуры, которая лежала на ступеньках лестницы, поднимавшейся к гробницам. По голубоватым одеждам и характерным чертам лица он узнал Стерегущего. Гаар кинулся к нему и, припав на ступени лестницы рядом с головой главы Храма, рассмотрел страшную рану, зиявшую в груди Стерегущего чуть пониже сердца.

Вокруг нее по одеянию расползлось уродливое темное пятно, похожее на мертвую черную крысу непомерных размеров.

— Кто посмел? Чем? — быстро спросил Гаар.

Стерегущий был еще жив, хотя Ревнитель не очень на это и рассчитывал: его вопросы носили скорее риторический характер. Особенно если учесть, что брат Гаар уже определил для себя ответы на оба озвученных им вопроса. Умирающий приоткрыл один глаз и произнес:

— Там… истина… — Что?

— Нам осталось не так много, потому что… близок… близок уже…

— Да что же ты хочешь сказать, о Стерегущий Скверну?! — громовым голосом закричал старший Ревнитель, и гулкое эхо несколько раз повторило его слова, кажется, поколебав пламя вечных факелов.

Стерегущий Скверну улыбнулся тонкими губами, и в его глазах возникло что-то похожее на… печальную улыбку. Он едва качнул головой, и до омм-Гаара донеслось:

— Ты… ты должен сам дойти… как я… как брат Караал.

— Это он убил тебя? — спросил старший Ревнитель, уже не заботясь о корректной постановке вопроса. — Он?

Грустная улыбка, теплящаяся в глазах Стерегущего, чуть тронула и его сухие губы.

— Можно сказать, что так… Но я понял… понял тебя. Брат Караал не виноват. Я сам… я — сам… сам решил…

— Вы что же, все решили мучить меня загадками?! — крикнул старший Ревнитель, голос которого все более креп и разрастался по мере того, как слабел настоятель Храма. — Что же тут произошло, боги и демоны?! Говори же! Все преступники будут наказаны, страшно наказаны, уж я об этом позабочусь!

Ничего не ответил Стерегущий. Он скосил глаза вправо, попытался приподнять голову, но тут же с глухим стуком уронил ее на грубые каменные ступени грота. Он был мертв. Старший Ревнитель Гаар посидел в неподвижности, потом медленно посмотрел туда, куда устремил свой последний взгляд покойный глава Храма. Там, в маленькой темной лужице, уже подсыхающей с краев, лежала металлическая табличка, заострявшаяся к концам. Она была перемазана в крови. Гаар, поколебавшись, взял ее в руки и тотчас же, глухо вскрикнув, уронил на ступени. «Леннн… ннаррр», почудилось ему в том звуке — протяжном, дрожащем, нежном, — что издал этот предмет, упав на каменные ступени.

Старший Ревнитель по-бычьи мотнул головой, потому что не мог не узнать этот предмет. Его конфисковал жрец Алсамаар в деревне Куттака. Тонкая, небывалая работа. Не то чтобы омм-Гаару никогда не приходилось видеть ничего подобного, просто он догадывался, как и откуда могут браться такиевещи… На табличке была надпись на древнем, почти забытом языке предков: ЛЕННАР. Кажется, тот человек из Проклятого леса говорил, что ему понравилось это имя и он взял его себе, потому что не помнит настоящего. Леннар! Он наносит удары даже здесь, даже сейчас, когда его нет!

Старший Ревнитель взглянул на прозрачный саркофаг, в котором под клубами желтого тумана прорисовывались тонкие контуры женского тела. Согласно древнему преданию, это сама Аллианн, спутница Ааааму, чье истинное Имя неназываемо. Аллианн, Та, для Которой светит солнце! Омм-Гаар вдруг рассмеялся. Глупые суеверия!.. Даже Стерегущий Скверну во что-то верил, раз приволокся умирать сюда, в каменное сердце Храма, к ступеням гробницы этой якобы богини. Интересно, что за девку запихнули в саркофаг? Да еще поставили рядом пустой, якобы предназначенный для САМОГО ААААМУ, пресветлого бога Неба, спасителя. Святая Чета! Как и многие высшие посвященные,Ревнитель Гаар был законченным безбожником. И потому он смело взглянул в лицо той, что лежала в саркофаге, в лицо, скрытое дымкой желтого тумана, и проговорил:

— Ну что ж… Вот, кажется, теперь я — Стерегущий Скверну, глава Храма. Уверен, что Верховный предстоятель в Первом Храме, там, в этой зажравшейся Ганахиде, утвердит меня на этом посту. Кто попрет против традиции? Умершему Стерегущему наследует брат ордена Ревнителей, приписанный к Храму, — тот, что в самом высоком среди всех сане! То есть я, старший Ревнитель Гаар! Посмотрел бы я, кто станет противиться этому! Разве только тот негодяй, чье имя написано на этой злополучной табличке! Посмотрел бы я!..

Ничего. Он еще доберется до отступника и еретика. Он заставит его по капле выдавить из себя Скверну. Через муку, через очищение. Он — новый глава ланкарнакского Храма, принявший последнее дыхание прежнего владыки. Он, омм-Гаар, — Стерегущий Скверну!

И брат Гаар, согласно древнему ритуалу, поставил свою ногу на окровавленную грудь покойного настоятеля.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...