home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Нежные болота, несколько дней спустя

— Они не сумеют перебраться через периметр оцепления. Хотя, конечно, их отвага заслуживает похвалы. Мальчишки, мальчишки!.. Удивительно отважный народ во всех мирах, на Земле ли, в Кринну ли, — улыбнулся Элькан, наблюдая за тем, как несколько крошечных черных фигурок мельтешат у матово поблескивающего контура силового поля.

— Мне тоже нравятся здешние подростки, — сказал Абу-Керим. — Недавно я наблюдал, как двое таких милых созданий подожгли таверну. Хозяин таверны поймал одного и отрубил тому топором правую руку и левую ногу, а потом поставил в позицию и дал пинка. Тому удалось пробежать шагов сто, пока он не истек кровью. Удивительно чуткими людьми населена здешняя земля.

— Замолчите, вы отвратительны, — басом прервала его Элен Камара.

— Так ведь это не я отрубил мальчонке руку и ногу, в самом деле! — недоуменно пожал плечами Абу-Керим. — Хотя способ наказывать за воровство примечательный, ничего не скажешь…

Это изречение постарались обойти молчанием. Хотя той же Элен Камара подобная сдержанность обошлась довольно дорого.

Вот уже шестой день на Нежных болотах шли РАБОТЫ. Суть и конечную цель этих работ понимали даже не все в них участвовавшие, но тем не менее мало кто рисковал вмешиваться в этот, с позволения сказать, процесс и тормозить его. Со стороны выглядело примерно так.

К массивной скале, высившейся на береговой черте Нежных болот, прикреплена тонкая металлическая балка, вторым своим концом уходящая на несколько сотен метров от берега. Поддерживала эту вторую оконечность только гравиплатформа (сродни тем, на которых передвигались гареггины Акила, только втрое больше), но и она не стояла на месте, а выдвигалась все дальше в глубь Нежных болот. В этом месте ширина зловещей топи достигала нескольких километров, так что для полного пересечения ее потребовалась бы балка вдесятеро длиннее. Однако это обстоятельство совершенно не смущало Элькана, который вместе с уже упомянутыми выше спутниками — Абу-Керимом, Элен Камара, а еще Бер-Ги-Даром — стоял на той самой гравиплатформе и смотрел приблизительно с высоты пятиэтажного российского дома на то, как под ним расходятся, чавкая, булькая, завывая и испуская иные выразительные звуки, черные волны. По всей длине к балке крепились до десятка массивных чашевидных предметов размером приблизительно с голову человека. Из перевернутых этих «чаш» лился зеленоватый дымок и свивался в петельки, спиральки, неясные нежные кружева, похожие на те, что надевают модницы Ланкарнака или Горна в солнечный праздник Желтого Паука. Кружева?.. Точно по линии длиннейшей балки в толще болот образовалось что-то вроде гигантского рва, шириной метров тридцать, глубиной же от десяти до ста. И ров продолжал углубляться. Неудивительно. Чаши были рабочими элементами телепортеров. Жидкие «стенки» котлована закреплялись силовым каркасом.

Фрагмент береговой линии, к которому примыкала странная эта конструкция, был обнесен барражем из уже знакомых маячков охранной системы. У маячков постоянно толпились зеваки из соседнего села и даже из самого Дайлема.

«Бродячих» же дайлемитов не наблюдалось. Эти существа предпочитали выглядывать по ночам. И тотчас же скрываться. Но люди из отряда Элькана уже начинали получать представление о том, ГДЕ их искать. И зачем это нужно. Собственно, эти страшные, но по-своему глубоко несчастные люди — «дикие» гареггины — не могли служить ни промежуточной целью, ни каким-то серьезным препятствием.

Бедствий следовало ждать совсем не оттуда.

Элькан координировал всю работу. Наконец-то он сумел поставить ее так, что никто не задавал дополнительных вопросов, а всецело сосредоточился на своем сегменте работы. Гамову досталось одно из самых интересных направлений. В определенной степени фронт работ был уже известен ему, еще бы!.. Элькан поручил ему доставку комплектующих к Большим транспортерам из подземелья крепости Этер-ла-Винг. Как бы то ни было, это оказался единственный разведанный и проверенный склад с важнейшей техникой на Корабле. И искать другие не было смысла. Да и времени.

Гамов и выделенная в его распоряжение группа доставили к Нежным болотам чашевидные ускорители Больших транспортеров.

— Из Этер-ла-Винга?! — воскликнул Константин, когда добрый дядя Марк только поручил ему эту небезопасную миссию, — Очень хорошо! Осталось уяснить технические детали этого подвига…

— Не следует думать, будто чашевидные ускорители к Большим такая уж невообразимая махина, — строго проговорил Элькан. — Нет, конечно, бывают и такие, что достигают в диаметре пятисот метров, но те орбитальные и для внутреннего пользования не предназначены. Те, что должен доставить ты, совсем небольшие. Размером с человеческую голову… Правда, на расконсервирование отсеков хранилища может уйти немало времени. Собственно, по этой причине мы и не сумели забрать комплектующие при оставлении Этар-ла-Винга.

— А что изменилось сейчас? — холодно спросил Гамов. — У выходного портала, через который мы будем выгружаться из тоннеля в заданный квадрат в Ганахиде, вполне может быть охранный пост. Равно как и в любой из трех точек выхода на поверхность, которые имеются в тех координатах. Ты же сама говорил, дядя Марк!.. Кроме того, никто не гарантирует нас от засады в самой крепости. Я не подвергаю сомнению твой приказ. Просто для того ли мы так спешно покинули крепость Этер-ла-Винг, чтобы сейчас, спустя всего несколько дней, отправлять туда убойную команду?

Глаза Элькана сощурились, превратившись в две узенькие, жесткие щелки, лучившиеся раздражением и досадой.

— Убойную? Ты хочешь сказать, что я отправляю вас на убой? Даже при том, что я хочу придать тебе лучших людей — Лейну, Абу-Керима…

— Какие повороты сюжета… Кто бы мог помыслить, что Абу-Керима зачислят в категорию «лучших людей», — саркастично пробормотал Гамов.

— Оставь эту дурацкую манеру цепляться к словам и выворачивать их наизнанку! — гневно загремел Элькан. — Довольно. Я тебя понял. А теперь ты послушай меня. Во-первых, оспаривать приказы по меньшей мере глупо, а в создавшихся условиях…

— Я и не думал оспаривать!

— …а равно обсуждать — преступно! Ты что же думаешь, я отправлю хотя бы кого-то на верную смерть? Сейчас, когда каждый верный человек на вес золота, даже на вес наполнителя контроллеров двигательной системы звездолета!

— Я понял, — сказал Гамов. — Готов выполнять. Кроме тех, кого ты уже назвал, дядя Марк, я могу рассчитывать на Мазнока?

— Нет. Мазнок останется здесь. В Ганахиду отправятся только те, у кого имеется иммунитет против амиациновой лихорадки. У тебя он даже двойной: ты землянин и к тому же гареггин.

«Его не переделать, — мелькнуло тут в голове Константина, — впрочем, как почти любого человека. Вода не сжимается, разве под страшным давлением, а человеческая суть не меняется, разве… ну как с водой. Снова эта страшная закрытость! Откуда ему известно, что у землянина есть иммунитет против амиацина, откуда такая уверенность? Наверняка дошел до этого опытным путем. И кто тогда подопытный? Выбор невелик. Ладно, и не это вовсе сейчас главное…»

— Вероятность эпидемии в землях Ганахиды велика, — закончил Элькан. — Тебя она не затронет, но все равно будь предельно осторожен… гареггин. Никакого успокоения! У тебя свой крест.

Гамов и вверенные ему люди отправились к ближайшей точке входа в сеть лифтовых шахт, чтобы скорейшим образом вернуться в земли Ганахиды. И в самом деле, на выходе из портала, оборудованного в узкой голой балке в десяти белломах от крепости Этер-ла-Винга, не было и намека на пикет. Однако же в глубине оврага обнаружена свежая земляная насыпь, и зоркий взгляд смог разглядеть почти засыпанную почвой человеческую руку. Судя по ритуальной татуировке на запястье, принадлежала она сардонару второй степени посвящения.

По пути в крепость маленький отряд не встретил НИ ДУШИ. Верно, это сбывались зловещие и туманные предсказания Элькана, данные неясно, полунамеком, в расчете на догадливого слушателя. Несколько раз люди Гамова натыкались на свежие подпалины на земле, как будто тут разлили масло и подожгли. Еще теплая земля казалась разрыхленной, а может, так оно и было: тут рыли…

По пути к крепости они встретили полностью сожженный Малый Катрог, село, жители которого поставляли в крепость продовольствие и фураж и потому имели привилегию безнаказанно передвигаться по всей округе. Сейчас — никого. Крепость встретила посланников Элькана зловеще распахнутыми воротами, черными стенами и огромным черным горелым пятном посреди внутреннего дворика.

— Ясно, — тихо сказал Гамов, разглядывая горстку жирного серого пепла у стены смотровой башни, — не надо гадать, что согнало людей с насиженных мест и заставило убраться даже квартирьеров из твоего, Лейна, отряда, распущенного по окрестностям. Страх. Конечно, страх. Так не боятся мечей и не боятся огня. Они испугались эпидемии. А что? Довольно одного человека с открытой формой «короткой» амиациновой лихорадки, чтобы воспламенить окрестности. Вот они и воспламенили!.. Прошлись очищающим огнем, как инквизиторы в Средние века. Верно, извели все запасы масла…

— Если все так, отчего же эпидемия вспыхнула именно сейчас, ведь ее ожидают уже давно? — спросила Лейна.

— Очень просто. Примерно в эти дни по селениям ездят армейские эмиссары — осуществлять набор рекрутов. Я, кажется, уже говорил, что хватит одного человека? Вот он, верно, и проехался по всем пяти селам, что есть в округе. Вся зараза идет из Горна!

— Это я давно усвоила, — тихо сказала Лейна. — В прекрасном мире мы живем, друг мой! Все мы так или иначе обречены и скоро умрем: эти люди, что бежали, — от лихорадки, я — от нее же, но чуть позже и, быть может, не так мучительно, ну а тебя доест тварь, которая дарована тебе самим Леннаром. Прекрасный мир, прекрасная участь!

— Ничего, — бодро сказал Костя, чувствуя, как у него стынет кончик носам и свинцом наливаются кисти рук, — у нас на планете есть отличная песня про то, что помирать нам рановато…

Наверное, в переводе на Общий эта фраза звучала очень печально, потому что Лейна опустила голову и сделала какой-то слабый и неопределенный, ломаный жест правой рукой…

Всю работу по извлечению и укладке нужного оборудования провели за сутки. Еще по первым впечатлениям Гамова в этом мире местные сутки практически совпадали с земными…

На обратном пути они все-таки встретили одного-единственного человека. Он или отстал от беженцев (если его признали здоровым), или чудом спасся (если его посчитали зараженным). Так или иначе, ему не повезло. Сложно и неуместно говорить о каком бы то ни было везении в обезлюдевшей местности, истыканной, словно черными метками смерти, еще дымящимися выгоревшими пятнами. Завидев отряд Гамова, он вскинул вверх обе руки, страшно скривил лицо и заорал на простонародном наречии ганахидского:

— Ай, славные люди! Очень добрые люди! Во имя Леннара и всех богов Великой пустоты! Дайте жрать или убейте меня!.. Убейте или дайте пожрать, меня бросили, меня оставили, я хочу есть, я хочу есть!.. Эта земля смердит мертвечиной, тленом! Дайте есть или убейте!..

Неизвестно, сколько он причитал бы, когда б не Абу-Керим. Он вытащил из плотного кожаного колчана метательный дротик-миэлл и метким броском пробил бедолаге грудь. Тот повалился ничком, и Абу-Керим, верно желая предупредить возможные реплики милосердных, произнес, встав над трупом:

— На его лицо и руки посмотрите. Вот! Красные эти полосы… надо его облить горючим и поджечь. А потом закопать, а то он тут все окрестности отравит. Хотя моя предусмотрительность — это капля в море.

Не моргая смотрел на него Гамов. Если при старте полета одна улыбка Абу-Керима, длинная, белозубая, волчья, вызывала у него тоскливое чувство и позорное желание закрыть голову обеими руками и забиться в угол, то теперь ни террорист, ни это легкое убийство зараженного амиацином человека не подняли в груди Константина никакого чувства. Ему было все равно. Человеческая жизнь не стоила ничего. Промедление в этом мире было подобно смерти во много большей степени, чем на Земле.

Гамову было все равно. Адаптация на Корабле прошла успешно.

Он избегал подходить к болотам ближе чем на полсотни шагов иначе чем по настоятельнейшей необходимости. Даже когда обнесли барражем часть берега, указанного Эльканом, и стали вытягивать из скалы металлическую балку, [46]Константин следил за процессом издалека. Он видел высокую фигуру Элькана за распределительным пультом на треноге. Он видел все растущую груду черной, вязкой жижи в низине за холмом, выбираемую из толщи болот и перекидываемую на две сотни метров Большими… Потом пришел час потехи, когда в гнетущей и напряженной атмосфере обволакивающей работы появились на возвышенности четыре каких-то типа в длинных дайлемитских одеяниях и в высоких головных уборах, определенно смахивающих на тиару римских пап. У всех четверых, судя по всему, были просто-таки луженые глотки, потому что, когда они слаженно завели гимн ли, молитву или заговор, их рев долетел до ушей Константина, который находился чуть ли не в полукилометре от них. После этого четверка уселась в колесницу, запряженную одним-единственным скакуном, и удалилась. После их посещения количество и без того немногочисленных зевак, глазеющих на то, как святотатцы роются в страшных болотах, поубавилось, верно, втрое. Остались в основном мальчишки-беспризорники, для которых не являлись авторитетом ни отцы Дайлема, ни «дикие» гареггины, ни даже ужасающие чудовища самих Нежных болот. Наверное, было в их жизни что-то и пострашнее, чем выныривающее из растревоженной болотной жижи агонизирующее чудовище, буквально кричащее флюидами боли и ярости.

Позже, за ужином, Бер-Ги-Дар, как знаток нравов и обычаев, бытующих в Дайлеме, пояснил суть происшедшего:

— А что мы хотим? По их верованиям, мы потревожили духов болот, и теперь в течение трех суток всех нас ждет смерть мучительная и лютая. Собственно, а что еще может ждать святотатцев?

— Так они наложили на нас проклятие? — спросила Элен Камара.

Бер-Ги-Дар улыбнулся, отчего в углах его рта прорезалась целая сеть глубоких морщин:

— Нет, почему же проклятие? Напротив, они читали заговор на благоразумие. Есть такой в богатом арсенале здешних жрецов. Этот заговор направлен на то, чтобы вселить в душу того, на кого он накладывается, смирение и благочестие. Чтобы заговариваемый сам покаялся в своих дерзновенных помыслах и вернулся в лоно Благолепия. В нашем случае мы должны прекратить «разрывать грудь болот» — это их речения, а потом сдаться «диким» гареггинам, а уж те поступят с нами сообразно долгу.

— И много мы им задолжали? — ухмыльнулся Абу-Керим.

Не убирая с лица любезной улыбки, уроженец Кринну ответил землянину:

— Довольно для того, чтобы «дикие» заставили нас пройти «хоровод» во славу Священного червя. Это когда нескольким людям вспарывают животы и выпускают кишки, а потом связывают между собой в круг. «Хоровод» идет до тех пор, пока не упадет последний. Этого последнего оставляют в живых и делают гареггином, а остальных топят в болотах.

— Милый обычай, — сказал Гамов без тени смущения и откусил шмат мяса, готовившегося прямо на костре и немного не дожарившегося…

Работы продолжались.

Элькан осуществлял общее руководство процессом, группа во главе с капитаном Епанчиным и Абу-Керимом обеспечивала безопасность работ, нанотехнолог Хансен под присмотром того же Элькана регулировал работу конструкций (удачно делая вид, что ему ясен механизм выбирания болотных толщ). Элен Камара брала пробы грунта и изучала его, насколько позволял тот минимум соответствующего, оборудования, что находился в распоряжении отряда. Китаец Минога, Бер-Ги-Дар и неожиданно примкнувший к ним Мазнок обнаружили в себе тягу к биологии и, обзаведясь трупом червя длиной едва ли не в рост человека, принялись потрошить его и брать пробы тканей. Мазнок даже умудрился сожрать фрагмент плоти легендарного существа из Нежных болот и заявить, что мясо (если этовообще можно именовать мясом, памятуя о рукотворном происхождении червя и его характеристиках) смахивает на птичье. Дескать, разводят в отдельных селениях Ганахиды птицу кумпар. Идет за деликатес…

Лишь на шестой день работ, когда наращиваемая модифицированными транспортерами металлическая балка достигла длины где-то пять сотен метров, Костя Гамов рискнул добраться до гравиплатформы, зависшей над болотами. У него непрестанно кружилась голова, и Элькан, взглянувший в его зеленовато-бледное лицо, проговорил:

— Ты не смотри вниз. Это болото для тебя как огромный магнит. Я, конечно, никогда не знал, ЧТО это такое, но фантазия у ученого — одно из важнейших качеств…

— Знаешь, дядя Марк, не будем о фантазии у ученого, — прервал его Гамов, прикрывая глаза рукой, — мне кажется, что твой азарт исследователя начинает брать верх над другими качествами, в том числе над благоразумием. Ты сам рассказывал о том, что ставил опасные опыты на людях. Теперь следующие подопытные мы?

Элькан прищурил глаза, как он всегда делал, когда проявлял недовольство или недоумение:

— К чему ты сейчас мне это говоришь? Что мне мешает проявлять свой, как ты выразился, азарт исследователя?

— Да есть моменты, — твердо проговорил Константин. — О том, что мы развернули работы на Нежных болотах, знает вся округа, знает Дайлем, могут знать находящиеся в нескольких десятках белломов отсюда города-государства, где имеются гарнизоны Обращенных. Наконец, найдутся такие, кто сообщит в Горн сардонарам. Ты не думал о том, дядя Марк, что следует ждать гостей?Или, — Гамов широко, саркастично улыбнулся, — ты уже готов их встретить?

— Готов. Знаешь, готов. Если бояться всего, то когда же работать? А нам слишком много всего нужно успеть. Да и с тобой, знаешь…

— Элькан! — прозвучал голос Бер-Ги-Дара, стоявшего в паре шагов от двоих участников глобального проекта «Дальний берег», на самом краю пятиметровой гравиплатформы. — Смотри! Кажется, ЕСТЬ!..

Оба собеседника — и «дядя», и «племянник» — одновременно прянули к краю платформы и замерли. На четырехсотом метре разработок углубившийся котлован, закрепленный силовым каркасом излучателей, был выведен точно на угол какого-то сооружения. Это сооружение находилось примерно четырьмя десятками метров ниже уровня болот, и при появлении фрагмента перекрытия, облепленного густым, черным илом, Элькан испустил вопль и прокричал:

— Я знал! Я знал! Пусти меня!

Он отстранил Бер-Ги-Дара от распределительного пульта и решительным движением увеличил глубину проникновения силового поля в толщу болот, и верхушка сооружения была взрезана и обнаружила под собой пустоту, наполненную сероватым нежным сумраком.

Элькан поднял вверх обе руки. В голосе его звучало торжество, когда он сказал:

— Да! Я знал, что источники не врут, и это в самом деле здесь! Все указывало на это! Химические примеси в воде, анализ источников информации… преданий… Пусть эти болота напоминают филиал преисподней, но это рай для исследователя! Главное, — повернулся он к Константину, — мы успели обнаружить артефакт ДО того, как сюда явились разного рода соискатели… бессмертной славы! — Он задыхался.

Гамов, быть может, и хотел сказать, что, в то время как любезный дядя Марк-Элькан рассуждает о рае для исследователя и о бессмертной славе, большая часть встреченных ими в последнее время людей уже мертвы. Или вот-вот найдут свою гибель… Нельзя сказать, что и они сами, люди из отряда Элькана, вгрызающиеся в лоно болот и радующиеся этому как дети, — исключение. Но Гамов сказал только:

— Артефакт… Да тут, собственно, весь мир — артефакт…

Элькан скользнул по его лицу невидящим взглядом, в котором было густо разлито торжество. Судя по всему, последние слова Гамова он попросту не воспринял.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...