home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Земля, страны и континенты

Генерал Ковригин сидел у телевизора.

Он сидел так вот уже две минуты, и эти две минуты были первыми за последние несколько недель, когда он вот так сидел дома на диване и рассеянно смотрел на экран, где дикторша зачитывала анонс сегодняш­них новостей. Так или иначе, но почти все они крути­лись вокруг проекта «Дальний берег», на текущий мо­мент полностью проваленного. Потеря двух кораблей и экипажа обшей численностью в сорок девять человек — такой катастрофы еще не знала космическая эра, торжественно открытая человечеством в середине два­дцатого века.

Генерала Ковригина заботило не столько то, о чем неустанно вещали СМИ, а то, о чем СМИ умалчивали, да и не могли говорить, потому что никакой информации о научной группе Виноградова и проводимых им экспериментах не было и быть не могло! Вошла жена:

— Саша, что же ты не раздеваешься? Будешь обе­дать?

— Да мне скоро снова уходить,— ответил он.

— Домой ночевать придешь или опять...

— Опять.

Она села рядом с ним и, сложив руки на коленях, проговорила:

— Ты совсем скоро сойдешь с ума со своей работой. Мама говорит, что ты курируешь какие-то исследова­ния по разработке нового оружия, которое будет испо­льзовано против этих... ну на орбите Луны. НЛО.

— Ну откуда твоя мама все это может знать? — с ноткой раздражения спросил он.— Даже генеральские погоны и личное знакомство с президентом не гаран­тируют меня от того, что теща знает больше меня!

— Между прочим, президенту всегда нравилось, как мама готовит,— сказала Ковригина.— Правда, это было, когда он еще не избрался... Саша, тебе нужно бо­льше отдыхать. В конце концов, ты уже несколько лет не был в отпуске и...

— Да какой отпуск?! — воскликнул он.— Какой от­пуск, если мне завтра лететь в Санкт-Петербург, а от­туда в Париж?!

— А, вот ты и раскрыл тайну своих перелетов,— с мягким упреком произнесла она.— Саша, дочь окан­чивает школу, а ты даже ни разу не поинтересовался...

— Я же звонил проректору,— ответил он.— По-мо­ему, я сделал все, что ты просила, Лена.

"...Запланирован визит президента США в Санкт-Петербург, где состоится...» — донеслось из те­левизора. Ковригина быстро взглянула на мужа, а по­том сказала:

— Ладно. Я все понимаю. Кстати, я вспомнила од­ного из этих... пропавших. Гамова. Он учился на на­шем факультете, я, кажется, несколько лет назад даже вела у него семинар по исторической фонетике. Он же вроде еще совсем молодой, как его отобрали в косми­ческий экипаж?

— А что ж, ты думаешь, в космос летают старики, что ли? А отбор... отбор был крайне своеобразным. Кого только не взяли. Даже — террористов. Один за­падный правозащитник договорился до того, что тер­рористы точно такие же дети Земли и потому имеют полное право быть представленными на космической станции... Что-то похожее. Дурак! Вот только сейчас это не имеет значения. Мы можем лишь гадать, что произошло там, в космосе, и куда делись станция и шаттл.

— Но ведь... они, наверное, вступили в контакт с пришельцами и попали внутрь этого гигантского звез­долета? — не совсем уверенно предположила жена.

Ковригин кивнул:

— То, что их нет в открытом космосе, это точно. Быть может, внутри. Или уничтожены. Ведь мы не знаем, какое оружие у пришельцев.

— А что, неужели в самом деле нельзя ничего сде­лать?

— Что же? Лена, ты пойми, мы готовили ту экспе­дицию всей планетой в рекордно короткие сроки, и то, как оказалось, потребовался не один год. А сейчас? Даже если допустить, что у Роскосмоса, у НАСА, у Еврокосмагентства или у китайцев окажется корабль, со­вершенно готовый для полета. И что?.. Толку-то. Ни­какой гарантии, что его не ждет судьба его предшест­венников.

— А Дима? То есть президент... он думает так же?

— Угу. И он. Ладно, Лена, мне пора.

Зазвонили оба телефона — мобильный и домаш­ний. Генерал проговорил:

— Ну вот видишь.

— Вижу,— ответила она.— Ладно, сейчас посмот­рю прогноз погоды и сама пойду. В магазин надо схо­дить, присмотреть там...

"...А сейчас мы узнаем, какая погода ожидает моск­вичей и жителей других регионов России в эти выход­ные. Обо всем этом нам расскажет Анна Гусева. Здрав­ствуйте, Анна...»

Ведущая прогноза погоды не успела ответить. Кар­тинка запрыгала, зарябила, а потом ее и вовсе отсекло, по пульсирующему ячеисто-серому экрану потекли какие-то вязкие, черные полосы. Полосы поджались и закапсулировались в шарики, тут же раскатившиеся во все стороны, и на выбившейся наконец косой картин­ке — желтом, неряшливо заштрихованном прямоуго­льничке в нижней половине экрана — появилась голо­ва человека. Генерал Ковригин подался вперед и уро­нил только:

— Ну наконец-то...

Картинка заполнила собой весь экран. У человека были широкие скулы, желтые глаза и кожа с серова­тым, пепельным оттенком, но тем не менее это был именно человек, а не жуткая териоморфная тварь, или тем паче какое-нибудь мыслящее желе, или гриб, оби­льно представленные в произведениях земных фанта­стов. То, что это человек со звездолета, генерал Коври­гин не сомневался ни минуты: для того чтобы сбить трансляцию федерального канала и ворваться в эфир, нужна оч-чень серьезная техника.

Телефон надрывался. Ковригин машинально взял трубку и услышал один за другим несколько вопросов на немецком языке.

— Да, у нас тоже,— ответил он по-русски.

— Саша, да ведь это...— наконец начала жена и тут же, прижав ладонь к губам, умолкла.

Генерал спокойно дослушал своего зарубежного со­беседника, попрощался и положил трубку. Изображе­ние на экране между тем расширилось: появился еще один человек, и если первый сохранял какое-то спо­койствие и говорил членораздельно, пусть и на неизве­стном языке, то этот второй с ходу перешел на ор. Было отчего орать: человек был гол до пояса, торс рас­полосован, а в спине его — чуть выше правой лопат­ки — сидел нож с желтой фигурной рукоятью.

А кил гарекггаа!— вопил он.— Йамма ка эльмар дайфа! Акил гарекггаа!

За его спиной виднелся внушительный арочный проем, обведенный световым контуром, то потухаю­щим, то снова разрастающимся до больно впивающе­гося в глаза сияния. В этом проеме появились еще двое, рослые, с голыми и обильно татуированными че­репами и в матово поблескивающих металлических доспехах. В руках плоское оружие, определенно напо­минающее маленького морского ската, с коротким двуглавым раструбом и фосфоресцирующим столби­ком светового прицела...

Человек, появившийся на экране первым, оглянул­ся, а потом быстро-быстро заговорил, уже не отвлека­ясь. Это продолжалось около минуты, затем картинка из чужой жизни исчезла с экрана, и до телезрителей донесся нежный голос ведущей прогноза погоды: "...В Курске и Белгороде десять градусов мороза. В се­верной столице сохранится безветренная и солнечная погода...»

— Саша, что это было?! — воскликнула жена.— Это... они?

— Они,— сказал генерал.— Ну теперь начнется... Чтобы утверждать подобное, не нужно быть масте­ром долгоиграющего прогноза. Картинка со звездолета с орбиты Луны перебила эфир практически всех крупнейших мировых телекомпаний. Обращение при­шельца в общей сложности продолжалось одну минуту сорок две секунды. Лингвисты всего мира тотчас же взялись за перевод его короткой речи. В конце концов, это не должно быть намного сложнее перевода, ска­жем, с древнеегипетского...

Являясь главными ньюсмейкерами планеты вот уже несколько месяцев, участники проекта «Дальний берег» еще больше взбудоражили мировую обществен­ность, хотя в телевизионном инциденте непосредст­венно не фигурировали. Естественно, что основной темой для обсуждения на Земле стало именно это об­ращение неизвестного пришельца, прорвавшееся в эфир всех стран с легкостью ножа, входящего в масло.

Особенно мощно маховик дискуссий и обсуждений раскрутился после того, как был обнародован коммен­тарий группы ученых, внимательно рассмотревших речь пришельца, сопровождавший ее видеоряд и весь массив поступивших данных с точки зрения не только лингвистики, но психоаналитики и психопатологии. Ученые утверждали, что пришелец обращался к наро­дам Земли не с чем иным, как с призывом о помощи. Судя по всему, в недрах гигантского звездолета идет какой-то гибельный процесс, как то: эпидемия, граж­данская война, техногенная катастрофа с отравлением всего экипажа-населения и так далее.

Давший расширенное интервью каналу Си-эн-эн знаменитый канадский психолог и соционик Джефф Мудрик оперировал словосочетаниями типа «социумная гипертензия», «бихевиоральный модус виктимности» и тому подобными умопомрачительными терми­нами, после которых даже ТВ-реклама воспринимает­ся как благодеяние. Вся жизнь и деятельность канад­ского ученого были направлены на вывих мозгов всех вменяемых людей, и не раз компетентные органы отказывались даже комментировать выступления знаме­нитого психолога. Однако на этот раз ответом канадцу послужила официальная резолюция Совета безопас­ности ООН №1811, практически дублирующая основ­ные тезисы мистера Дж. Мудрика «Пришельцы просят о помощи». Нет смысла приводить здесь основные по­ложения, данные в этой официальной резолюции Совбеза Организации Объединенных Наций, в более до­ступной форме они были обыграны в набравшей за по­следнее время сумасшедший рейтинг программе на Первом канале РФ — «Истина дороже». Основной во­прос, который выставили на обсуждение экспертов и аудитории программы, был, что называется, двусос­тавным и гласил: «ЧТО ХОТЯТ ОТ НАС ПРИШЕЛЬ­ЦЫ И ЧТО ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ МЫ?»

В прямом эфире, как водится, разыгрались нешу­точные страсти. Приглашенные эксперты из числа по­пулярных политиков и звезд кино и шоу-бизнеса бы­стро подняли градус дискуссии. Как обычно, не было такой глупой мысли, которая не была высказана вслух. Необязательно называть имена, чтобы понять, кто именно высказывал свое авторитетное мнение: эти люди и без того на всех каналах и во всех ток-шоу...

Политик: «Какие бы то ни было переговоры с этими пришельцами следует вести только после того, как выяснится судьба наших космонавтов! Если всё в порядке и все живы, то имеет смысл обсудить те вопро­сы, которые являются для них животрепещущими. Прежде всего военное сотрудничество! Преимущество в получении инопланетных технологий должно быть дано тем странам, которые внесли наибольший вклад в разворачивание проекта «Дальний берег». Прежде все­го России!..»

Кинорежиссер: «Быть может, их корабль уже не может создавать условия для нормального человеческого существования. Я не исключаю, что они могут попросить землян о выделении территории...»

П.: «Предлагаю Гренландию. Хотя нет, там эколо­гически чистый лед! Жалко. В таком случае вполне по­дойдет Сахара, она не освоена, и там тепло».

К.: «Я только что прилетел из Нью-Йорка, так там примерно в таком же циничном духе, как вы, уважае­мый, высказывались за предоставление им земельного надела в Сибири. У каждого свой сарказм, тем паче что он совершенно тут неуместен, потому как речь идет о жизни сорока девяти наших товарищей».

Журналист: «Не следует забывать, однако, что в экипаже присутствуют трое террористов, которые проникли на борт космической станции посредством шантажа и захвата заложников. Мне кажется, что как раз они, а вовсе не пришельцы, обитающие внутри НЛО, могли стать причиной молчания экипажа».

П.: «Ну конечно! Еще бы! Трое террористов сделали так, что плохо стало всем: и землянам, входящим в экипажи двух кораблей, и инопланетянам, космиче­ским странникам, которые теперь просят у нас, так сказать, политического убежища! А о том, что мы име­ем дело с цивилизацией, создавшей чудо техники, до которого нам еще тысячу лет вприпрыжку, об этом ни­кто не подумал!»

Ж.: «Нам хотелось бы послушать мнение аудитории и затем открыть онлайн и интерактивное голосование среди телезрителей».

— Я думаю, что пришельцы неагрессивны, ведь они до сих пор ничего не предприняли. Если им в самом деле нужно убежище, то можно попробовать заклю­чить с ними сделку. Ведь они обладают технологиями.

— А я думаю, что из-за этих технологий может нача­ться новая война...

П.: «А вот это здравая мысль! Вот этот молодой че­ловек говорит совершенно правильные вещи. Мы до сих пор не можем решить собственные больные во­просы, прежде всего проблемы терроризма, сепара­тизма и ксенофобии, а при появлении новых техноло­гий, которые можно выторговать за предоставление территории, начнется новый виток гонки вооружений! И еще — появление новой этнической общности! То есть новой расы. Мы со своими-то чеченцами, курда­ми, североирландцами, басками и афрофранцузами сделать ничего не можем, а тут ТАКОЕ!»

— От нас ничего не зависит.

— Я считаю, что мы не можем позволить пришель­цам обосноваться у нас, даже если у них есть такая по­требность. Технологии, о которых только что говори­ли, будут лишь во зло. Общество должно дозреть до уровня тех или иных технологий. Об этом сказано ты­сячу раз и без нас! Недаром Эйнштейн перед смертью сжигал свои разработки Единой теории поля.

— Мое мнение...

— Думаю, что... Планета обсуждала.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...