home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

— Мне нужно как минимум десять человек, чтобы обеспечивать хотя бы относительную безопасность лагеря! — громко и настойчиво говорил капитан Епанчин. — Кроме того, мне нужна одна из двух имеющихся в нашем распоряжении гравиплатформ, чтобы патрулировать окрестности! Меня вполне устроит малая платформа!

— Люди и оборудование нужны для работ! — отвечал Элькан. — Или вы не желаете понять этой простой истины, капитан?

— То есть вы не предполагаете защищаться, если на нас нападут?

— Я прежде всего ученый. Война не моя стихия, хотя, если потребуется, я возьму в руки оружие, — ответил тот. — Вы, кажется, уже видели, капитан Епанчин, что я довольно недурно им владею.

— Начальник хочет сказать тебе, Епанчин, чтобы ты довольствовался тем, кто у тебя есть и что у тебя есть, — ввинтился в разговор Абу-Керим. — Если на нас нападут сардонары, не помогут ни десять человек, которых ты вытребуешь, ни несчастная гравиплатформа. То же в отношении Обращенных! Старикашки из Дайлема, эти жрецы-заклинатели, ведь уже предрекли нам мучительную смерть в течение ближайших трех суток! Дали, так сказать, информацию к размышлению. Чего ж тебе еще надо? Не отвлекай начальника от серьезных дел!

Капитан Епанчин сделал вид, что не слышал этих слов. В конце концов, Абу-Керим свое получит, пронеслась мысль. Не от собственных землячков, так от этих «диких» гареггинов с их трогательными обычаями вести «хоровод». От сардонаров, от Обращенных…

Работы перешли на новый этап. Элькан отобрал семерых для того, чтобы проникнуть внутрь обнаруженного в толще болот сооружения. Первые же данные выявили, что постройка покоится в котловине на дне этого своеобразного водоема и форма этой котловины максимально приближена к усеченному конусу. Судя по всему, заключенное внутри затопленного болотной жижей конуса сооружение просто провалилось «под землю», после того как были повреждены основная и вспомогательные переборки Уровня. Устремившаяся в провал вода и осыпавшиеся толщи грунта довершили дело. Повреждение резервуаров, содержащих химически активные вещества, вызвало утечку, и пошли процессы, приведшие в итоге к образованию ареала болот, зоны с совершенно особенной флорой и фауной.

Взрезав верхние перекрытия сооружения и начисто снеся, словно гигантской косой, две шишковидные башенки, Элькан закрепил каркас силового поля и нарастил лестницу прямо к прорубленной бреши. Несмотря на то что работы шли уже несколько дней и люди могли привыкнуть к тому, как работают транспортеры, Малая их модификация, все равно, — как только прямо из воздуха начала ткаться витая лестница с опорными площадками в стыках пролетов, несколько уроженцев Корабля вознесли молитву.

— Люди не меняются, — тихо проговорил Гамов, глядя на то, как Лейна становится на одно колено и ее губы шепчут слова истового обращения к неизвестным богам и темным духам этой земли, в то время как у ее бедра покоится средоточие высочайших технологий, плазмоизлучатель «Дитя Молнии».

У отряда Элькана не было практически никакого специального оборудования, поэтому приходилось рассчитывать единственно на прочность каркаса силового поля, наведенного излучателями. Каркас держал стенки котлована, углублял и расширял его по воле Элькана. Малейшая неполадка вызвала бы схлопывание контуров, проще говоря, пучина болот сомкнулась бы над головами дерзких святотатцев.

Первыми в здание предполагаемого медицинского центра Строителей спустились, как говорится, семеро смелых, среди которых были Элен Камара, Хансен и, конечно, сам Элькан. За распределительным пультом, установленным на гравиплатформе, остался криннец Бер-Ги-Дар, с ним капитан Епанчин, встревоженный, осунувшийся и бледный. К слову, последние несколько дней капитан почти ничего не ел и непрестанно говорил об усилении охраны. Впрочем, сам он понимал, что ресурсы маленького отряда Элькана сильно ограничены, и это обстоятельство привносило дополнительный повод для неизбывной тревоги. Летчик-космонавт, страдающий бессонницей, — это приводило самого Епанчина в бешенство.

Капитан постоянно держал связь с людьми, находившимися на берегу, а вдоль длинной металлической балки, несущей излучатели, непрестанно курсировала туда-сюда малая гравиплатформа с Абу-Керимом, Гамовым и Лейной.

— У капитана нашего очко играет, — говорил Абу-Керим по-русски угрюмому Константину. — Видишь, как зыркает в нашу сторону, а потом в этот чертов котлован, где даже чертям неуютно будет.

— Я не понимаю твоего веселья, Абу-Керим, — сказал Константин. Чему ты так радуешься? Тому, что мы находимся в смертельной опасности? Так, кажется, и ты не исключение.

— С чего ты решил, что я радуюсь? Если я улыбаюсь, это значит, что у меня на душе непогода. Помнишь, когда мы летели из Москвы на Байконур, мы говорили с тобой о Боге и о том, что тут, в другом мире, мы потянемся друг к другу?

— К чему вспоминать это, Абу-Керим?

— Можешь звать меня Ильясом, я же говорил еще на Земле. Или ты не хочешь называть меня по имени? Ну еще бы. Гордый, да? Пусть так. Когда мы летели из Москвы на Байконур, я говорил тебе, что, может статься, мне придется прикрывать твою спину. Вот сейчас, кажется, близок такой момент. Ты готов доверить мне свою спину?

— О чем он говорит? — быстро спросила Лейна, видя, как помрачнело лицо Гамова.

Константин стиснул зубы и удержался от резкой фразы, но Абу-Керим прекрасно понял, о чем умолчал Гамов. Оба они машинально взглянули вниз, где в двадцати метрах под ними медленно плыли черные болота, закутанные в серую дымку, местами подернутые ряской из уродливых, коричневых напластований, которые язык решительно не поворачивался назвать растениями. Абу-Керим все-таки сказал:

— Я понимаю, Костя. Велик соблазн. Велик соблазн столкнуть меня прямо в болота, а там мне недолго мучиться. И ведь нужно только решиться, только легонько подтолкнуть в спину, и все!.. Месть свершилась. Только не окажется ли, что я буду тем самым человеком, которого не хватит?

— Которого не хватит ДЛЯ ЧЕГО? — холодно уточнил Гамов, и Абу-Керим открыл рот, чтобы отвечать, но Гамов, повинуясь неосознанному чувству, стал поворачиваться, краем уха все-таки подцепив коротенькую фразу Абу-Керима:

— А вот для защиты от них.

В двух анниях от протянутой над болотами балки на траверзе — если пользоваться морской терминологией — плыли над серыми прибрежными холмами несколько гравиплатформ, развернутых до таких размеров, что каждая помещала на себе несколько десятков человек. Не следовало особенно гадать, кто пожаловал к Нежным болотам: гравиплатформы такого размера были только у Обращенных, сардонары пользовались платформами куда меньшего размера, которые были взяты в качестве трофеев.

— Ага, — сказала Лейна, и у нее дрогнул и зазвенел голос, — вот и дождались! Что-то долго их не было, даром что у Обращенных размещен гарнизон, кажется, в городе Шак-Лебб, что в ста белломах от Дайлема. Я видела у дяди карты этих мест…

— Тебя они, Костя, не будут сильно жаловать, — сказал Абу-Керим, — ну еще бы!.. Чужак из Великой пустоты, как они именуют космос, к тому же был на службе у сардонаров. Так, будто мало этих темных мест в биографии, ты еще и гареггин, да еще болтаешься на этой гравиплатформе над Нежными болотами. Что они могут подумать? Уж будь уверен, утопят — не успеешь и пикнуть.

— Пикнуть-то я как раз успею, — убежденно проговорил Гамов, вдруг всецело захваченный порывом веселой и молодой злости, какие накатывают на человека, когда уже нечего терять и не за что особо цепляться.

Страха давно не было. За последнее время он разучился бояться, и в самом деле, нельзя же назвать страхом ту цепкую, неотвязную тревогу, которая ни на мгновение не отпускала Константина у береговой черты Нежных болот и над их пучинами.

— Пикнуть-то я успею, — повторил Костя Гамов, не отрывая глаз от приближающихся людей альда Каллиеры и майора Неделина. — Я вообще думаю успеть очень многое, дорогой мой Ильяс. Ведь ты именно так просил тебя называть?

С этими словами он с силой толкнул террориста в грудь, так что тот не удержал равновесие и полетел вниз головой с гравиплатформы прямо в разверстую толщу болот. Лейна только ахнула, и в то же мгновение Гамов нажал ногой на контрольную панель и сбросил высоту.

Абу-Керим висел вниз головой примерно пятью метрами выше поверхности болот. При этом он скрестил руки на груди и смеялся. Его щиколотка была захлестнута петлей тонкого страховочного троса, который незаметно выпустил Гамов. Надо отдать Абу-Кериму должное, он оценил показательную шутку русского. Движение гареггина было столь быстрым, что Абу-Керим не сумел ни предугадать, ни отразить…

Костя выбрал металлический трос и сам подал руку продолжающему скверно ухмыляться Абу-Кериму, затащил его на гравиплатформу.

— Показательная демонстрация силы. Эта тварь в твоих кишках в самом деле разогнала тебя до отличной скорости. Впечатляющий апгрейд, Гамов, — сказал тот. — Благодарю за урок. Будет возможность, и я что-нибудь тебе преподам…

Гамов уже не слушал его. Он закричал:

— Капитан! Капитан Епанчин! Валера-а-а!!! Впрочем, тот уже увидел. Увидел и затряс за плечо Бер-Ги-Дара, склонившегося над пультом, с которого осуществляли управление работой излучателей. Оба они обратили взгляды на приближающийся отряд Обращенных на гравиплатформах и переглянулись.

Обращенные приблизились на такое расстояние, на котором можно было услышать зычный голос, и платформы замедлили ход и легли в дрейф. По знаку альда Каллиеры из рядов Обращенных вышел высокий воин из племени наку. Уроженцами племени наку не так давно полностью комплектовали личную охрану Леннара, так что эти воины находились на особом счету. Кроме того, почти у всех наку с детства была мощнейшая глотка, так что, перекладывая на употребительные на Земле термины, их использовали как живые громкоговорители. Наку загремел на Общем:

— «Мы не желаем вам зла! Всем вам будет сохранена жизнь, а после необходимых процедур досмотра и допроса все желающие могут влиться в ряды Обращенных, во имя истины!.. Но!!! Нам известно, что среди вас есть человек по имени Элькан. Этот Элькан должен быть выдан нам с головой.

— А если нет?! — крикнул в ответ капитан Епанчин.

— А если нет, то вы приравниваетесь к мятежникам-сардонарам и с вами обойдутся по законам войны!

Гамов без раздумья присоединил свой голос к этому обмену репликами:

— А если у нас нет никакого Элькана и вы ошиблись? Вы убьете нас ни за что и тем самым подорвете устоявшееся у всех добрых людей мнение об Обращенных как о людях, осененных высокой справедливостью!

Константин и сам не знал, где успел нахвататься таких пышных оборотов на чужом наречии, первые звуки которого он услышал каких-то жалких три месяца назад. Так или иначе, но у него тут же возникло ощущение, что его длинный язык и тут доведет его до местного аналога Киева.

Воин-наку оглянулся на альда Каллиеру, и тот решил вступить в переговоры сам, ибо Катте-Нури с Третьего уровня, железнобокий племенной бог беллонцев, наделил его глоткой, мало чем уступающей голосинам воинов-наку. Каллиера закричал:

— Ложь! Нам доподлинно известно, что Элькан здесь, с вами, и многие из нас могут его опознать! Не искушай нас ложью, и пусть твои слова будут правдивы. Мы дадим вам время на раздумье. Немного. Мы потребуем от вас ответа сразу же, как погрузится в болота вот этот факел. Это говорю вам я, альд Каллиера, Обращенный!

Он принял из рук одного из своих людей пропитанный маслом факел и, воспламенив его, бросил вниз. Платформа висела на высоте приблизительно тридцати анниев над уровнем болот, так что легко рассчитать, сколько секунд займет падение. Однако же нет: пролетев считанные метры, факел вдруг замер, а потом стал опускаться медленно, словно там, наверху, включили покадровую перемотку.

«Врубили вспомогательный антиграв, — подумал Гамов, — направленно ведут этот факел к поверхности болот. И эти хваленые Обращенные — а тоже любят дешевые трюки!..»

Майор Неделин СРАЗУ узнал Гамова — главным образом по голосу, но и приглядевшись, удостоверился, что слух его не подводит и что на малой гравиплатформе рядом с двумя другими людьми находится именно недавний пресс-атташе глобального космического проекта «Дальний берег». Однако же Неделин не стал делиться этим своим открытием ни с кем; тем более что, как ему показалось, кое-кто из его земляков, находившихся в отряде Каллиеры, тоже узнал Гамова и тем не менее помалкивал. Не исключено, что преждевременно раскрытая информация может повредить землякам, находящимся по ту сторону…

Альд Каллиера как прочитал его мысли. Он живо спросил у Неделина:

— Что, никого не узнаёшь? Я имею в виду тех, кто прилетел к нам с планеты. Видишь кого?

— Я вижу только двоих на большой опорной платформе и еще троих на малой.

— Я не о том, скольких ты видишь. Ну?

— Думаю, нет смысла гадать. Скоро и так все выяснится. Они одеты в длинные дайлемитские одежды. Разве разглядишь?

— Ну ладно, — отступился альд Каллиера, поглаживая свой длинный беллонский подбородок, — все равно выяснится… Смелые они, конечно, ребята: вот так запросто разворошить Нежные болота, к которым девять из десяти ближе чем на беллом и подойти не осмелились бы. И эти «дикие» гареггины, сожри меня свинья, выползают по ночам из своих прибрежных дыр, или где они там прячутся?

Бер-Ги-Дар между тем связался с Эльканом. Начальник исследовательской партии в этот момент, вооружившись плазмоизлучателем и портативным телепортером (чем-то напоминающим трость с мощным набалдашником и несколькими утолщениями по всей длине), пробивался по галерее, затянутой мощными серыми натеками. При этом у него и сопровождающих его людей не было никакой дыхательной аппаратуры, так что приходилось продвигаться на свой страх и риск. Вызов Бер-Ги-Дара застал Элькана за разглядыванием полуоткрытых двустворчатых дверей из матово поблескивающего металла. Известие о том, что появились Обращенные и требуют выдать Элькана, глава отряда встретил с потрясающим спокойствием. Вне всякого сомнения, он давно приготовился к такому развитию событий.

Ультиматум Обращенных был предъявлен в тот самый момент, когда лишь сам Элькан мог решить свою участь: пожелай он забаррикадироваться во вновь открытом древнем комплексе и обороняться до последнего, выковырять его оттуда живым было бы крайне затруднительно. А мертвым?.. Для этого стоявшему у пульта Бер-Ги-Дару требовалось лишь провести пальцем вдоль одной из сенсорных панелей, меняя контур силового поля. Все. Болота схлопнутся, взяв и Элькана, и его сопровождающих…

— Значит, Обращенные? — переспросил Элькан. — Хотят поприветствовать старого друга? Скажи им, чтобы обождали. Я дам ответ.

И, сказав это, он коснулся дверных створок, и они поплыли в разные стороны, словно и не было тех полутора десятков веков, на протяжении которых не прикасалась к ним рука человека. Перед Эльканом открылся длинный коридор, словно залитый мягким светом, нежно-сероватым, с розовыми прожилками. Серо-голубые стены слабо мерцали и напоминали стенки аквариума. Коридор убегал вдаль, не давая возможности оценить свою протяженность.

Элькан растянул губы в длинной саркастической улыбке и проговорил:

— Да, это оно и есть. Мне не приходилось тут бывать в пору, когда ЭТО только возводилось, но со мной моя интуиция ученого.

— Э-э-э, профессор Крейцер, это все замечательно, и ваша интуиция, и вообще, но, кажется, там, наверху, намечается заварушка, — забеспокоился нанотехнолог Хансен. — И без нашего участия как-то… не обойтись…

— Вы ведь тоже ученый, Хансен! — последовал презрительный ответ. — Познание для вас должно быть превыше страха за собственную жизнь! Или вы боитесь? Боитесь этих чужих, которые ожидают нас там, над поверхностью болот? Боитесь, что мы вступили сюда без дыхательной аппаратуры и подвергнемся смертельной опасности, если расконсервируем затопленную галерею? А вы, Элен? — повернулся он к Камара.

Француженка застыла у стены и смотрела вверх, в пролом, на разомкнувшиеся над головами могучие толщи Нежных болот, пропустившие сюда, в пучину, кусочек серого, тусклого неба.

В голосе Элькана определенно проскакивали упругие фанатические нотки. Если бы тут был Костя Гамов, он доступно и на прекрасном английском объяснил бы американскому специалисту, что этот тон не редкость у дяди Марка. И что всякий раз, когда он, дядя Марк, берет подобную ноту, жди беды.

_ Бер-Ги-Дар говорил, не убирая рук от распределительного пульта:

— Что нам делать, Элькан? Они требуют выдать тебя. Что нам делать, Элькан? — настойчиво взывал он.

— Мне нужно время. Мне нужна отсрочка. Неужели сейчас, когда я добрался до того, что хотел найти, они не пойдут на уступки личному другу Леннара? Не дадут небольшую отсрочку? Откажут? Хотя… ха-ха!.. они могут! Человек не меняется! Что им до великой жажды познания, даже если это познание может спасти целую цивилизацию, ИХ же собственную цивилизацию? В душе они остались все теми же монахами, мелкопоместными дворянами, писарями, купцами и крестьянами, какими были до примыкания к Обращенным. Кто во главе отряда?

— Альд Каллиера.

— А, этот тупой вояка, сын беллонского альдманна Каллиара, озерного владыки? Я его хорошо знаю. Собственно, он не постесняется последовать за мной и в ад, раз у него имеется приказ взять меня живым.

— Что ему сказать? Он требует дать ответ до того, как упадет факел.

— А, там, наверное, обычные штуки с замедленным падением? Кустарщина чистой воды, — сказал Элькан. — Хорошо!.. Сколько примерно будет падать этот дурацкий факел? Что? Так вот, передай альду Каллиере, что по истечении ровно вдвое большего промежутка времени я перейду под его мудрое покровительство. Так и передай. Эти беллонские альды любят грубо поданную лесть.

— Но как же так, профессор Крейцер?! — воскликнул капитан Епанчин. — Вы что же, так легко сдадитесь? Лично я бы…

— Капитан! Здесь другой мир, другие правила! Эти Обращенные опасны только для меня, потому что в свое время я грубо нарушил некоторые их законы. Для вас и для всех прочих они благо. Это единственные мало-мальски вменяемые люди во всем Корабле.

Говоря это, он быстрыми шагами следовал по открывшемуся коридору, а за ним едва поспевали Хансен и Элен Камара. Коридор шел по плавной синусоиде, на фразе про единственно вменяемых людей на Корабле фрагмент одной из изогнутых стен вспыхнул и отобразил общий план сооружения, в котором находились Элькан и его люди. Элькан бросился к экрану, на его лицо легли отсветы нежного голубоватого цвета, и он принялся водить пальцем по переходам и анфиладам, глаза его горели, и было видно, что сейчас он и думать забыл об ультиматуме Обращенных как о докучной, досадливой мелочи.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...