home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

У альда Каллиеры был очень важный вид.

У альда Каллиеры был чрезвычайно важный вид не только потому, что он, как и все беллонцы, был склонен к самолюбованию. Не только потому, что он все-таки заполучил Элькана, который проходил в первых номерах «бледного списка» врагов Академии и Обращенных. Альд Каллиера принял эффектную позу и подпустил в голос бархатные интонации величавого вершителя судеб еще и потому, что в его распоряжении оказались — как это легко выяснилось — несколько землян (ценимых Алькасоолом), а также племянница самого Акила и (на этом альд Каллиера сделал особый упор) гареггин-сардонар. Который к тому же занимал довольно высокий пост коменданта крепости.

Собственно, Гамов этого и не отрицал. Глупо было бы это отрицать после исчерпывающих показаний Бер-Ги-Дара — даже сознавая, что он по законам Обращенных подлежит смертной казни по двум пунктам: как сардонар и как гареггин. Из уст самого альда Каллиеры Костя узнал, что еще недавно бывшие сардонары имели возможность пройти испытание, переподготовку и затем вступить, пусть на серьезно усеченных правах, в ряды Обращенных. Теперь же законы были ужесточены.

Наряду с Константином смертной казни подлежали Лейна, Элькан и Мазнок. На последнего навесили обвинение в том, что это именно он совершил тот первый бросок дротика-миэлла, обошедшегося отряду Элькана в такую цену (погибли тринадцать человек из тридцати двух).

Узнав о том, что он и наиболее близкие ему из всех соратников по отряду Элькана люди должны умереть, Гамов рассмеялся. Нет, этот мир Корабля решительно отбивал чувство страха!..

— И что же вы делали тут, на Нежных болотах? — уже в третий раз спросил альд Каллиера. — У вас весьма пестрая компания. Ну и?..

— Я, кажется, пытался объяснить тебе, светлый альд, от чего ты и твои люди меня оторвали, — недовольно заметил Элькан. — Нет, конечно, смертная казнь — это достойный повод для того, чтобы оторваться от работы. Но тебе, я так понимаю, неизвестно, что в Ганахиде разворачивается свирепая эпидемия амиациновой лихорадки. И тот, у кого короткая, «огоньковая» форма, еще считает себя счастливцем, потому что, во-первых, эта разновидность болезни незаразна, ну а во-вторых, проживешь аж на пару-тройку месяцев больше.

У Лейны страдальчески дернулась нижняя губа. Гамов, который смотрел вовсе не на альда Каллиеру, отведшего себе центральную роль в этой сцене, а на племянницу Акила, невольно сжал кулаки.

— И к чему ты все это говоришь, сьор Элькан? — подался вперед беллонский альд, сидящий в полукруге своих людей на большом желтом камне.

— К тому лишь, Каллиера, что если эта эпидемия, пущенная хотя и не вами, но вами спровоцированная, и не коснулась еще Обращенных, то придет и к вам.

— Светлый альд Каллиера, быть может, не слушать предателя, а отрезать ему язык? — сказал суровый наку-«громокоговоритель» по имени Беран А. — Тот, кто попадает в «бледный список», объявляется вне закона.

— Подожди, — бросил беллонский альд, — не торопись… Значит, ты пророчишь нам мор, Элькан?

— Я не пророчу. Я знаю. Он уже разворачивается в землях Ганахиды. Рано или поздно это должно было произойти, и если я чему-то и удивляюсь, это тому, что люди стали заболевать так поздно.

Альд Каллиера нахмурил брови и поднялся с камня:

— Вот как? Ты говоришь о жизни и смерти людей Ганахиды и не задумываешься о своей собственной жизни? И твои люди…

Элькан ссутулил широкие плечи и, как показалось Гамову, стал чем-то похож на дрессированного медведя, которого выставляют на потеху публике. В Корабле медведей не было, но это не избавило Костю от подобного сравнения.

— Мы даром тратим время, — наконец сказал предводитель плененного отряда, — нужно действовать, а мы занимаемся пустой болтовней. После ухода Леннаpa и его ближнего круга вы, Обращенные, вообще стали слишком много болтать и делать по минимуму, как я заметил после своего возвращения.Каллиера сказал холодно:

— Зато ты не в меру деятелен, Элькан. Кажется, именно за твою бурную деятельность великий Леннар повелел внести тебя сам знаешь в какой список. Так чем же ты занимался тут, на Нежных болотах?

— Я ищу средство излечить амиациновую лихорадку. И я его нашел.

— Вот как? Ты хочешь сказать, что амиациновая лихорадка, неизлечимая и древняя страшная болезнь, которая даже самого Леннара заставила отступить и удалиться из обозримого мира, тебе покорилась? — переспросил Каллиера, тоном своим и выражением лица давая понять, что не верит ни единому слову Элькана.

Тот ответил немедленно:

— Леннара заставила отступить не лихорадка. Он даже не попытался с ней бороться, ибо это уже потеряло для него смысл. Леннара заставила отступить человеческая глупость. Он устал тащить на себе воз перемен, в то время как все прочие, самонадеянно именующие себя его соратниками, не желают меняться, хоть и назвались Обращенными. Вот ты, Каллиера, — с усмешкой продолжал Элькан, — ведешь себя сейчас как альдманн, старинный озерныйвладыка у тебя в Беллоне. Взгляд грозен, слова непререкаемы, и не желаешь ты никого слушать, потому что УЖЕ вынес решение и не отступишь от него ни на шаг. Как же, менять решение недостойно мужчины, хоть весь мир разойдется по швам! Ведь ты даже и не пытаешься разобраться в сути нашей миссии тут, близ Дайлема, а ведь это в первую голову касается Обращенных, претендующих на первенство в мире Корабля! Ты можешь хоть всех нас казнить, но это только подтвердит мою правоту, — закончил Элькан, понижая голос.

Альд Каллиера, свирепо втянув воздух носом, сел обратно на камень. Стоявший за его спиной майор Неделин сказал:

— Я думаю, нам стоит немедленно вернуться в Академию. Я вижу тут семерых, [47]что прибыли на Корабль вместе со мной. Я уже сказал свое мнение на их счет. Уверен, что они будут полезны делу Обращенных не в меньшей степени, чем земляне, уже работающие в Академии.

— Конечно, он будет защищать своих , —угрюмо сказал наку Беран А. — Хотя бы я и с ним самим поговорил…

Альд Каллиера вскинул голову, и воцарилась тишина. Беллонец проговорил:

— Я не вынесу решение сейчас. Вашу судьбу решит Центральный пост и лично сьор Алькасоол.

Элькан решительно шагнул вперед и воскликнул:

— Я ТРЕБУЮ, чтобы меня оставили здесь, на болотах! Мы обнаружили древний медицинский центр Строителей, где исследовалась проблема амиациновой лихорадки. Задача поставлена и ждет скорейшего решения. И откладывать тем более преступно, что это решение не за горами!

— Ты же сам из поколения Строителей, — заметил альд Каллиера, и при этих словах некоторые Обращенные, верно еще не знавшие о происхождении Элькана, замерли в изумлении. — Тебе должно быть известно, что поражение амиацином нельзя нейтрализовать. И этот, как ты говоришь, центр… Если его возвели Строители, ты должен был знать о его существовании и указать на него Леннару в ту пору, когда он целиком доверял тебе. Отчего же ты пришел сюда только сейчас? Катте-Нури!.. Я склонен думать, что ты просто морочишь мне голову и тянешь время.

— Вот уж чего не стал бы делать ни при каких обстоятельствах, так это морочить тебе голову, — печально отозвался Элькан. — У нас и так мало его, этого времени. Ладно, поговорим по-иному. На мне дайлемитские одеяния, видишь, Каллиера? Они двухслойные, как и положено в Дайлеме. Так вот, нижнее облачение перетянуто поясом, в который встроен излучатель Малого биотранспортера… Если бы я был тем хитрым лжецом, о котором ты тут рассуждаешь, я давно бы исчез.Переместился, ускользнул от тебя, как покрытый слизью гарегг.

— Ты говоришь правду?

— Кажется, я потому и попал в число врагов Леннара, что поставил запрещенный опыт, при котором погибли люди, и меня обвинили в вивисекции, да что там… в преднамеренном уничтожении ценного человеческого материала! Кажется, Леннар выразился примерно так… Так вот, этот опыт удался, и теперь его результаты имеют прямое отношение и к Нежным болотам и погребенному в них комплексу, и к амиациновому мору. Посмотри-ка, Каллиера!

Элькан раскрыл складки своего дайлемского одеяния и расстегнул массивную пряжку ремня, похожую на голову змеи. Светились, как глаза этой змеи, два зеленых огонька, и в эти-то «глаза» вдавил Элькан растопыренные пальцы правой руки. Проскочила зеленоватая вспышка, раздвоилась, растроилась, Элькана обволокло туманной флюоресцирующей дымкой, и он истаял. Последней ушла победительная улыбка — оскаленные белые зубы, — и Косте Гамову конечно же тотчас вспомнился знаменитый Чеширский Кот из книги писателя далекой и оставленной, верно вот уже тысячу лет как, планеты Земля…

— Катте-Нури… Святая Чета!., во имя Леннара! — мешая в кучу племенных божков, общеземельных богов и вождей нового времени, пробормотал альд Каллиера, уже в который раз поднимаясь со своего желтого камня. — Это как же?

Стройные ряды Обращенных сломались. Воины принялись крутить головами во все стороны, а уроженцы племени наку задрали свои суровые лица к небесам и, согласно проведя ладонями по лысым татуированным черепам, сотворили охранный заговор. Гамов невольно подумал, что большего анахронизма, чем взывающий к своим племенным богам воин-наку, вооруженный плазмоизлучателем и состоящий в охране Центрального поста Корабля, видеть ему не приходилось давненько.

— Это как же? — спустя минуту повторил явно встревоженный и растерянный альд Каллиера, а майор Неделин, пользуясь моментом, обозначил губами адресованное капитану Епанчину: «Выручим, брат!»

— А вот так же! — прозвучал голос Элькана, и он появился в полусотне анниев на пологом склоне холма. — Я здесь, ребята! Если быть совершенно точным, то это не совсем я,то есть — не тот вариант меня, что вы видели не так давно. Все-таки полное обновление клеточных структур не шутка! Ну теперь-то вы мне верите, светлый альд Каллиера? Подождите… назад я своим ходом, а то и так превысил лимит транспортаций… Собственно, это перемещение на коротенькое расстояние нехитрая штука, я так умел уже достаточно давно, — продолжал он, приближаясь к Обращенным и входя в коридор расступающихся перед ним воинов. — Слышите, я вам это говорю, альд Каллиера! При помощи транспортеров можно отделять зерна от плевел, как говорят на Земле. То есть здоровые клетки от больных. Нужно писать и закладывать сложнейшую программу, амиациновый вирус — хитрая тварь!.. Но есть такая система, как гарегг. Я не стану объяснять вам все тонкости, это не ваша стихия, альд Каллиера, я понимаю. Так что не нужно хмурить брови. Я просто хочу дать вам понять, от какой работы вы можете оторвать всех нас. Я же не могу работать один, в самом деле… — пробормотал Элькан, выходя к альду Каллиере.

И вот тут беллонский альд сделал знак Берану А, и тотчас же воин-наку с двоими другими Обращенными сорвал пояс с почти не сопротивлявшегося Элькана. Он только выговорил:

— Да что же вы делаете? Каллиера, я думал, что в твоих первобытных мозгах отложилось что-то от человека новой формации! А верно, недаром ты сын беллонского альдманна, который даже по своему дому ходит в одежде из звериных шкур и лежит в выдолбленной деревянной колоде, заполненной теплой кровью вперемешку с маслом!

Каллиера вскинул руку, призывая к вниманию.

— Я решил так, — тяжело проговорил он. — Мы и без того потратили довольно времени. Следует отправляться назад, к основному транспортному отсеку. Доставим этих людей в Академию, а уж Алькасоол и ближний круг решат их судьбу.

По тому тону, каким были сказаны эти слова, было понятно, что спорить совершенно бесполезно. Один только Элькан, снедаемый своей неукротимой жаждой исследования, извечным чувством каждого настоящего ученого, хотел что-то возразить, но Беран А накинул ему на голову «слепой» мешок с прорезями для дыхания через нос и накрепко затянул перевязь.

Остальным бойцам из отряда Элькана просто связали руки за спиной.

Гамов, которого вдруг спеленало чувство жаркой ярости, такой, что его повело в стороны, как пьяного, был насильно усажен на самый край платформы. Так, что он в любой момент мог прыгнуть с той высоты, на которую поднялись гравиплатформы Каллиеры. Ему даже пришла в голову эта глупейшая мысль, но рядом с ним находились Лейна и его товарищи, он слышал шумное дыхание Элькана, хриплое, вперемешку с ругательствами на неизвестном языке, — верно, той планеты Леобея, откуда были родом строители Корабля. А потом Константина остро укололо в бок, боль упругими толчками расползлась по всем внутренностям, и он ясно представил, как перекручивается в его теле гарегг, распространяя вокруг себя флюиды тревоги и боли.

Как и гарегг, уже составляющий с его телом единое целое, гареггин Костя Гамов почувствовал НЕЧТО.

Еще несколько дней назад об этом ощущении справлялся Элькан. Но тогда Гамову было нечего ответить своему «дяде Марку»…


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...