home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Нежные болота

— Время истекло! — дважды проревел воин-«громкоговоритель». — Вы должны выдать нам вашего предводителя или дать иной ответ!

Люди из отряда Элькана, что оставались у береговой линии болот, машинально растянулись по всей длине барража, замерли: слова Обращенного раскатились по всем окрестностям. Из-за. скал вывернулось несколько «бродячих» гареггинов, они не подходили к людям из отряда, просто буравили их своими темными глазами. Только десятник Мазнок швырнул в одного не в меру любопытного (подошедшего ближе чем на пятнадцать шагов) «дикого» куском обвальной породы, наполовину вымазанном в жидком иле.

Гамов, Лейна и Абу-Керим на малой платформе, курсировавшей вдоль балки, перебрасывались быстрыми фразами на двух языках — русском и Общем арламдорском:

— Ну приплыли…

— А мне приходилось видеть Обращенных в действии около двух месяцев назад. Стреляли на поражение…

— Как бы и сейчас…

— Запросто, — сказал рассудительный Абу-Керим и покрутил головой, — запросто могут всех валить. А уж потом разбираться, кто прав, кто виноват.

Гамов, которого трясло, словно от холода, ответил, выбивая зубами веселую дробь:

— Н-да, не вижу, чем бы эта армада на гравиплатформах могла отличаться от российского СОБРа, разве что численностью. Поставили ультиматум, потом будут стрелять на поражение или топить в болотах. Мы для них вне закона, чужие.

— Вполне традиционное обращение, — заметил Абу-Керим, присаживаясь на корточки на самом краю платформы и обхватывая пальцами рассаженную до кости щиколотку. — Думаю, что, если твой дядя Марк пойдет в отказ, нас будут валить прямо сейчас. И тогда разве что только я выживу… По привычке…

Пауза явно затягивалась. Воин-наку ждал сигнала от альда Каллиеры, а тот молчал. С момента выставления ультиматума в пересчете на земное время прошло более часа, но с тех пор альд Каллиера не произнес ни одного слова. Он только выслушивал сообщения из локальной сети Обращенных, проходящие через полант, и пощипывал ус.

Элькан между тем не подавал вестей. Гравиплатформы с Обращенными за время, данное на раздумье, приблизились к протянутой над болотами металлической балке ближе на сотню анниев. С такого расстояния вполне можно было разглядеть лица… С такого расстояния вполне можно было стрелять на убой.

Наконец альд Каллиера дал сигнал, и наку заорал:

— Время истекло! Кто уполномочен дать ответ? Капитан Епанчин повернулся к Бер-Ги-Дару и затряс того за плечо:

— Что ты молчишь? Что ты молчишь? По моим часам мы час восемнадцать минут ждем, и ничего! Я не стану дожидаться, пока эти ваши Обращенные приступят к силовому решению проблемы! Я спускаюсь вниз, в эти вонючие болота, и вытаскиваю оттуда за шкирку нашего храброго предводителя! Который, как мне кажется, уже исчерпал кредит доверия.

— Ну так что ж!.. Действуй по собственному усмотрению, ведь это ты отвечаешь за безопасность, — печально ответил ему Бер-Ги-Дар, не убирая рук с пульта.

Капитан Епанчин головокружительно выругался на родном языке, предоставлявшем такую великолепную свободу выбора выражений в минуты гнева, и, перемахнув на спускающуюся к болотам лестницу, полез в провал. Примерно в этот момент Бер-Ги-Дар, которого трясло от напряжения и волнения, снова связался с Эльканом и сообщил, что время истекло.

— Они сейчас атакуют нас! — кричал криннец. — Элькан, нужно решать!..

— А что решать? — ответил Элькан. — Более чем уверен, что хоть одного-то они пощадят. Этот один — осведомитель. Потому как должен же кто-то передать, что руковожу отрядом и работами именно я. Не допускать же, в самом деле, что кто-то из зевак, бегающих по болотам, знает меня в лицо и по имени!

— П-почему ты говоришь такое? — несколько растерялся Бер-Ги-Дар. — Не ко времени разбираться… И почему мне? — встрепенулся он. — Ты что, думаешь, что это я?

— Я не думаю ни о чем подобном, — ответил Элькан, — слава богу, у меня есть более благодарная пища для размышлений. Я не исключаю, что ее хватит до конца жизни…

У Элькана были все основания для подобных слов. Время, отпущенное Обращенными для решения по выдаче предводителя отряда, последний потратил с пользой и нашел то, что искал. Он и двое его спутников находились в круглом зале, обведенном, как колоннадой, несколькими десятками огромных прозрачных сосудов, по форме напоминающих сильно вытянутую каплю воды. В высоту эти «капельки» достигали никак не менее десяти анниев и были заполнены изнутри желтоватым раствором. Где до половины сосуда, где до трети; в двух или в трех сосудах раствор пластовался к стенкам и застывал гребнистыми, серыми наростами. В мутной глубине каждого из сосудов виднелось что-то черное. Сначала было неясно, что именно, но при первом же более внимательном взгляде у всех троих исследователей вырвалось: — Гарегги!

В самом деле, в раствор были помещены гарегги, они недвижно висели в вязкой жидкости, наполняющей экспериментальные сосуды. Тут были представлены особи длиной с фалангу человеческого пальца и крупные, длиной до двух анниев. И не только черные, как удалось разглядеть Элькану, когда он воспользовался гравиплатформой, до того покоящейся в центре зала. Элькан медленно плыл вдоль шеренги сосудов, заключающих в себе несчетное множество червей-гареггов всех цветов — алых, зеленых, синих, красных, серых, даже белых, ну и, конечно, черных. Элькану тотчас же пришло в голову, что цвет — это маркировка, указывающая на специализацию червя. Здесь, в этих тысячелетних сосудах, находились первозданные образцы вида, а ТО, что жило сейчас в Нежных болотах, было конечным продуктом мутационной цепочки в отравленной жидкой среде.

И чем больше смотрел Элькан, тем больше веселого и яростного огня было в глазах и тем вернее закипало в его груди чувство уверенности в том, что он не ошибся в своих предположениях. Конечно, это здесь. Именно тут ставились опыты на гареггах. Нет, не так: именно тут они были созданы и апробированы на человеческом материале. Пораженномчеловеческом материале…

Увидел Элькан и еще кое-что: практически в геометрическом центре зала имелась круглая выпуклость в полу, и ученому довольно было одного взгляда, чтобы узнать в ней отражатель Большого транспортера (одна из Малых модификаций). Это сочетание — га-регги и транспортеры в одной лаборатории — вызвало у Элькана прилив сил и неудержимое желание с головой окунуться в работу. Ведь близок, совсем близок итог, и даже промежуточный результат, будь он положительным, дает полную уверенность в окончательном успехе!

— Теперь нет никакого сомнения, — пробормотал он. — После нашей гибели тогда, пятнадцать веков назад, ребята с Леобеи построили этот центр и пытались лечить амиациновую лихорадку при помощи гареггов и последующего извлечения системы-«червя» при посредстве Больших биотранспортеров… Никакого сомнения! — повторил он, оборачиваясь и невидящим взглядом окидывая Хансена и Элен Камара, стоявших за его спиной. — Отделить пораженные клетки организма от жизнеспособных можно только при помощи биотранспортеров! Ну конечно… двухступенчатая методика излечения… Гарегг аккумулирует… биотранспортер — извлекает… Так, так!

И вот в этот-то момент, когда Элькан совершенно забыл об оставленных наверху, над болотными толщами, товарищах и намеревался целиком сосредоточиться на работе в медкомплексе Строителей, и прозвучали в его ушах слова Бер-Ги-Дара о том, что время истекло.

Элькан не мог и представить, что его возможно оторвать от изучения научных сокровищ Строителей. Будь он тут один, глава отряда, верно, просто сорвал бы с головы полант, чтобы голос Бер-Ги-Дара по ту сторону связи не отвлекал его от важнейшей работы. Но, к несчастью для обуреваемого жаждой исследования Элькана, тут были двое землян, и они преследовали несколько иные цели. Хансен крикнул в гневе:

— Как же, ведь они там, наверху, отдуваются за всех нас?! Профессор Крейцер! Это вы привели нас сюда, вам и отвечать!

— В самом деле, — живо поддержала его Элен Камара, — мы должны немедленно подняться к поверхности болот. К тому же там, у пульта управления, находятся Бер-Ги-Дар и Епанчин: один — местный уроженец, так сказать, туземец, а второй — русский, так что неизвестно, что придет им в голову! Ведь хватит одного касания пальца, чтобы…

— Ну мадемуазель Камара, как вы ловко поставили на одну доску русского космонавта и представителя деградировавшей и выродившейся черт знает во что цивилизации, — пробормотал Элькан и, что характерно, на русском языке. — Ну хорошо! Альд Каллиера ими командует, вы говорите? Эти беллонцы понимают только силу. Ну что же, попробую ему наглядно изобразить… — Что именно намеревался продемонстрировать альду Каллиере его старый знакомый по Академии Элькан, пока что осталось неизвестным. — Идем! — решительно произнес Элькан.

— А не воспользоваться ли нам платформой, на которой вы обозревали вот эти сосуды? — спросил Хансен.

— На остатке заряда? Чтобы в один прекрасный миг свалиться и не встать? Ее не заряжали бог ведает сколько веков. Пешком, дорогой Хансен, пешком! Конечно, пока мы доберемся, этот нетерпеливый беллонский рубака может отдать приказ о захвате всех наших.

— Мы не сможем сопротивляться! — долетел до него голос Бер-Ги-Дара. — Я даже не понимаю, зачем нам сопротивляться, еще все можно решить полюбовно! То есть… я хотел сказать… — Он осекся, вспомнив, что вообще-то ценой этой «полюбовности» может и должна стать голова самого Элькана, причисленного к врагам Академии в одном списке с вождями сардонаров Акилом и Грендамом. Бер-Ги-Дар замолчал и только смотрел, как медленно подплывает к нему платформа-флагман с альдом Каллиерой и его людьми.

Беллонский альд, не дожидаясь, пока две гравиплатформы состыкуются, образовав плато, одним прыжком перемахнул к криннцу и заорал:

— Ну что? И где твой Элькан?

— Я не заслужил того, чтобы вы на меня орали, светлый альд Каллиера, — взяв себя в руки и приняв строгий вид, произнес Бер-Ги-Дар, и теперь не следовало особенно гадать, КТО призвал Обращенных на Нежные болота. — Если вы о том, почему я вышел на связь только недавно, отвечу: не было возможности передать информацию. Мой личный полант был уничтожен в бою, а воспользоваться связью Элькана — это раскрыть себя раньше времени…

— Я не о том, — бросил альд Каллиера. — Эти молодцы оказались бы в наших руках и без твоего участия, твое дело было — вести и сохранить невредимым Элькана!

— Если бы не я, Центральный пост и вовсе не знал бы, что он, сам Элькан, снова появился в наших землях! — вспылил Бер-Ги-Дар. — Это я, узнав его в лицо, вступил в его отряд и вел… до Нежных болот, до самого последнего момента, и он до сих пор жив и может быть отдан в ваши руки!

— Довольно, — сбавив обороты, отозвался альд Каллиера, — остынь… Ты сделал свое дело хорошо. Вот только Элькан пока не с нами.

Майор Неделин переправился на гравиплатформу Бер-Ги-Дара вслед за своим начальником, альдом Каллиерой, и таким образом лишь ненамного разминулся с капитаном Епанчиным, который уже проник в коридор медцентра Строителей. Неделин бросил взгляд по сторонам. На берегу, у линии барража, люди из отряда Элькана и выглядывающие из-за камней «дикие» гареггины наблюдали за тем, как на них сверху надвигаются две платформы с доброй сотней Обращенных, настроенных отнюдь не дружелюбно. Конечно же этим бойцам было прекрасно известно о серии восстаний в городах Кринну, в результате которых погибло немало питомцев Академии и сгинуло в огне множество прекрасных и полезных построек, возведенных сторонниками Леннара.

Наверное, что-то наподобие пришло в голову некоторым из отряда Элькана, раз при виде Обращенных они поспешили спрятаться за прибрежные камни и массивные базальтовые столбы, воздвигнутые тут, верно, «дикими» гареггинами для каких-то своих обрядов. Плазмоизлучателей в отряде было только два, один у Лейны, второй у капитана Епанчина, так что крупные неприятности Обращенным альда Каллиеры не грозили. Впрочем, в умелых руках и дротик-миэлл — страшное оружие. Несколько таких дротиков, свистнув в воздухе, поразили трех или четырех Обращенных, и один из воинов Каллиеры, перегнувшись через край гравиплатформы, полетел вниз, в болото. Труп его засосало мгновенно — с жадным чавканьем и длинными, тоскливыми звуками, испускаемыми смыкающейся пучиной.

Большей глупости трудно было и придумать. Толстый десятник Мазнок, в отсутствие почти всех землян, Элькана, Бер-Ги-Дара и Лейны остававшийся на берегу за старшего, в отчаянии схватился за голову. Обращенные атаковали только в крайнем случае, но действовали без всякой пощады, а нападение на них как раз и относилось к такому случаю…

— Болваны! — в бешенстве заорал Мазнок. — Болваны, кто велел вам применять миэллы?! Чтоб вас разнесло! Да что же это такое, в самом деле, кретины?! Сейчас нас попросту размажут об эти камни, клянусь кишками Илдыза!

Тотчас же полыхнула вспышка, и во все стороны полетели осколки огромного камня. Находящийся рядом с Мазноком китаец Ли Сюн, по прозвищу Минога, едва избежал гибели, когда в сантиметре от его черноволосой головы прошел камень размером с лошадиную голову. Кто-то утробно заверещал и, бросившись бежать, тотчас попал в руки «диких» гареггинов, поджидавших за острой, обильно осыпающейся каменной грядой. Еще три плазменных вспышки оставили от двух утесов волну сплавившегося камня, а около десятка людей из отряда Элькана были убиты наповал. Жизнь человека, как всегда, немного стоила в пределах Корабля.

— Смотри, что там творится! — воскликнул Гамов и, недолго думая, сорвал свою платформу. — Их же перебьют, как щенят! Как его… альд Каллиера? Каллиера, мать твою! Каллиера! Отведи своих! Договоримся, мы же вам не враги!

— А-а, то-то, — пробормотал злопамятный Абу-Керим, — можешь теперь ему, а не мне преподать урок вежливости…

На них уже обратили самое пристальное внимание. Майор Неделин, который, применившись к развитию ситуации, решил раскрыть инкогнито своих землячков, проговорил:

— Светлый альд Каллиера, это мои земляки, я РУЧАЮСЬ за них, они не причинят вам никакого вреда.

И тотчас же его взгляд упал на Абу-Керима. Тот беззвучно смеялся. Но слова уже были сказаны, и теперь майору Неделину оставалось ручаться и за этого землякатоже…

— Здравствуйте, товарищ майор! — с вызывающей веселостью крикнул Абу-Керим. — Насколько я понял, вы за нас поручились. Ну что же, лично я попытаюсь не обмануть вашего высокого доверия!

— Заткнись… — по-русски же ответил ему Неделин. — Речь идет не только о твоей поганой жизни, но и о других… так что я вынужден.

— Прикажите им немедленно прекратить стрелять! — воскликнул Гамов, указывая на ту часть берега, где в зоне маячков барража уничтожались остатки отряда Элькана. — Альд Каллиера, неужели не договоримся, прекратите стрелять!

Криннец Бер-Ги-Дар закричал, обращаясь к Элькану:

— Возвращайтесь! Немедленно возвращайтесь, пока не пролилась еще большая кровь. Я — я! — гарантирую вам жизнь до решения главы Обращенных, пресветлого сьора Алькасоола, и альд Каллиера подтвердит мое право обещать вам такое! Элькан!!!

— Ну я так и знал, что это вы лазутчик Академии, — прозвучал голос Элькана. — У меня хорошая интуиция… вот не подвела. Не нужно применять силу, Бер-Ги-Дар. Думаю, мы сумеем договориться. У меня довольно аргументов убедить альда Каллиеру и его высоких покровителей… — понизив голос, добавил он.

Примерно через час в одном белломе от Нежных болот, подальше от удушливых миазмов болотных газов и гибельной атмосферы разложения и гнили, имело место нижеследующее…


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...